Змей (_zmei) wrote,
Змей
_zmei

Categories:

Экономика РОЗ(Распил-Откат-Занос)

Отличная серия из трех статей Станислава Белковского о нашей экономике и системном кризисе.

Мы стоим на пороге великих свершений. Которые ни к чему не ведут и никому не нужны.

Например. Как намедни стало известно, в Москве будут построены 5 тыс. ультрасовременных бомбоубежищ. Строительство обойдется в несколько миллиардов американских долларов. По меньшей мере. Ибо смета может вырасти в процессе строительства, как оно почти всегда и бывает.

В связи с этим потенциальным свершением возникают простейшие вопросы:



1. Проведена ли предварительно инспекция старых бомбоубежищ, в изобилии построенных советской властью? Нельзя ли их как-нибудь использовать, даже с учетом некоторой модернизации, вместо того, чтобы делать новые?

2. Как соотносится идея построения новейших бомбоубежищ с действующей военной доктриной России? Ожидаем ли мы в обозримом будущем массированного ракетного-бомбового удара по российской столице и если да, то с чьей стороны?

Или— другой пример. Под Москвой на территории от 300 до 600 га (приблизительно, ибо достоверной цифры не знает никто) будет построен пятизвездочный офисно-гостинично-жилой комплекс. Замаскированный под научно-технологический центр. Называется он с особым цинизмом— «инноград». «Инноград Сколково», если полностью.

Помощник президента РФ Аркадий Дворкович пообещал, что в этом комплексе будут лучшие (в мире? в России? в Московской области?, чиновник не уточнил) гольф-поля, рестораны и концертные залы.

Благодаря этому, как предполагается, в офисно-гостинично-жилой комплекс «Сколково» поедут ученые и инноваторы со всего мира. Из федерального бюджета на все это «Сколково» будет потрачено 180 млрд рублей, т.е. почти $6 млрд.

Спрашивается. Если действительно речь идет о науке и технологиях, то почему было не взять готовые наукограды, каких в России имеется изрядно, с уже завезенными туда мозгами и действующей (пусть и сильно изношенной) научной инфраструктурой, и просто не обновить их до должного состояния? Вышло бы гораздо дешевле и эффективнее.

Еще пример. В рамках программы технологической модернизации России планируется создание некоей «национальной поисковой системы». Ну, как Google, только лучше. Что это такое? Зачем оно? В конце концов, у нас же есть несколько давно разработанных в России поисковых систем. «Яндекс», например.

Если очень хочется, эти системы можно улучшать. Хотя тоже неясно, к чему. Почему нельзя искать с помощью Google, созданного, кстати, тоже не без участия русских мозгов? Что от этого принципиально изменится? Да и что значит «национальная», если вся собственность, как пить дать, будет оформлена на офшоры, как это нынче исключительно принято?

Таких примеров можно с лету привести еще десятки, если не сотни. Не будем перегружать виртуальное пространство.

Все вопросы, адресуемые авторам-инициаторам перечисленных и неперечисленных проектов выдающихся свершений,— риторические. Они не нуждаются в ответе. Ответ известен и так.

Все затевается только и исключительно с целями: распила государственных денег; выплаты отката лицам, от которых зависит принятие решения о выделении этих государственных денег; получения превентивных взяток (так называемого заноса) лицами, влияющими на ход проекта на всех его стадиях.

Говорят, что у нас, в РФ, сформировалась экономика трубы. Это не совсем так. Труба— всего лишь бессловесное металлическое орудие этой экономики. Основу же ее составляют три понятия, они же факторы, они же источники и составные части: а) Распил; б) Откат; в) Занос. Это экономика РОЗ.

Распил, откат и занос стали не просто целью экономической деятельности в современной России. Но практически единственным побудительным мотивом такой деятельности. Там, где заведомо непонятен объем, цвет и запах РОЗ, просто никто не будет ничем заниматься.

Ни люди, ни идеи, ни частные или общественные потребности, ни национальные интересы, в конце концов, не имеют никакого значения. Вернее, если правильно посчитана сумма РОЗ, то к этому можно пристегнуть и национальные интересы, и модернизационный прорыв в наступающее завтра. Поскольку в каждом проекте есть еще небольшой PR-бюджет, разумеется.

Некоторые интеллектуалы— от профессора Никиты Кричевского до банкира-издателя Александра Лебедева— сокрушаются по поводу стоимости российских дорог. И предлагают внедрить в экспериментальном порядке «безоткатный» способ их строительства, что может привести к удешевлению в три раза.

Как шутка, это нормально. Но всерьез это обсуждать нельзя. Поскольку «безоткатный» способ прямо противоречит устройству экономики РОЗ. Там, где нет распила, отката и заноса, нет вообще ничего. Колесо не крутится, машинка не работает. Бизнес никуда не стремится, чиновники не принимают никаких решений. Экономическая деятельность становится невозможной. Такова философия этой экономики.

Нельзя сказать, что экономика РОЗ всегда была вопиюще неэффективной. В начале своего существования, когда эта экономическая модель только становилась на ноги, распил составлял порядка 20–30%, откат— 10%, а занос— типа 2% (помните анекдот— «на эти два процента я и живу»), все более-менее работало.

Коррупция обернулась живой водой для экономической активности. Именно благодаря коррупции бизнесмены бизнесили, чиновники быстро проворачивались на своих местах, деньги (даже в случае их трагического отсутствия в казне) выделялись, что-то строилось, что-то даже процветало.

Но вторая половина нулевых годов выявила роковую закономерность экономики тотальной коррупции (ЭТК— синоним экономики РОЗ). Оказывается, в ситуации, когда коррупция становится единственным мотивом экономической деятельности, объем распила, заноса и отката неконтролируемо растет.

Когда распил (т.е. сумма, подлежащая уворовыванию в разных формах) начинает превышать 60%, откат (возврат с полученных сумм)— 30%, а занос (превентивная взятка до начала проекта)— 10%, ни один проект, по-хорошему, реализован быть не может. Потому что выполнить проект при таком масштабе коррупционной составляющей можно только за счет: а) радикальной экономии на себестоимости, а значит, на качестве, и б) радикального завышения цены товара или услуги.

Экономика РОЗ неизбежно ведет к тому, что цена и качество расходятся друг от друга на космическое расстояние. В силу чего товар и услуга, сотворенные в условиях тотальной коррупции, становятся неупотребляемыми на рыночных условиях. Грубо говоря, нет никакого рыночного смысла покупать по $30 тыс. за 1 кв. м. «элитное жилье», построенное гастарбайтерами. За такие деньги лучше жить в другом месте.

Все свои убытки и несуразности экономика РОЗ вынуждена покрывать за счет государства. А государственный карман— хоть и резиновый, но все же не безграничный. И в процессе естественного развития ЭТК он обязан лопнуть (порваться). По законам не столько экономики, сколько физики.

В период своего становления экономика РОЗ, по большому счету, соблазнила миллионы простых россиян. Действовал принцип: даешь— получаешь, не даешь— иди на фиг. Показатель того, что ЭТК входит в стадию системного кризиса,— разрушение этого важного принципа. Сейчас очень часто ты даешь— и все равно идешь на фиг. А почему? А потому, что приниматели решений в экономике РОЗ настолько пресытились ее дарами, что мелкая клиентура им уже не нужна.

Здесь же и неадекватное ценообразование. Например. Если ты живешь в квартире за $300 тыс. и покупаешь справку БТИ за $3 тыс. — это нормально. Но если справка вырастает в цене до $30 тыс.— это уже за гранью. В таком случае лучше просто не получать никакой справки, то есть не покупать коррупционную услугу.

Все это неизбежно приводит к важным, системообразующим последствиям, а именно— к эрозии социальной базы такой экономической модели.

В конце 1980-х годов прошлого века советская элита пришла к осознанию того, что экономика «развитого социализма» более неэффективна. Эта государственная мобилизационная экономика была способна создать атомную бомбу и отправить человека в космос. Но не могла обеспечить усталого позднесоветского человека минимально удобоваримым набором потребительских благ.

Сегодня экономика РОЗ подходит к той же самой границе. Ее неэффективность начинают осознавать те, кто создал эту экономическую систему и управляет ею. Но избавиться от экономической модели, построенной на тотальной коррупции, будет очень непросто. Куда сложнее, чем 20 лет назад— от советской модели тотального государственного планирования.

Экономика РОЗ— это наркотик. На ее игле сидят тысячи тысяч чиновников и бизнесменов вкупе с обслуживающим их персоналом. Фактически, вся «элита», в правильном социологическом значении этого слова— «совокупность людей, принимающих важнейшие решения». Умом многие из них понимают, что с иглы надо слезать, иначе— скорая смерть. Но сердцем и руками они всё ещё тянутся к новой дозе.

Скоро нам могут-таки понадобиться эти никому не нужные бомбоубежища.

21 июля 2010 года арестован мэр подмосковного города Воскресенска Юрий Слепцов. Персонаж абсолютно системный: единоросс, к тому же— член организации «Боевое братство», прямо замыкающейся на губернатора Московской области Бориса Громова. Не какой-нибудь фрик, маргинал или случайный во властной корпорации человек.

Загремел Слепцов по наводке коммерческой структуры, арендовавшей в городе Воскресенске водопроводные сети и желавшей продлить договор аренды. Слепцов назвал условия: 540 000 рублей аванса + 25% от валовой прибыли.
Коммерческая структура, пораскинув коллективным умишком, решила: чем платить неподъемные деньги, лучше мэра сдать. Тем более что у Слепцова есть влиятельные недоброжелатели, которые сразу готовы за такое дело уцепиться.
Хрестоматийный случай. Если бы мэр, как во времена становления и расцвета экономики РОЗ, попросил бы 100–150 тыс. аванса и 5–7 (ну, максимум 10) процентов валовой прибыли, сделка сразу бы состоялась к вящему удовольствию обеих сторон.

И коммерсанты дружили бы с чиновником, а не сдавали бы его в милицию. И обе стороны секретной сделки, сидя в бане легендарного хоккейного клуба «Химик» (Воскресенск), рассуждали бы о том, какая она все же правильная, эта наша постсоветская власть.

Но— настал момент, когда совокупный размер РОЗ вошел в противоречие с экономической целесообразностью. И покупатель отказался платить за коррупционную услугу. Как и было сказано.

Впрочем, я хотел поговорить не об этом, а о более системных причинах и проявлениях кризиса экономики РОЗ в нашей современной действительности.
Экономика тотальной коррупции— часть большой властной Системы. Которая называется монетократией— властью денег. Монетократия, пришедшая в России на смену долгому коммунизму и короткому либерализму, предполагает, что единым сакральным перводвигателем Вселенной, ее всемогущей животворящей субстанцией, трансцендентной и имманентной одновременно, являются деньги.

В деньгах— все начала и концы. Объективно нет ничего, кроме денег. Остальное: идеологии, нации, цивилизации, война, мир, слава, межчеловеческие влечения — лишь иллюзии.
Идеология монетократии овладевала страной последовательно, с середины 1990-х годов. Конечно, она не могла быть провозглашена официальной идеологией государства «Российская Федерация».
Отсюда, собственно, и не слишком удачные поиски в области «витринных» государственных доктрин, в которых мы уже окончательно запутались: то ли РФ— правопреемник СССР, распад которого был «крупнейшей геополитической катастрофой»; то ли наоборот— мы чтим Антона Деникина, Ивана Ильина и Никиту Сергеевича Михалкова, избавивших нас от красно-коричневой чумы, а во всем виноват проклятый Сталин.
Но пока шла лукавая полемика о дизайне витрины, подлинная, нутряная и глубинная, идеология Системы укреплялась и цементировалась.
И, надо сказать, в начале первого десятилетия XXI века монетократия успешно прижилась на российской почве. Превратив в своих искренних последователей многие миллионы людей. Почему так получилось? Потому что монетократия была тогда освободительной идеологией.

Она несла русскому человеку, уставшему от противоречивой и незадачливой истории, а больше всего— от собственной кривой и злосчастной судьбы в этой истории,— реальную, конкретную свободу.

Свободу от чего? «От целого», как сказал Иосиф Бродский. Например, от идеологии, которая еще недавно, в эпоху модерна, казалось, должна органически быть присуща человеку. Потом же выяснилось, что перед лицом денег идеология не имеет никакого значения. Несть ни Зюганова, ни Чубайса, но везде и во всем бабло.

Свободу от любых коллективных сущностей. Всяческих Родин, партий и семей. Согласно философии монетократии, каждый человек живет строго ради делания денег с задачей их дальнейшего использования в сфере материального потребления.

И значительная часть русского народа, надорвавшегося на великих коллективных проектах прошлого— от беспощадного строительства столиц в толщах вечных болот до создания атомных бомб бесплатными руками ГУЛАГа, принял эту идею тотальной индивидуализации с тихим восторгом.

Свободу от любых различий, кроме финансовых. В условиях монетократии неважно, какое у тебя образование и в каком полку ты служил. Важно только одно— деньги. Умеешь схватить деньги— молодец. Не умеешь— дурак.

Свободу от патриархальных привязанностей и зависимостей. Дружба, любовь, преданность— все стало стоить какую-то сумму денег. Большую или маленькую, в зависимости от ранга человечка в Системе монетократии. Перед величием денег нет ни постоянной дружбы, ни фиксированной преданности, ни настоящей любви. Кроме компота из всех этих чувств по отношению к самой субстанции денег.

Свободу от приличий. Все, что соответствует воле денег,— прилично. «Сделано за деньги»— это главный вариант морального оправдания в такой Системе. Например, убийство. Из мести или ревности— это из прошлого, удел безумцев, фриков и лузеров. За деньги— понятно и объяснимо.

Деньги при монетократии субъектны, наделены разумом и волей. Они выбирают того, кто искренне и до конца любит их, т.е. на самом деле разделяет идеалы монетократии. Веришь во всесилие и всевластие Бабла— будешь богат. Нет— нет. В том и состоит высшая монетократическая справедливость.

И целую череду лет русский народ (по крайней мере известная его часть) видел в монетократии неплохой способ расслабиться и получить удовольствие. Хотя бы на финише русской исторической жизни. Ведь если после нас— хоть потоп, то почему бы и нет?
Но к нынешним временам монетократию постиг метафизический кризис. В нее по-прежнему многие верят, но многие уже— разочаровываются. Получается, что не так всесильны деньги, как еще недавно нам казалось. Наверное, все-таки не в них все начала и концы.

Это происходит потому, что человек как создание Божие все-таки не создан для такого типа свободы. Для такого вот сепаратизма.
С момента выпадения из рая человек движим одним главным инстинктом— преодолеть свое космическое одиночество, а с ним— и космический страх. Окончательно это можно сделать, только вернувшись к полному единению с Богом.
А пока это не произошло, в посюсторонней реальности, человек борется с одиночеством путем поиска своих. Братьев и сестер. По профессии, социальной группе, нации, религии и т.п. Монетократия как идеология, как определенного типа религия эту проблему не решает.
Отсюда— и стремительно-бурное появление в современной России «новых недовольных», разрастание которых признают даже аналитики «Единой России». Это люди— прежде всего актуально и потенциально активные городские жители, которые уже знают, что в стране все плохо и надо все поменять. Но что именно плохо и как поменять— не знают.

Это и не так важно. Пока кризис происходит на метафизическом уровне, как мы доложили выше. Он осознается интуитивно. Время конкретных формулировок придет чуть позднее.

В экономике РОЗ, которая является единственной органичной для монетократии экономической моделью, проявляется во весь рост еще один кризис. Более прикладной, заметный с самого близкого расстояния. Кадровый.

На протяжении более чем десятилетия отбор кадров у нас шел в основном на базе двух критериев: 1) Полная личная лояльность боссу, т.е. тому, кто поставил тебя на должность. 2) Ориентация на Распил, Откат и Занос как главные цели и мотивы любой экономической деятельности.
Другие личные качества и профессиональные данные соискателей тех или иных позиций если и рассматривались, то в качестве второстепенных. В результате на руководящих должностях в экономике РОЗ, в ее системообразующих структурах, в том числе формально государственных, преобладают жадные циники без каких-либо профессиональных амбиций.

Успех заявленных планов и проектов их не очень интересует— ведь финансовый результат достигается такими людьми уже на стадии выделения и освоения средств. А не по завершении работы. И с такими кадрами реализовать сложные проекты— будь то запуск ракеты «Булава» или построение настоящего (не игрушечного) модернизационного иннограда— очень сложно. Почти невозможно.

Основные кадры экономики РОЗ заражены паразитической жизненной философией. А она совершенно не подходит для масштабного созидания в какой бы то ни было сфере.
Потому, с таким кадровым потенциалом, надо говорить уже не о том, сколько украдут, а какие из провозглашенных мегапроектов вообще могут быть реализованы. За любые, даже самые гигантские деньги.
Системный кризис монетократии и сопряженной с нею экономики РОЗ наступает. Понимают ли это в Кремле? Нет. Там пока что ищут способ решительно трансформировать Систему, ничего существенного в ней не меняя. С этого же начиналась в свое время горбачевская перестройка.

Да, мы помним, чем она закончилась.

Экономика РОЗ, царящая ныне в России, отличается одним важным свойством. Она воспроизводит только системы и структуры (государственные и негосударственные) с высоким уровнем коррупции. Все остальное она отсекает за ненадобностью. Отрасли и предприятия с низкой коррупционной емкостью в условиях экономики РОЗ постепенно атрофируются и исчезают. Самый наглядный пример — страшные пожары, охватившие страну.
Вдруг мы узнали, что в современной России практически отсутствует система предупреждения и тушения пожаров. Она исчезла. Подобно тому, как подводная лодка «Курск» — утонула. А почему исчезла? Потому что противопожарная система не генерировала должных коррупционных мотивов и стимулов.

Трудно получить взятку с несчастного погорельца. Еще сложнее— потребовать откат с молчаливого русского леса, дремучего, как вся наша история. Этот лес будет гореть с последним достоинством, не предполагающим коррупционных взаимоотношений с некогда вышедшими из его чрева людьми.
Что мы еще познали о русском пожаротушении за последние недели и дни? Что в соответствии с новым Лесным кодексом, принятым в 2006 году, государственная лесная охрана была ликвидирована за ненадобностью.

Бремя предотвращения и тушения лесных пожаров возложено на арендаторов леса. Отчего? Оттого, что в условиях экономики РОЗ арендаторы леса хотели вести себя практически как его частные собственники. Вытворять с лесом все, что угодно. Все, что приносит деньги и удовольствия.

Старая система имени дедушки-лесника этому мешала. Вот ее и упразднили. В результате стало невозможно самое главное— раннее предупреждение пожаров и оповещение о них.
Уничтожили также федеральную авиалесоохрану. Последние жизнеспособные ее куски передали в Европейскую авиаэскадрилью, которая занимается тушением лесных пожаров в Европе (Италии, Греции, бывшей Югославии). Зачем так сделали? Затем, что европейцы хорошо платят российскому МЧС им. С.К. Шойгу за участие всяческих наших спасателей и тушителей в их европейских делах.

А деньги перечисляются… перечисляются… в общем, перечисляются в изящные оффшоры, и никто, кроме особо чрезвычайных лиц из руководства соответствующего министерства, не знает ни сумм, ни направлений их употребления. Это же гораздо выгоднее, чем горбатиться на пожаре в неплатежеспособном русском лесу.

Одно из важнейших правил экономики РОЗ: делать надо то и только то, что в данный момент времени финансово выгоднее. Независимо от общественных и государственных последствий.Еще выяснилось, что МЧС, которому с 2001 года поручена борьба с пожарами, не располагает для этого ни техникой, ни технологиями. В распоряжении министерства есть всего четыре (четыре!) пожаротушительных самолета Бе-200.

Производство этих машин на Иркутском авиазаводе закончилось, а на Таганрогском— еще не думало начинаться. В результате новые Бе-200 МЧС сможет получить не раньше 2012 года. (А в наших условиях «не раньше» почти всегда означает «позже»). Следовательно, если нам сказали, что два самолета Бе-200 были задействованы для предотвращения пожара в Ядерном центре в Сарове, то на всю прочую страну в этот момент оставалось еще только два самолета.

МЧС за все свои противопожарные годы проявило нулевой интерес к российским научно-техническим разработкам по части пожаротушения. Например, к огнегасящей бомбе АСП-500, которая одна способна потушить сильное пламя на площади в 1 000 кв. м.

И к методу пермского профессора Владимира Сретенского, который еще в 1990 году, при советской власти, запатентовал технологию эффективного малозатратного тушения торфяных пожаров. В центре технологии Сретенского находится один обычный отечественный бульдозер, каких у нас в России— в избытке.

Очевидно, коррупционная емкость внедрения таких разработок оказалась явно недостаточной, чтобы привлечь внимание экономики РОЗ.

Не стали российские госпожарные читать и доклад Института прикладной математики им. Келдыша РАН, где предсказывалось, что первое же засушливое лето ввергнет страну в пожарный коллапс. Не до того было.

Зато— самый примитивный визит на официальный сайт госзакупок позволяет узнать, что МЧС в последнее время увлекалось закупками представительских и полупредставительских автомобилей.

Например, для пожарной охраны Нижнего Новгорода был куплен Toyota Land Cruiser за 2,2 млн рублей. Еще одним развлечением эмчээсников были всевозможные исследовательские-маркетинговые-мониторинговые работы. Это один из излюбленных каналов распила и отката в условиях экономики РОЗ. В 2009 году они потратили почти 2,5 млн рублей на «исследование современных отечественных и зарубежных образцов техники и технологий в области обеспечения комплексной безопасности для формирования экспозиции МЧС РФ в рамках Международного салона средств обеспечения безопасности— 2009». Вы поняли, о чем это?

Еще было освоено 7 млн рублей на проведение «мониторинга социальной эффективности реализации мероприятий Программы, разработку по повышению их социальной эффективности и специализированного сборника о результатах реализации». О какой Программе— партийной ли, телевизионной ли— идёт речь, вообще неясно. Зато ясно, что в 2010 году на эти же нужды будет потрачено втрое больше, т.е. 21 млн рублей.

А порядка 230 млн рублей МЧС планирует потратить в текущем году на совершенствование общероссийской системы информирования населения. Эти расходы, впрочем, вполне оправданы— история с пожарами показала, что на сегодняшний день никакой системы информирования почти вовсе нет. И куда улетучились 225 млн рублей, выделенных на это дело в прошлом году, понятно не до конца.

Хотя— станем жалеть погорельцев, настоящих и будущих, но не МЧС. Всероссийский пожар поспособствует этому ведомству много к украшенью. Сейчас, когда точно известно, что система борьбы с пожарами в России отсутствует, скорее всего, сработает стандартная для экономики РОЗ реакция: если где-то что не работает, это что-то надо залить огромными государственными деньгами. Чтобы всем хватило.
Близок тот день, когда, прорвавшись сквозь невыносимую дымку нашего федерального смога (помните сбывшийся пошловатый анекдот:— Как там в Лондоне?— В Лондоне смог.— Лучше б ты дома смог!) и изблевав изо рта остатки пожарной серы, руководство МЧС РФ напишет письмо в правительство РФ с призывом-требованием экстренно выделить 100 млрд рублей на создание ультрасовременной системы профилактики пожаров и ликвидации их последствий. Можно и по частям, но надо сразу.

Параллельно МВД РФ обратится в правительство РФ с точно такой же просьбой. Про 100 млрд рублей. Указав, что МЧС борьбу с пожарами уже безнадежно профукало, а значит, ультрасовременный центр огнеборья (УЦО) должен создаваться по ведомству внутренних дел.
И госкорпорация в форме некоммерческой организации «Российские технологии» им. С. В. Чемезова обратится с такой просьбой. 100 млрд рублей. Поскольку все ультрасовременные технологии пожароборьбы сосредоточены на предприятиях этой госкорпорации. А значит, и УЦО надо сформировать в ее рамках.

И открытое акционерное общество нефтегазовая компания TНК-BP обратится в правительство РФ. За 100 млрд рублей. Потому что только компания BP располагает уникальным опытом тушения пожаров. На нефтяной платформе, в Мексиканском заливе. И если эти технологии перенести на русскую почву, пожаров в РФ больше не будет. Никогда. Следовательно, УЦО должен быть акционерным и под управлением ТНК-ВР.

Если бы нечто подобное случилось в эпоху расцвета экономики РОЗ, то дальше события развивались бы примерно так. Дали бы из бюджета не 100, а 75 млрд рублей. Из них 25 млрд рублей украли бы, а за 50 млрд построили некий УЦО. С той или иной степенью эффективности.

Но сейчас, на финише экономики РОЗ, все будет не так. Выделят не запрошенные 100, а больше— типа 137 млрд рублей. Так как в процессе рассмотрения вопроса в правительстве-Кремле появятся новые интересанты, которым тоже надо. Затем— 117 млрд рублей украдут. А за 20 млрд построят центральный офис УЦО и проведут его презентацию.

А дальше— гори оно все синим пламенем.

Но, как говорила Анна Андреевна Ахматова, не будем терять отчаянья.
Ведь еще 10 млрд рублей из федерального бюджета будет выделено на обеспечение молитвенных мероприятий с целью предотвращения пожаров и ниспослания дождей. Получит эти средства независимый консорциум в составе: общественная религиозная организация «Русская Православная Церковь Московского Патриархата» и индивидуальный предприниматель Михалков Н.С.

Основные направления расходования средств (10 млрд рублей):

* 2,8 млрд. рублей— издание специального противопожарного молитвенника для всех россиян; тираж— 280 млн экз., по два экз. на голову россиянина— если один молитвенник сгорит при пожаре, второй должен уцелеть;

* 2,8 млрд рублей— молитвенные услуги РПЦ МП (20 рублей за душу каждого россиянина);

* 1,4 млрд рублей— молитвенные услуги Михалкова Н.С. (10 рублей за душу каждого россиянина, практически демпинг);

* 3 млрд рублей— организация всероссийского православного байк-трайк-шоу «Ангелы ада против огня»; фронтмен шоу— председатель правительства РФ В.В. Путин (по согласованию).

Помолимся. Другого выхода (из экономики РОЗ) все равно уже нет.

p.s. Статья была написана до скандала с чиновниками администрации президента(получении подрядов на строительство олимпийских объектов в Сочи)
Tags: жизнь, политика, хроника вставания с колен на карачки
Subscribe

  • Из жизни великих

    Памяти Юрия Петровича Власова Помимо самой встречи в ней любопытны и сами люди которые задают вопросы, как они одеты, что их беспокоит, как они…

  • про слова Соловьева

    Сегодня прочитал много мнений на тему высказывания Соловьева. Но вот почему то ни кто не высказал недоумения почему "личная храбрость…

  • про собственность в РФ

    За всеми этими плясками с митингами очень невзрачно прошла новость что теперь по новому закону ваше частное жилье,которое находится в собственности…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments