Alkor (alkor_) wrote,
Alkor
alkor_

Categories:

цЫтаты: из книги Ю.П.Костенко "Танки (тактика, техника, экономика)"

Практические вопросы применения военных гусеничных и колесных машин в условиях радиационного заражения

Рисунок инженерной машины разграждения ИМР-2Приспособленность современной бронетанковой техники в условиях применения ядерного оружия проверялась в ходе учений с имитацией ядерных взрывов и расчетными оценками. Первый практический опыт действий БТТ в условиях радиоактивного заражения был получен при аварии на Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС).

При ликвидации последствий аварии на ЧАЭС применялись гусеничные инженерные машины разграждения ИМР-2, бронированные ремонтно-эвакуационные машины (БРЭМ) и плавающие транспортеры ПТС-2, а также колесные боевые разведывательно-дозорные машины БРДМ-2РХ и бронетранспортеры БТР-70.

Рассмотрим вопросы, связанные с конструкцией этих машин.

1. Защита экипажа. Все указанные машины перед отправкой на ЧАЭС были оборудованы дополнительной противорадиационной защитой (ПРЗ) в виде свинцовых плит, устанавливаемых внутри и снаружи машины в зоне рабочих мест экипажа.

Для БРЭМ, ПТС-2 и БТР-70 эта мера обосновывается тем, что данные машины не предназначены для работы в условиях, подобных возникшим на ЧАЭС.

Машины же ИМР-2 и БРДМ-2РХ предназначены именно для работы в зоне разрушений в районах, подвергшихся ядерным ударам. И то, что для работы в зоне реального радиационного заражения потребовалось срочно в полевых условиях оборудовать их дополнительной ПРЗ, говорит об очень упрощенном подходе (как на этапе выработки ТТТ, так и при создании этих машин) к оценке возможного действия на экипаж γ-излучения.

Принципиальное различие в характере воздействия (на личный состав и технику) обычного оружия в зоне боевых действий и радиации в зоне радиационного заражения состоит в том, что в первом случае действуют вероятностные законы поражения, а во втором — тотальный закон (вся техника и весь личный состав, находящиеся в зоне заражения, подвергаются воздействию радиации).

В связи с этим возникает необходимость существенного уточнения требований по защите экипажа и по сохранению работоспособности машин в зоне радиационного заражения.

Если при проектировании машин защита экипажа рассчитывалась исходя из того, что источником радиации является зараженный грунт и γ–излучение действует со стороны нижней полусферы. то опыт работ в районе ЧАЭС показал, что источник излучения в районе разрушений находятся не только на грунте но и на развалинах сооружений, включая уцелевшие части крыш, а в лесу такими источниками являются и кроны деревьев. Следовательно, экипаж должен быть защищен со стороны как нижней, так и верхней полусферы.

Рисунок утепрокладчика БАТ-М2. Приспособленность машин к дезактивации. Опыт показал, что из-за особенностей конструкции машин затруднена их дезактивация. Наиболее неудачна в этом отношении машина ИМР-2 Обилие открытых полостей и труднодоступных мест в инженерном оборудовании и снаружи машины, куда легко попадает радиоактивная пыль и грязь, которую потом невозможно полностью удалить, приводит к тому, что при дезактивации эту машину невозможно отмыть до уровня, позволяющего вывести ее из зараженной зоны.

Требует совершенствования для всех (колесных и гусеничных машин, которые должны работать в зоне радиоактивного заражения, конструкция и установка воздухоочистителя (ВО) двигателя. При работе в зараженной зоне ВО превращается в концентратор радиоактивной пыли и потому его конструкция должна быть такой, чтобы время, затрачиваемое на его замену, было минимальным. Желательно иметь фильтрующий элемент одноразового применения. Если же это невозможно, то должна обеспечиваться его эффективная промывка.

Вопросы эксплуатации и обслуживания машин ИМР-2, работавших в зоне ЧАЭС, рассмотрим на примере двух отрядов (каждый из шести машин). Первый отряд прибыл в зону ЧАЭС 29 апреля, второй — 6 мая 1986 г. Машины обоих отрядов принимали участие в работах по сбору и захоронению радиоактивных продуктов аварии, в валке деревьев и расчистке зараженного мертвого леса, в установке опалубки защитной биологической стенки в районе четвертого блока. При установке опалубки в отдельных случаях машины работали в зонах, в которых уровень радиации достигал 360 Р/ч. При этом уровень радиации внутри машин доходил до 15 Р/ч. На 1 июня 1986 г. наработка машин в первом отряде составила в среднем 150. а во втором — 100 ч. После попытки проведения дезактивации отдельные элементы конструкции машин имели следующий уровень радиации: воздухоочиститель 5, двигатель 3, надгусеничные полки 3,5, гусеница 2, днище в районе моторно-трансмиссионного отделения 1, выхлопной патрубок 1 Р/ч. При этом отметим следующее: за указанное время воздухоочистители с машин снимались дважды и подвергались мойке в специальных ваннах увеличенного объема, однако и после промывки уровень радиации не опускался ниже 3,5 Р/ч, за это время масло в двигателях не менялось; при мойке машины задержавшуюся радиоактивную «грязь» невозможно было смыть.

За время обслуживания указанных машин три офицера технической службы, не принимавшие непосредственного участия в работах по ликвидации последствий аварии, получили дозы облучения соответственно 5; 9 и 4 Р.

Кроме того, имели место несколько случаев, когда у машин, работающих в районе четвертого блока, резко возрастал уровень, радиации гусениц. При тщательном контроле оказалось, что между грунтозацепами траков впрессовывались куски грунта или графита, уровень излучения которых достигал 150 Р/ч. Для их извлечения был изготовлен специальный лом длиной 2 м, с помощью которого эти куски с трудом извлекались, а затем на носилках доставлялись к месту временного хранения.

Из приведенных данных следует, что при совершенствовании машин типа ИМР необходимо обеспечить возможность осуществления дезактивации таких машин с целью их последующей эксплуатации вне зоны радиационного заражения. При этом следует предусмотреть возможность проведения соответствующих изменений на парке машин ИМР и ИМР-2, находящихся в войсках.


Радиационная обстановка возле разрушенного реактора ЧАЭС
Уровни мощности экспозиционной дозы (Р/ч) на территории ЧАЭС на период начальной стадии строительства объекта "Укрытие". Значения обведенные желтым - МЭД на уровне 1 метра от земли по состоянию на 10 июня 1986 года. Не обведенные цифры - МЭД по состоянию на 22 июля 1986 года.


3. Специальные требования: а) Эвакуация машины и экипажа. Во время работы машины в зоне с высоким уровнем радиации при потере ею подвижности или при других неисправностях выход экипажа из машины запрещается. В конструкции машины должна быть предусмотрена возможность ее автоматической сцепки с исправной машиной для последующей буксировки а зону с пониженным уровнем радиации. Учитывая, что при работе в экстремальных условиях возможны случаи нарушения нормальной жизнедеятельности экипажа, конструк ция рабочих мест экипажа, расположение люков и различных рабочих органов в районе люков должны обеспечивать возможность доступа снаружи к находящемуся внутри машины неработоспособному экипажу и эвакуацию его из машины.

б) Сохранение радиационной чистоты рабочих мест экипажа. Исходный позиции и площадки технического обслуживания машин типа ИМР, работавших в зоне четвертого блока ЧАЭС, находились в местах, уровень радиации которых составлял 0,5— 1,5 Р/ч. В этих условиях экипаж и технический персонал на обуви и обмундировании заносил значительное количество радиоактивной «грязи» внутрь машины. Такая «грязь» с жидким раствором попадала туда и во время мойки машин. Причем из-за плохого уплотнения люков жидкость попадала внутрь в таких количествах, что это вызывало отказы электрооборудования системы пуска двигателя, гидравлических систем управления, телевизионных приборов. Учитывая, что конструкция оборудования рабочих мест экипажа практически исключает возможность их дезактивации, необходимо обеспечить максимальную герметизацию рабочих мест, предусмотреть укладку снаружи машины сменной обуви и, возможно, сменного комплекта комбинезонов.

Все изложенное выше о машинах типа ИМР практически полностью можно отнести к колесным и к гусеничным машинам химической и радиационной разведки, а в части дезактивации — к танкам, БМП и БТР, так как последние приспособлены для ведения боевых действий в зоне радиационного и химического заражения, а их конструкция не многим лучше (по сравнению с ИМР) приспособлена для проведения дезактивации.

Перейдем теперь к одному из важных вопросов эксплуатации машин — периодичности их обслуживания. Для боевых и инженерных машин, кроме ежедневного технического обслуживания, предусмотрены еще два вида обслуживания в зависимости от того, в каких единицах выражается наработка — в километрах пробега или в часах работы двигателя. Опыт показал, что для машин, работающих в зоне радиационного заражения или преодолевающих такую зону, в инструкции по эксплуатации должен быть введен раздел о порядке и периодичности проведения обслуживания машины также в зависимости от уровня радиационного загрязнения ее устройств и агрегатов. При этом допустимые нормы загрязнения должны быть увязаны с трудоемкостью их обслуживания и с допустимыми нормами безопасного облучения людей.

Пример. Предположим, что трудоемкость снятия воздухоочистителя с машины составляет 2 чел.-ч, а допустимая безопасная доза облучения 5 Р за год. Тогда допустимая норма загрязнения ВО может быть установлена 4 Р/ч при условии, что работу будут выполнять не менее двух человек. В этом случае они затратят на снятие ВО по 1 ч. За этот час каждый из них получит дозу облучения от ВО по 4 Р. Если к тому же площадка техобслуживания расположена в зоне радиации с уровнем 0,5 Р/ч, к ним добавляется еще по 0,5 Р. Всего по 4,5 Р. В результате после выполнения указанной работы оба получат практически годовую норму облучения и должны быть выведены из зоны заражения и заменены другими, не подвергавшимися облучению.

Пример приведен для машин, работающих в зоне заражения. Для боевых машин, задача которых только преодоление зараженной зоны, и для инженерных машин, выполнивших задачу в зараженной зоне, определяющим будет допустимый уровень радиации для эксплуатации техники вне зоны заражения.

Опыт показал, что машины, работающие в зоне повышенной радиации, должны подвергаться дезактивации ежедневно, и это должно быть отражено в соответствующей инструкции.


ИМРы в зоне в 1986 годуЛиквидация последствий аварии возле ЧАЭСРадиационно-опасные работы на площадке ЧАЭС выполняли инженерные машины разграждения
ИМР-2 в Чернобыльской зоне во время ликвидации последствий аварии
ИМР-2 занят на работах по ликвидации радиоактивно-загрызенных конструкций возле 4-го энергоблока.
ИМР-2 на фоне разрушенного 4-го блока Чернобыльской АЭС 1986 год.
ИМР-2 на фоне Чернобыльской АЭС дезактивация территорииПередвижение машины разграждения по дорогам зоныРазрушение частных построек в Чернобыльской зоне 1986 год
Машина разграждения во время работ по созданию пионерной стены будущего Саркофага
ИМР на марше в зоне отчуждения (транспортное положение рабочего органа). Автор фото С. Кудинов
Фото агенства РИА новости. ИМР уничтожает частные усадьбы.
ИМР при ликвидации погибшего леса и захоронение в могильникиИнженерная машина в зоне отчуждения 1986 годВид ИМРа при движении по дорогам чернобыльского района
Момент ликвидации Рыжего леса. ИМР был задействован на самых опасных участках.
ИМР в зоне отчуждения в 1986 году. Автор фото С. Кудинов. На фото видно, что машина оборудована дополнительными защитными экранами от радиации.
Транспортное положение рабочего органа и крана инженерной спецмашины.


Далее рассмотрим организационные вопросы.

1. Состав рабочей группы машин. На территории ЧАЭС в мае-июне 1986 г. уровень радиации на всей промышленной площадке был 0,5 Р/ч. В зоне машинного зала и со стороны четвертого блока имелись зоны с уровнем от 100 до 500 Р/ч. В непосредственной близости от завала уровень радиации превышал 1000 Р/ч. Опыт показал, что для организации на территории ЧАЭС широкого фронта работ нужны машины с различными уровнями защиты экипажей и с различным инженерным оборудованием.
К моменту начала работ по дезактивации территории со стороны машинного зала уровень радиации от блока № 1 к блоку № 4 был следующим: в районе блоков № 1 и 2 — от 0,5 до 5 Р/ч, в районе блока № 3 — от 5 до 17 Р/ч, в районе блока № 4 (замеры проводились в 11 точках через каждые 20—25 м) в точке № 1 достигал 17 Р/ч, № 2 — 40, № 3 — 117, № 4 — 290, № 5 — 380, № 6 — 520, № 7 — 430, № 8 — 400, № 9 — 325, № 10 — 190 и № 11 — 230 Р/ч. В зоне с уровнем от 0,5 до 5 Р/ч работали радиоуправляемые бульдозеры, в зоне с уровнем от 5 до 117 Р/ч (точка № 3) работали машины ИМР-2, оборудованные дополнительной защитой, ослабляющей радиацию в 100-120 раз, в зоне от точки №3 до точки № 11 работали машины типа ИМР с защитой, обеспечивающей 500—1000-кратное ослабление радиации. Машины типа ИМР находились в ведении инженерных войск, радиоуправляемые — в ведении Минэнерго СССР. При планировании и проведении работ это вызывало дополнительные сложности и крайне нежелательные в таких условиях сбои в работе.

События на ЧАЭС показали, что для слаженной совместной работы различных групп машин в зонах заражения с разным уровнем радиации необходимо разрабатывать и строго контролировать соблюдение еже дневных почасовых планов-графиков работ для каждой группы машин, определять зоны работы каждой группы, маршруты движения групп, порядок подвоза и эвакуации контейнеров с радиоактивными отходами, а также порядок технического обслуживания машин и места его проведения. Во избежание излишнего облучения людей после утверждения указанного плана-графика необходимо определить персональный состав участников работ с учетом уже полученных ими суммарных доз облучения и расчетных доз, которые они получат при выполнении работ, предусмотренных планом-графиком.

Таким образом, в рабочую группу должны входить все типы машин, необходимые для выполнения поставленной задачи, причем группа должна иметь единое командование. В этом случае возможно ком-
плексное планирование работ в зараженной зоне и их обеспечение личным составом с учетом воздействия радиации на организм человека.

Недостаточная четкость в организации работ в зоне ЧАЭС приводила к тому, что в ряде случаев личный состав получал в 1,5—2 раза больше установленных норм дозы облучения.

2. Организация технического обслуживания машин. В сухопутных войсках ежедневное ТО машин, как правило, осуществляется силами экипажа.

Экипажи сложных машин состоят не менее чем из трех человек.

При трех членах экипажа ТО машины в боевой обстановке реально могут осуществлять только двое из них, так как командир машины в силу дополнительной загрузки не располагает для этого временем. В связи с этим общее время на обслуживание машины возрастает.

Еще больше сил и времени требуется на ТО машин ИМР-2, так как их экипаж состоит из двух человек.

В Чернобыле в инженерных войсках впервые появились машины типа ИМР с увеличенным в 1000 раз уровнем защиты от радиации, оборудованные телевизионными системами, манипулятором с электрогид-
равлическим приводом и специальными системами очистки воздуха.

Экипаж машины состоял из командира-оператора и водителя. Обязанности оператора в этих машинах выполнял офицер, обязанности водителя — сержант (классный специалист второго года службы). Экипажи проходили специальную подготовку на предприятиях промышленности.

В реальной аварийной ситуации на подготовку оператора и водителя специально для работы в новой машине, включая «сколачивание» экипажа, уходило около 10 суток. При работе в зоне ЧАЭС этот экипаж в ходе выполнения задачи, включая и техническое обслуживание машин, за 12—15 рабочих дней получал предельно допустимые дозы облучения и заменялся новым. Очевидно, что замена экипажа в ходе операции — явление нежелательное. Чтобы максимально эффективно использо-
вать экипаж для работы в зоне повышенной радиации, его надо освободить от участия в работах по ТО машины. Этим должна заниматься группа специалистов, обладающая такими знаниями и навыками, которые экипаж не может приобрести за время срочной службы.

На ЧАЭС в ежедневном ТО машин и в устранении возникавших отказов постоянно участвовали представители промышленности.

Естественно, что будут проводиться ОКР по дальнейшему повышению уровня ПРЗ машины ИМР-2, по совершенствованию ее инженерного оборудования, повышению его универсальности. В результате этих
работ ИМР-2 будет применяться в зонах с более высоким уровнем радиации. Следовательно, возрастут физические и эмоциональные нагрузки на экипаж, возрастут объемы и сложность ТО машины. Поэтому, чтобы с максимальной эффективностью использовать экипаж только для работ в зоне повышенной радиации, надо освободить его от работ по ежедневному ТО, введя для этого в штаты подразделения таких машин специальный технический персонал.


Путепрокладчик БАТ на ликвидации последствий аварии возле АБК-1 Чернобыльской АЭС
Фото путепрокладчика БАТ-М при работе на промплощадке Чернобыльской АЭС. Возле АБК-1 (административно-бытовой корпус) атомной станции.


В заключение остановимся на вопросах дистанционного управления машинами. События на ЧАЭС привели к активизации работ по введению дистанционного управления инженерными машинами и комплексами. Работы велись промышленностью при участии инженерных войск. Использовались отечественные разработки и образцы, закупленные за рубежом.

Были опробованы системы управления от простейших (с визуальным наблюдением в пределах прямой видимости оператора) до самых сложных (с телевизионными системами наблюдения, дающими стереоскопическое изображение). Но в условиях ЧАЭС существенных положительных результатов достичь не удалось.

Следует отметить, что все замечания по опыту работы в зоне ЧАЭС, относящиеся к обычным инженерным машинам, можно отнести и к машинам, входящим в роботизированные комплексы. В связи с этим отдельные вопросы приобретают еще большее значение. Так, необходимо особенно надежно защитить от попадания влаги радиотелевизионную аппаратуру, приборы и устройства электроавтоматики, сократить до минимума затраты времени на контрольно-проверочные операции и ежедневное ТО. Конструкция машин и устанавливаемого на них оборудования должна обеспечивать возможность их дезактивации до уровня остаточной радиации, позволяющего выводить эти дорогостоящие машины из зоны заражения и использовать многократно.

Конструкция роботизированного комплекса, работавшего в зоне ЧАЭС, не отвечала этим требованиям, в результате чего в ходе работ имели место многочисленные отказы, а по окончании работ оказалось невозможным снизить радиацию машин до допустимого уровня.


Инженерная машина разграждения, брошенная в городе Чернобыль. Автор фото - Борис Близнюк
Остатки инженерной машины разграждения (ИМР-2), брошенной в городе Чернобыль (фото 2008 года).


Вывод. При разработке новых и совершенствовании серийных машин, предназначенных для ведения работ или боевых действий в зоне радиационного заражения, рекомендуется учитывать результаты анализа применения бронетанковой техники в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.
Tags: Графика, История, Ядерное, цЫтаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments