Alkor (alkor_) wrote,
Alkor
alkor_

Приразломное: Предыдущий визит импортных пиратов на отечественную платформу

По любезной наводке уважаемого scaredy_cat_333, в продолжение http://users.livejournal.com/alkor_/529904.html:

...половина рабочих с "Приразломной" ночует не на платформе, а на борту "Анны Ахматовой" -- пассажирского судна, которое бросило якорь неподалёку. Каждый день около пяти утра корабль-отель поднимает якорь, отправляется к платформе, где пришвартовывается двумя концами к буровой. Трап опускают, и сонная масса недовольных ранних подъёмом сварщиков, слесарей и т.п. нестройным шагом направляется к своим рабочим местам. Вечером история повторяется -- они возвращаются, отдыхают в своих кубриках, ужинают, желающие смотрят фильмы, а потом все идут спать.

Итак, около 3.30 утра две лодки с судна "Арктик Санрайз" направились к "Анне Ахматовой".

Активисты в одной из лодок приковали её к якорной цепи. Через некоторое время на корабле осознали, что произошло, и слегка разозлились. Попытались приподнять якорную цепь -- лодка приподнялась, но активисты остались в лодке, затем попытались опустить цепь -- лодка зачерпнула воды, но активисты по-прежнему остались в лодке.

Через некоторое время уже не на шутку встревоженный старший помощник капитана "Приразломной" отдал приказ остановить корабль и начать поливать активистов из брандспойта. Он был очень раздражен. Идея Куми использовать баннер "Минимум льда -- максимум риска" в качестве щита сработала, и активисты остались в лодках.

Время шло. Бедняга старший помощник начал понимать, что шансы "Анны" не успеть к пятичасовой пересменке растут, если лодку не уберут с якорной цепи. Он начал звонить на корабль пограничников и постарался убедить их в том, что Гринпис издевается не над платформой, а над всей страной. На что получил лаконичный ответ: "Запишите это". Немного обескураженный он спросил пограничников, собираются ли они предпринимать какие-либо действия против гринписовской угрозы: "Нет, никакого приказа не поступало".

Несчастный старпом был подавлен. Поражён и разозлен, так как понял, что береговая охране не намерена его защищать.

Он вынужден сообщить своим боссам в Москве, что смена задерживается, что приводит их в бешенство. Он также проинформировал "Анну Ахматову" и два других судна, что отдаёт приказ использовать ЛЮБЫЕ меры на их усмотрение -- лишь бы убрать "этих идиотов" и продолжить работу. Кажется, завтра на платформе ждут большую комиссию из Москвы, и им во что бы то ни стало надо закончить работы.

У него явно начали сдавать нервы. Он переходит на крик и обрывает фразы на полуслове, заходится долгими приступами кашля, а временами речь становится совсем бессвязной. Честно говоря, мне очень жаль этого парня!

Он отдаёт приказ опустить якорную цепь до упора, уверенный в том, что лодка утонет, но активистам достаточно будет просто выпрыгнуть из неё в нужный момент, чтобы уцелеть. И тут-то их можно арестовать или же их просто подберут свои. Он останавливает водный обстрел, потом связывается с нами и сообщает, что же он намерен делать дальше (с помощью переводчика, так как английский ему уже неподвластен).

Мы в ответ объясняем, что он только что, через открытый радиоканал, объявил всем, что собирается приказать капитану "Анны Ахматовой" совершить преступление в международных водах, подвергая опасности жизни людей. В ответ он бросил нам что-то вроде: "Мы будем защищать себя любыми доступными способами".

Мы просим его подождать и вызываем береговую охрану, которая и без того прослушивает все наши разговоры. Информируем пограничников: только что получили сообщение, что капитану "Анны Ахматовой" был отдан приказ совершить акт, равносильный умышленному убийству или, в лучшем случае, вопиющей халатности, и запрашиваем помощи правоохранительных органов (то есть самих пограничников) в предотвращении этого преступления.

Опять лаконичное: "Вас понял".

После этого мы снова вызываем "Анну Ахматову" и информируем капитана, что он лично будет нести ответственность за любые ранения или смерть людей в лодке, если он выполнит приказ с "Приразломной". Он не дает нам договорить и сообщает: "Я получил самые строгие указания от своего начальства ни при каких обстоятельствах не опускать цепь".

Старший помощник капитана чуть не плачет. Он выдавливает из себя что-то вроде: "Парни, ну, всё уже, пресса про вашу акцию написала, давайте уже, заканчивайте с этим..." Мы отвечаем: "Пиар здесь ни при чём. Мы здесь, чтобы остановить уничтожение планеты!"

Времени остается все меньше и меньше -- следующая смена с "Анны Ахматовой" назначена на 12:00. Рабочие на борту "Ахматовой" уже начинают посмеиваться и делать ставки на то, сколько мы протянем. Матрос, который поливает нас из брандспойта с носа судна, машет Куми рукой и извиняющимся тоном говорит: "Извини, работа такая", отводя при этом струю воды от нашей лодки немного в сторону.

Однако старший помощник уже на пределе. Он приказывает остальным судам навести свои гидромониторы – это те же брандспойты, только давление в них может достигать 20 атмосфер, и они могут добивать до самой высокой точки платформы, -- прямо на наши лодки.

Дальше начитается полное светопреставление. Водяные струи выбивают наших активистов из основной лодки прямо в 9-градусную воду Баренцева моря вместе со всем, что было в лодке. Лодка с прессой, хотя и избегает прямого попадания, но прибивается струей к борту "Анны Ахматовой" и чуть не переворачивается. Давление воды поднимает ураганный ветер. Ничего не видно (хотя, все же, в брызгах воды видны многочисленные радуги).



Когда водяная пыль рассеивается, активистов вытаскивают из воды, якорная цепь "Анны Ахматовой" начинает ползти вверх, обрывая цепочку, которой была прикована наша лодка. Лодку мы подбираем и... О, чудо из чудес! Мотор лодки всё ещё работает!

На этом половина рабочего дня "Приразломной" потеряна.

Как только "Анна Ахматова" начинает движение по направлению к платформе, мы вводим в действие 4 надувных быстроходных лодки и останавливаемся позади нее, готовясь пришвартоваться.

Старший помощник капитана уже и не знает, как на это реагировать. У него опустились руки, от стресса и переживаний на него накатило глубочайшее уныние. Он связывается с береговой охраной, которая сообщает ему, что они наблюдают за ситуацией и докладывают о ней своему командованию каждые полчаса, однако командование по-прежнему отдаёт приказы не вмешиваться.

Пока наши лодки на плаву между платформой и кораблём (а мы, конечно же, будем держать их на плаву), "Приразломная" не сможет провести заключительные работы.

Завтра будет еще один важный день -- из Москвы должны прилететь большие шишки. С нетерпением ждем этого...


PS: Автор текста -- Дмитрий Литвинов, гринписовский специалист по связям с общественностью; задержан на два месяца в Мурманске по обвинению в пиратстве. Автор фотографии -- Денис Синяков, наёмный гринписовский фотограф, ошибочно называемый в отдельных изданиях "журналистом" (каковым не является); задержан на два месяца в Мурманске по обвинению в пиратстве. Упомянутый в тексте "Куми" -- Куми Найду, самый главный гринписовский начальник; предусмотрительно не поехал на платформу во второй раз и пока гуляет на свободе.

UPD: http://perevodika.ru/articles/23627.html

UPD2: Путин охотится на гринписовских пиратов, не используя неэкологичного огнестрельного оружия:

[Путин, драккар, арбалет, МНОГО]
Tags: Бандерлоги, Графика, Дискуссии, цЫтаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments