September 15th, 2011

баян

Мимоходом: Творцы и Все-Все-Все, или Избранные места из самого себя, любимого

По мотивам дискуссии с уважаемымblaster2009, в продолжение http://users.livejournal.com/alkor_/402558.html:

(1) Творцы и Деньги

Collapse )

(2) Творцы и Воры

Collapse )

И так далее, и тому подобное.

(3) Творцы и Революции

А так ли ново то, что происходит?

"Революция Интернета" кажется мне очень адекватным отражением "революции Гуттенберга". Это ведь только кажется, что печатный пресс революционизировал только книгопечатание, на самом же деле он ударил сразу по нескольким направлениям.

Collapse )

И вот тут мы подходим к книгам. На момент появления печатного станка книги переписываются от руки. Каждая такая книга -- плод индивидуальной (и довольно тяжёлой) работы. Разные копии одной книги могут отличаться (разные переписчики делают разные ошибки при мереписывании -- спасибо им за это большое!). Пяток книг в сундуке -- уже библиотека (да и не каждый может себе позволить так много книг сразу). Книга -- лучший подарок, причём на всю жизнь. Авторы живут не так долго, как их книги -- и потому обеспечивают себе пропитание не гонорарами, а как-то ещё. "Издатели" -- в основном городские ремесленники (плюс монастырские скриптории и университетские стузиозусы). Рынок невелик, но чётко очерчен. Что переписывать, решает как правило заказчик, внося предоплату. Чудесный стабильный мир.

И вот тут появляется Его Величество Печатный Пресс. Вместо одной книги можно тиснуть тысячу. Вместо вечного -- сиюминутное. Вместо потакания потребностям покупателя -- формирование этих самых потребностей. Художники-миниатюристы больше не гробят зрение на многократном вырисовывании орнаментов -- они гравируют их на плашках и стригут купоны. Ремесленники-переписчики переквалифицируются в калиграфов -- теперь рукописная книга и рукописный текст вообще окончательно становятся предметом роскоши. Авторы... Ну, про авторов я уже написал выше.

Могли ли переписчики книг времён Гуттенберга возжелать устранить конкурента, поразбивав и запретив бесовские машины? Могли и желали (и даже разбивали). Относились ли к первопечатникам с подозрением власти предержащие? Относились -- и вполне заслужено. Можно ли было загнать этого джинна назад в бутылку? Технически нереально. Сказалось ли появление печатного пресса на тогдашней экономике и жизни вообще? А вы как думаете?

Вот и с Интернетом ровно та же самая петрушка. Перемены объективно обусловлены, увы. Можно не любить закон всемирного тяготения. Можно даже стать жертвой закона всемирного тяготения -- и все тебя пожалеют. Только вот ни запретить, ни отменить этот закон не получится никак.

Но если приложить усилия, можно научиться летать.