Tags: фото

Компаративная урбанистика

Почему-то Муром мне так и не понравился. Я приезжал туда несколько раз, и каждый раз по сравнению с окружающими его городками, он казался мне недостаточно уютным. Зато в последний приезд я обнаружил весьма забавную вещь — некоторые важные элементы в планировке Мурома почему-то повторяют планировку города, лежащего, практически, на другом конце земного шара. Вот и думай после этого о том, что в географии нет повторяемости :)

Если точки, в которых сделаны следующие фотографии, положить на карты соответствующих городов, обнаруживается поразительное сходство в их взаимном расоположении.


Титулярный герой в центре Мурома лицом к реке.


Титулярный герой в центре Сьюдад-Боливара лицом к реке.

ДальшеCollapse )

Танжер под дождём

Меня разбудило бульканье за окном. И ещё крики петухов. Забегая вперёд, скажу, что блеяние ягнёнка на улочках медины я тоже слышал. Но вернёмся к бульканью. Под моим окном на улице находится люк, ведущий, по-видимому, в сточную канаву. По утру вода с бульканием выливалась из этого люка и текла прямо по улице вниз — к берегу моря. Танжер заливает дождь, интенсивность которого колеблется от моросящего до ливня. Канавы не справляются со сточной водой и она потоками низвергается по узеньким улочкам.



Площадь 9 апреля 1947 года

Сквозь дождевую мглуCollapse )

«Завтра была война»

На Московскую, Владимирскую, Рязанскую области льются дожди. До следующего лета широкая общественность забыла о пожарах, потушенных, по-видимому, огромными усилиями, и о торфяниках, которые продолжают тлеть где-то в мещёрских лесах. Обожжённые низовыми пожарами деревья уже не так заметны среди потерявших листву соседей. Ребята из сообщества ru_uzd уже ездили разбирать завалы на ветке до Головановой дачи, а Сергей Алексеевич — обходчик с разъезда Гуреевский, надеюсь, соблюдает постельный режим и скоро поправится. Обжигающее лето 2010-го осталось позади.

Так получилось, что в лесах я побывал до пожаров. Лёша приезжал в отпуск, и мы решили съездить вместе на какой-нибудь «серьёзный» маршрут. Я выбрал давно планируемый, но всё ещё не пройденный отрезок Рязань — Черусти. Если я и задумывался о пожарах, то только в контексте посещения Курши-2 — места страшного лесного пожара 1936 года. До Курши мы так и не добрались. Нет, конечно, я не стану утверждать, что в мещёрских лесах в середине июля никто и не слыхивал о пожарах... Даже наоборот, они регулярно упоминались в разговорах вместе с жарой. Но всё это было где-то ... не совсем здесь. Как будто глухие раскаты громы откуда-то из-за горизонта предвещали что-то недоброе... В воздухе ещё не было запаха гари. Было только смутное предчувствие надвигающейся беды и тень какой-то наивной убеждённости в том, что всё-таки ничего страшного не случится.

Единственный пожар, встретившийся мне на пути, произошёл на Фрунзенской набережной — когда в пять утра девятого июля я ехал на вокзал, столб пламени поднимался на десятки метров над дебаркадером ресторана «Мама Зоя». А потому, июльская Мещёра 2010 года для меня — это не пожары. Это жара, комары, и много песка. Даже сейчас песок сыпется из атласа Рязанской области, когда я листаю его. И ещё немного приключений (на свою ...) — куда же без них! Мне сложно представить, что огонь шёл практически там, где шли мы. Нам было тяжело, но весело и интересно, и это всё не вяжется с последовавшей катастрофой.


IMG_1890
На дороге

Записки колёсами по пескуCollapse )

«За экологию»

Я, конечно, никаких иллюзий относительно чистоты Москва-реки не питаю, но такое вижу вперые:


17.08.2010, в 8 утра на Фрунзенской набережной.

Откуда есть пошла новозеландская земля

В не слишком длинной новозеладнской истории есть ключевой момент, с которым обычно связывают появление Новой Зеландии как политической сущности. Это — подписание договора в Ваитанги. Кстати, у Новой Зеландии нет конституции, и в отсутствие оной, этот договор — один из основопологающих законодательных актов. Он помещается на страничке, но написан достаточно витиевато для того, чтобы его было не так просто понять. Впрочем, суть его достаточно проста: на территории Новой Зеландии и переселенцы и аборигены имеют равные права, за аборигенами сохраняются все существующие права собственности на землю и т.д., все жители Новой Зеландии — субъекты британской империи.

Разногласия впоследствие возникли по вопросам местного управления, когда столкнулись интересы европейских и маорийских поселений, но это было позже... а 5 февраля 1840 года маорийские вожди и представители британской администрации собрались на лужайке перед домом генерала-губернатора, чтобы обсудить положения договора. Кроме официальных лиц собралось также множество зевак и предприимчивые торговцы продавали прохладительные напитки... вот в этом самом месте:


Ещё немногоCollapse )

Снег, пар и вода

«А наутро выпал снег...» И, действительно, выпал. Совершенно неожиданно всё вокруг оказалось белым-бело — от папоротников и пальм до Тонгариро и Нгаурухое. Руапеху оказалось не видно за облаками, но два других вулкана проглядывали. Для любителей «Властелина колец» — Мордор под снегом. Для остальных — снежное утро в национальном парке Тонгариро, вулкан Нгаурухое.


Снег, и не толькоCollapse )

Tramping NZ

Tramping — это кивийское слово. Оно же hiking, tracking и bush-walking в разных концах экс-британской империи. Для фанатов «Властелина Колец» это мы в Мордоре. Для всех остальных это мы у водопада Taranaki Falls в Национальном парке Тонгариро.