Alkor (alkor_) wrote,
Alkor
alkor_

Размышлятельное: Подзатянувшаяся РуZZкая Весна как форма зомби-апокалипсиса

Когда-то, когда я был маленьким и глупым -- пожалуй, что и вовсе в прошлой жизни -- я виртуально проводил часть своего времени в одной окололитературной интернет-тусовке, о чём совершенно не жалею. Я встречал та разных людей -- плохих и хороших Знакомство с некоторыми из них удалось продолжить в оффлайне.

В конце концов, я ушёл оттуда, хлопнув дверью, и больше не оглядываюсь назад. Но речь не об этом. Так вот, из всех людей, которых я тогда знавал, мне сейчас вспомнились двое. Их обоих нет уже с нами.

Первый из этих людей жил в тех краях, где Magyarország плавно перетекает в Угорщину. У него был кумир, а я уличал этого кумира во лжи и подлости. Нетрудно догадаться, что мы недолюбливали друг друга и называли земляным червяком и прочими нехорошими словами (из коих моё любимое -- "сей орнитологический курьёз").

Я встретил снова этого человека в Интернете позже. Он был на Майдане, принял его всем сердцем. Помогал крымским беженцам, когда страна его кумира оккупировала Крым. Читал, как тот ходит в Кремль за бирюльками и в интервью рассказыват, что: "забрать Крым и стать изгоями лучше, чем отдать на разграбление чужим." Грабитель-чужой -- это как раз и был мой виртуальный знакомый с точки зрения своего кумира.

А потом он умер. От рака. Мы собирали деньги на операцию, но операция не помогла. Так бывает с операциями. Тем не менее, после Майдана и оккупации Крыма он прожил ещё полтора года -- зная, что его предали и стараясь не говорить ни с кем об этом. Наверное, ему было больно. Возможно, он к этой боли привык и научился жить с нею. В эпитафии, которую он попросил оставить, когда уйдёт, 0н цитирует слова одной из книг своего падшего кумира.

«В свете желтой лампады на плите виднелись старинные выпуклые буквы. Корнелий прочитал и быстро встал. Вот что было написано: ОСТАВЬТЕ СКОРБЬ. ОН ИСПОЛНИЛ МЕРУ СВОИХ ДЕЛ. ПОКА ЖИВЫ, СТРЕМИТЕСЬ К ТОМУ ЖЕ.»



Я вспомнил про него на днях, когда в ворохе мукачевских новостей наткнулся на небольшую заметку про прошедший в Ужгороде мемориальный турнир по петанку. Турнир был посвящён памяти моего знакомого и назван в честь него его сетевым никнеймом -- "Fatangel Cup". Переходящим кубком турнира была каска с надписью "ВВС. Не бити! Нашою головою думають мільйони...", в которой он освещал события Майдана в качестве корреспондента ВВС по Закарпатской области. Глаза мне, впрочем, зацепил никнейм, а не каска.

Тогда же я вспомнил и о втором человеке из той же тусовки. Он жил несколько севернее. Настолько, насколько можно быть другом с человеком, ни разу не встретив его в реале, мы были друзьями. Наши с ним взгляды на то, что есть ложь и что есть подлость, совпадали вполне.

Скорее всего, будь он жив, мы были бы с ним сейчас по разные стороны баррикад, но из двух сособов умереть он выбрал менее болезненный -- умер по-настоящему. Чертовски отвратительно воспринимать смерть друзей таким образом.

И вот подумалось мне, что мы живём внутри одного большого зомби-апокалипсиса. Люди, которых мы знали, и которые умерли для нас, продолжают ходить среди живых, их знакомые до боли лица искажены злобно-бесмысленной гримасой, а скрюченные пальцы протянуты в предвкушающей дрожи вечного неутолимого голода... И выбор, собственно, невелик: или палить с обоих стволов из обреза двустволки в это самое знакомое до боли лицо, или бежать -- и пусть ушедшие уже друзья продолжают портить себе некролог.

Грустно всё это.
Tags: Графика, ЖЖизнь, Политика, РуSSкая весна, Сеть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments