Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

всадник

My tweets

  • Thu, 22:32: Россияне боятся Майдана, потому что после него всё будет "как на Украине": отвалится Крым и начнётся затяжная война… https://t.co/QID02ZpCVg
  • Fri, 08:44: RT @ANAKOYHER: — Почему в протестах участвовало столько молодых? — Просто те, кто родились при президенте Путине, не хотят при нем же и уме…
  • Fri, 08:44: RT @ANAKOYHER: Рогозин нанес ущерб ракетно-космической отрасли России больше, чем это могучее НАТО, которым он нас постоянно пугает.
  • Fri, 08:45: RT @SlavaTogliatti: Чо там, пиндосы из-за нищеты сегодня запустят секонд-хэнд ракету?
  • Fri, 08:46: RT @JoN_TM: — А когда будет "прямая линия"? — Не позже августа. — А где? — На кардиограмме.
  • Fri, 08:49: RT @LyapunovS: Российский танкер-газовоз Christophe de Margerie построенный в Южной Корее для СП "Ямал-СПГ". https://t.co/2LSrdnleCj
  • Fri, 08:49: RT @davasko63: На заднем плане чуваки ищут сбежавших с задостанова вшей... https://t.co/4VkE0H1cR3
  • Fri, 08:56: RT @ErnestMakarenko: Многие дети, вдохновленные литературным Гаврошем,в итоге банально сгинут в Гражданской или умрут от лишений, которые н…
  • Fri, 08:56: RT @SlavaTogliatti: Наконец-то нормальный закон приняли. https://t.co/sk6tWvVuYs
  • Fri, 08:59: RT @dw_ukrainian: Її не стало... У Москві вивезли всі книжки з української бібліотеки, яка існувала з 1920-х років: https://t.co/ezxuGnVkVk
акита

Обитаемо-островное: Почему убийство телевизионщика из Центра было для авторов ОО приемлемо

Посмотрел сегодня из интереса десять минут новости на РТР (они как раз брехали про вчерашние события в Донецке) -- и стал внезапно лучше понимать один момент у Стругацких в "Обитаемом острвое".

Когда я был маленьким и глупым (а именно в таком возрасте стоит читать эту вещь в первый раз), мне показалось неправильным то, что в конце книги Максим Каммерер взрывает Центр со всеми, кто там работал, после чего особо не убивается по этому поводу (и по поводу убитых там людей) ни сам Максим, ни Сикорски, ни, очевидно, авторы. Казалось бы, одно дело гвардейцы -- враги с оружием в руках, и совсем другое -- ни в чём не повинные телевизионщики, у которых ещё и мозги насквозь промыты башнями ПБЗ Неизвестных Отцов.

Тперь понял: таки да, дело другое. Мозги действительно одинаково промыты и у гвардейцев, и у телевизионщиков из Центра -- но именно работа телевизионщиков позволяет определить, что вкладывается в мозги при промывке.

Гвардеец сам по себе может быть отличным парнем; если с ним поработать индивидуально (как Максим с Геаем), то его даже можно из-под действия промыватора мозгов вытащить. Но когда гвардейцев много и они с автоматами -- они становятся врагом. Препятствием, подлежащим устранению.

А телевизионщик из Центра -- он сразу и гвардеец, и автомат. Это благодаря его деятельности башни ПБЗ делают всех сволочами, а не коммунарами из Мира Полдня. Соответственно, если нашему Максиму Каммереру допустимо убивать вооружённых гвардейцев, то ещё более допустимо убивать телевизионщиков из Центра. И плевать, что формально у них автоматов в руках нет -- они такие же комбатанты, но при этом опаснее, чем если бы были с автоматами. Крови на руках у них больше -- даже если сами они никого не убили.

Стругацкие это поняли ещё тогда. Задолго до наступления нашего информационного века. А до меня вот, идиота, только сейчас дошло.
майя

Мимоходом: Про книжное вредительство Мережковского, библиотечное НКВД а-ля Кинг и Судьбы Цивилизации

По любезной наводке уважаемой haez:



Очевидно антисоциальное (да и просто возмутительное) воведение г-на Мережковского по очевидным причинам напомнило мне соответствующий момент из Перес-Реверте:
Варо Борха вонзился в него непонимающим взором. Мысли его, как легко было понять, витали где-то далеко. Наконец он пожал плечами, показывая, что до Корсо ему больше дела нет, и двинулся обратно в глубь дома, предоставив гостю право выбирать: войти, стоять на пороге или отправиться восвояси.

Collapse )

-- Не заговаривайте мне зубы. Вы всё погубили, но у вас не было на это никакого права. Ни у кого нет такого права.

-- Ошибаетесь. Это ведь прежде всего мои книги. Но важнее другое: они имели утилитарную функцию. Скорее практическую ценность, чем художественную или эстетическую... Продвигаясь вперед по избранной дороге, человек должен убедиться, что никто другой не следует тем же путём. Эти книги уже выполнили свою миссию.
Потребительское "после-нас-хоть-потопное" отношение к произведению искусства -- будь то картины ли, книги ли, скульптуры или что-то ещё -- само по себе говорит о человеке очень мало хорошего. В лучшем случае он одержим гордыней -- как Мережковский или пересревертовский Варо Борха. В худшем (и более вероятном) -- это просто свинья в человеческом обличье.

Это только кажется, что книга, изданная тиражом в тысячи экземпляров всё время будет где-то существовать независимо от того, что ты делаешь с тем конкретным экземпляром, который угораздило оказаться у тебя в руках. Казалось бы, куда может деться художественное произведение, если погибнет (или будет изуродован) один-единственный его экземпляр. Ну или, если угодно -- куда оно денется, если "всего лишь" злоупотребить украденным/купленным у автора "авторским правом" и, не издавая книгу самостоятельно, одновременно не давать и другим людям распространять её хотя бы в электронном виде...

А когда Всё Кончится -- не суть важно: в огне и тьме, или в снеге и пустоте, или как-то ещё -- то от всех тех "неуничтожимых в принципе" груд книг, что составляют сейчас наше культурное наследие, останется пара томиков Лукьяненко с Донцовой, прихваченных на дежурство ракетчиком с ШПУ "Ярса". Вот по ним-то (а то и вообще по какому-нибудь бестселлеру "С.И.П.Л.Ы.Й против Б.Е.Ш.Е.Н.О.Г.О") наши (двух)головастые потомки и будут восстанавливать нашу культуру во всей ея полноте. Как мы восстанавливали культуры наших предшественников по "Илиаде" или "Слову о полку Игореве".

Увы, с высокой долей вероятности не будет там, в постапокалиптическом (а каком ещё?) будущем, ни книг Мережковского, ни тех раритетов XIX века, которые Мережковский кромсал. Так зачем торопить судьбу?
баян

Правоторговческое: Весёлые картинки от АЗАПИ и хорошие новости от BooksMarket



Если грамотно считать недополученные прибыли и смело экстраполировать, то легко можно получить "убытков от пиратов" больше, чем отрасль в принципе способна заработать.

Самый главный миф сторонников пиратства -- "пиратские библиотеки делают рекламу тем, кого пиратят" (не делают).

Самый главный миф правоторговцев-издателей -- "пираты украли у нас деньги, и мы знаем, сколько" (не знают и не украли).

Все врут. Всем хочется быть невинными жертвами.

Тем временем полку авторов, продлающих электронные тексты своих книг помимо скомпрометировавшего себя "Литреса" и загребущих лапок издателей-монополистов прибыло: к Лазарчуку на BooksMarket присоединились Лукин и Логинов. Рекомендую всем заинтересованным лицам.

Интересно, почему они все на букву "Л"?
баян

Мензурочно-зоильное: Автоматизированное литературоведение в порядке бреда, или ИЗПИТАЛ на коленке

Мне тут регулярно напоминают про бытующее (среди как авторов, так и читателей) заблуждение, согласно которому писатель становится писателем только при наличии у него изданных общепринятым способом бумажных книг. Иначе-де бездарь и графоман.

В наш век электронных книг такое рассуждение выглядит не то никак не желающим вымирать архаизмом, не то наивной (и наглой одновременно) саморекламой издательской мафии, у которой электронные книги отнимают привычную пайку.

Ни для кого не секрет, что на бумаге издаётся масса мусора и откровеннейшей графоманщины (любители фантастики это могут особенно хорошо прочувствовать). Точно так же могие уже в курсе, что вполне талантливый и интересный автор может годами писать и бесплатно выкладывать в интернетах книги, которые -- без наличия каких-либо бумажных версий -- будут с благодарностью читаться массой народа.

Итак, если "бумага" -- не критерий, то что тогда? НКЧТ? По моему скромному мнению чёткую качественную границу тут можно провести не между "настоящим писателем" и "графоманом" (тут уж каждый проводит разделительную черту самостоятельно), но между... хммм... "просто писателем" и "ну совсем в натуре писателем". И вот по какому критерию: переводимость. В смысле -- наличие переводов. Популярных издаваемых и читаемых переводов на другие языки: для неанглоязычных произведений -- хотя бы на английский язык (да: переводы с русского на украинский или с украинского на польский не катят), для англоязычных -- хотя бы ещё на два языка помимо собственно английского.

Если читатели читают произведения автора совсем не на том языке, на котором он их писал -- автор востребованный и имеющий моральное право пять минут поупиваться своей крутизной; если читают только свои -- автор местечковый, и ему ещё есть, куда расти. Причём "местечковый" автор может быть хорошим талантливым писателем, пишущим потрясающие книги -- наличие переводов будет отражать не качество творчества, но востребованность его плодов.
песец, монета

Белинское: Физтех -- да не тех, или Графомань с глазами изнутри

Основная проблема с нами, физтехами, состоит в том, что мы не боимся браться за задачи, о методах решения которых не имеем ни малейшего представления -- и, как результат. способны чёрт знает до чего дорешаться, если рядом не будет человека, который знает правильный ответ. Соответственно, если физтех возомнит себя, допустим, писателем, то у него может получиться шедевр. А может и то, что мы имеем в данном случае.

Первое, что я сделал практически сразу после начала прочтения -- контекстной заменой поменял все олбанизмы автора "фестех" (которые он явно считает очень остроумными и жутко концептуальными) на нормальное написание. Унылого петросянства в тексте вообще много, и в тех случаях, когда автор решает "пошутить" на физическую или математическую тематику (а не просто пересказать очередной бородатый анекдот из студенческой жизни), становится ясно, что с физикой и математикой у него не сложилось. Если добавить то, что автор сам родом из какой-то московской долгопы и, соответственно, общаги не нюхал, то становится совсем неудивительно, что найти в книге атмосферу Физтеха практически невозможно. Даже про лабник автору толком рассказать не удалось.

Вывод (по прочтении половины текста, который я не факт, что буду дочитывать): читать имеет смысл только физтехам (в идеале -- хорошим знакомым автора, лично участвовавшим в описываемых событиях). Для ностальгии. В отсутствие более интересного чтения.

PS: Помню, когда-то я читал "76-Т3" Якова Арсенова. Вот там после прочтения книги несмотря на все её недостатки было ощущение, что второе высшее техническое получил (не в смысле знания, а в смысле проживания ещё одной студенческой жизни). А в случае опуса Лебедева ситуация прямо противоположная: сразу видно, что и глаза, и руки у него растут откуда-то "изнутри".

x-posted on fizteh: http://fizteh.livejournal.com/256557.html
майя

Лингвистическое: Хаммурапи читает Пушкина

По любезной наводке уважаемого ivanov_petrov воспроизвожу http://banshur69.livejournal.com/27056.html здесь для развлечения и просвещения любезных моих френдов:

Несколько френдов попросили меня рассказать про то, как мы по примеру Дьяконова переводили Пушкина с русского на аккадский. Думаю, что эта история будет интересна многим. Поэтому я не посылаю ее личным сообщением, а выставляю на всеобщее обозрение.

Весной 1989 года наша группа ассириологов III курса участвовала в семинаре по первой таблице Эпоса о Гильгамеше, который вел в Институте востоковедения И.М.Дьяконов. После одного из занятий Дьяконов прочел несколько строк из "Евгения Онегина" в своем переводе на аккадский, и мы возгорелись желанием сделать то же самое. Поэтому на ближайшем занятии по аккадскому языку мы подговорили нашего преподавателя дать нам на перевод какое-нибудь четверостишие Пушкина. Сергей Георгиевич Кошурников (а он был блестящим знатоком вавилонского диалекта аккадского языка) несколько секунд подумал и сказал: "Хорошо. Переведите вот что:

Если жизнь тебя обманет --
Не печалься, не сердись,
В день уныния смирись,
День веселья, верь, настанет.
"

Мы весело засели за перевод, но трудности были столь велики, что мы проскрипели мозгами всю пару. А трудности были двух видов. Во-первых, аккадская грамматика с ее сложной видо-временной системой и системой расширенных глагольных основ (т.н. пород). Во-вторых, аккадская поэтика, учитывающая только ударные слоги и не знающая конечной рифмы. Но была еще и третья трудность, пока не видная нам. Она не видна, пока ты не засел за перевод. И это была трудность культурологическая. Переводим-то мы не только с языка на язык, но и с культуры на культуру. А здесь культуры отстоят друг от друга на две с половиной тысячи лет. Хаммурапи читает Пушкина и осмысляет его в категориях только своей эпохи.

Collapse )

Вот и получили перевод, довольно корявый, но по смыслу точный, а последние две строки вообще близки к пушкинскому размеру. Ударные отмечаю большими буквами.

Ина балатИка шимАт-ка тубаддИка-ма
нИссата лА ташАддад мАртака ай Эззи
Ина Ум намрАцим кИтнаш
лЮ укАрраб Ум хидАтим


(Если) при твоей жизни Судьба твоя обманет тебя -- тогда
Депрессию (в сердце) не тащи, печень свою не яри,
В день огорчения склонись,
Пусть приблизится день веселья.

Вот так Хаммурапи прочитал Пушкина.

акита

Мимоходом: Чувство юмора писателя Ы.

Писатель Ы. очень любил детей и Севастополь. Писатель Ы. не раз говорил -- отчасти в шутку, отчасти нет -- что "на Перекоп надо ввести российскую армию и забрать Крым обратно".

У писателя Ы. наверняка что-то есть в голове. Что -- я не знаю. Но книШШки он пишет неплохо.

Incident in Crimea -- A party of ten men of the 33rd [(or The Duke of Wellington's) Regiment] encounter a dozen Russians. Both sides having expended all their ammunition, resort to throwing stones.


PS: На картинке -- эпизод из славного боевого пути 33-го (герцога Веллингтона) Королевского Пехотного Полка времён Крымской войны: десяток британских солдат, уже истратив полностью боеприпасы, наткнулся на дюжину русских солдат, столкнувшихся с той же проблемой. Пришлось перекидываться камнями.
майя

Проблемы перевода: Читаем Умберто Эко в переводе Елены Костюкович

Великолепная книга Умберто Эко "Пять эссе на темы этики", каковую я безусловно рекомендую всем моим френдам, в русском переводе Елены Костюкович содержит такой милый фрагмент, который, надеюсь, вы оцените по достоинству:
Collapse )
Что тут можно сказать? Разве что, процитировать другую вещь мастера -- "Сказать почти то же самое: Опыты о переводе" (на сей раз -- в переводе ("с итальянского и прочих") Андрея Коваля:
Collapse )
А вообще, Елена Костюкович -- это, конечно, живой классик. Прежде всего -- классический переводчик романов Умберто Эко на русский язык. И катить на нее бочку -- моветон-с... И, все-таки, рвется изнутри меня крик души:

Граждане переводчики!
Смелее овладевайте новыми предметными областями!
Не стесняйтесь спросить другого о том, в чём ни шиша не понимаете сами!