Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

The Neverending Story

Моё собирание пазла — одно из тех действий, которое, как например, революция или ремонт, можно начать, но нельзя закончить. Его можно только прервать, подведя промежуточные итоги. Удивительно, как много сейчас можно найти, не выходя из комнаты. И при этом надо признать, что, выйдя из комнаты, можно найти ещё больше. Многие вещи, вероятно, не скоро попадут в интернет, но может быть это и неплохо: останется повод для того, чтобы развязать в каком-нибудь архиве тесёмки старой папки и бережно листать содержимое.


Я связался с Франком Яшунским через Фейсбук. Я даже послал ему генеалогическое древо, чтобы показать, как мы связаны, для чего перевёл все имена на польский.



У Франка есть довольно разветвлённая (или довольно запутанная, как посмотреть) семья. Его дочь, Магдалена Коморек, уже сама связалась со мной через Фейсбук. Ей 55, это моя четвероюродная сестра, если такие вообще бывают. Так что моё дерево точно не заполнено до конца. Но если заполнить его можно, то писать про события с участием ныне живущих мне не хочется — это уже не история, а телесериал какой-то. Так что остановимся здесь.


У этого пазла, как оказалось, причудливая география — кусочки разбросаны от Барселоны до Барнаула, от Москвы до Монтевидео, от Копенгагена до Иерусалима. И он с каждой минутой становится всё сложнее. Невозможно остановить течение времени, но можно что-то зафиксировать себе и другим на память. На семейном древе я уже нарисовал Костю — возможно, самого младшего Яшунского на данный момент. История продолжается.


 


 


 

На Север

По разным причинам я стараюсь не жаловаться на свою работу. В частности, потому что от неё получаются разные бонусы. Вот в сентябре 2013 года удалось попасть в «экспедицию» на Север. В принципе, там можно было обойтись и без меня, но можно было и со мной. Так что я это воспринимал как «премирование» за предыдущую работу. Так и говорил: меня премировали круизом по Енисею. Хорошим дополнением, наверное, был бы дом отдыха в Магадане или Воркуте, но этого пока не предлагали.

Завершив поездку, я могу сказать, что на круиз это было похоже очень мало, а больше всего, наверное, было похоже на поезд, идущий через Дикий Запад где-то в конце XIX-го века. Но об этом позже. Ожидать же «круиза» теоретически было можно. В 1962 году по похожему маршруту путешествовала папина тётя (моя двоюродная бабушка). Она состояла в туристическом клубе Дома учёных и об этом путешествии остался альбом с фотографиями и повествованием, который позволяет посмотреть, насколько поменялись берега Енисея за пятьдесят лет.

«По воздуху мы добрались в Красноярск быстро: полет на ИЛ-18 с одной посадкой в Омске, занял менее 8 часов.

Красноярск встретил нас томительной субтропической жарой. Белолицый москвич здесь быстро превращается в темнокожего африканца, инсоляция в Красноярске не менее интенсивна, чем в Сухуми или в Самарканде.»

Читать запись полностью »Collapse )Опубликовано у меня в блоге.

"Мы совсем не беспокоимся за наших туристов в Западной Сахаре!"

Наверное, самой вездесущей проблемой в Западной Сахаре является запах. Откуда он берётся в пустыне, мы так и не смогли придумать, но стоит приблизиться к населённому пункту, как в воздухе повисает запах то ли тухлой рыбы, то ли гниющих трупов, в меру тошнотворный. Последняя гипотеза была, что это запах антифриза, сливаемого из грузовиков. Почему его столько, и зачем его сливают — всё равно не понятно. Но и сейчас, над двором гостиницы-кемпинга в Нуагадибу висит тот же тошнотворный запах. Возможно, конечно, в данном случае виною рыбный рынок и порт, расположенные рядом.
про пустынюCollapse )

Марокканские сны

Хоть я и видел достаточно Рабата, чтобы быть уверенным, что моё представление о нём, мягко говоря, не совсем верное, я предпочитаю не разрушать своей иллюзии. В гостинице Сплендид на улице Газзы высокие потолки, окна с деревянными "французскими" ставнями, винтовая лестница, внутренний дворик, плитка с восточными мотивами на стенах, и портье — всё чем-то неуловимо напоминает о колониальном французском духе начала XX-го века. То же в кафе Lignot d'Or, расположенном в соседнем доме. Я прихожу туда есть два раза в день, и официант уже здоровается со мной. Мне всё время кажется, что за соседний столик вот-вот сядет Мсье Антуан де Сент-Экзюпери... но нет. Зато на стене висит плазменная панель телевизора, где показывают то футбольные матчи, то новости. Этот колониальный дух, навеянный в первую очередь архитектурой в стиле ар-деко, исчезает, стоит только отойти 3-4 квартала от той части Рабата, которая называется Ville Nouvelle, и которая, действительно, была новой в 20-х годах XX-го века. В общем, я стараюсь туда не ходить. Лучше я буду встречать утро в кафе с кофе и pain au chocolat и ждать повления Мсье де Сент-Экзюпери после ночного полёта.
Видеть сныCollapse )

Снова Марокко

Мне даже номер регистрации оставили прошлогодний. Пограничник строго спросил — "А в какой гостинце Вы будете жить в Танжере? — Ну, не знаю... — А должны были бы знать!" — и укоризненно посмотрел на меня. "Ну, напишите Магеллан," — ответил я, вспомнив какое-то название из списка гостиниц. И что бы вы думали — я действительно живу в Магеллане.

Поезд из Касабланки в Танжер проходит расстояние примерно в 300км за 7.5 часов. И ещё везде висит реклама — теперь на целый час быстрее! Петляющая меж прибрежных холмов железная дорога вся перестраивается, часто рядом лежат снятые старые рельсы, регулярно приходится стоять на разъездах, пропуская встречные поезда. При этом несколько раз встретились "станции, построенные ближе к рельсам", т.е. платформа в чистом поле, а дома населённого пункта — где-то вдалеке. Но на отремонтированных участках поезд, действительно, идёт довольно быстро.

Сидячее купе на 8 мест. Нумерация странная: с одной стороны 41, 43, 47, 45, а напротив — 42, 44, 48, 46. Видимо, это связано с тем, что в вагонах другого типа кресла стоят "четвёрками" с проходом посередине, и нумерация ведётся "от окна". Сначала ко мне подсел молодой человек, сказал "Салам" и через несколько остановок вышел. Потом зашёл мужчина, поинтересовался, не занято ли, и сел. Вскоре вошла ещё женщина с ребёнком. Чипсы, которые она ела, она предложила не только ребёнку, но и мужчине, сидящему напротив, и мне. Этот же жест — разделение еды — повторила и другая молодая женщина, зашедшая в купе в компании ещё двух разновозрастных марокканок, когда мужчина и женщина с ребёнком вышли на своих остановках. От банана и мандарина я отказываться не стал, но очень удивился тому, что со мной пытаются говорить... по-испански.

Доехав до Танжера, понял, что это не случайно — город находится под сильным испанским влиянием: названия гостиниц и кафе часто испаноязычные, в туристической рекламе испанский язык сразу после французского (если не до), и даже название улицы я уже видел с двуязычной табличкой — rue и calle. С табличками названий улиц, кстати, совсем смешно. Чаще всего их просто нет. Но вот на главной набережной таблички есть и сообщают о том, что это улица Мухаммеда VI-го. А у меня в одной карте она — улица Испании, а в другой — проспект Королевских Вооружённых Сил. Хорошо, что хотя бы топология не меняется так быстро, как топонимика. На первый взгляд ничего специфического в Танжере замечено не было, но до медины я толком не добрался. Разве что агентств, сдающих машины в аренду больше, чем обычно. Видимо, сказывается то, что Танжер — одна из точек въезда европейцев в Марокко. В остальном же, то, что я увидел — обычный преуспевающий город третьего мира: стекло и бетон соседствуют с мусором и разваливающимися домиками, бедность с богатством. От гостиницы где я живу до ресторана, где одно блюдо стоит столько, сколько я плачу за две ночи — пару минут пешком.

Улицы рядом с мединой — снова эволюционировавший рынок-сук, где рядом на прилавках лежат и традиционный ассортимент восточных купцов, и китайские промтовары. Что сразу бросается "в глаза", если не сказать "под ноги", так это то, что весь старый город на холмах, причём настолько неровных, что даже спускаясь вниз, нельзя быть уверенным, что движешься к берегу моря.

2500 км по юго-восточной Австралии

До Семёна Геннадьевича мне, конечно, далеко: самолёта у меня нет, охват не так велик, а попутчики не так воодушевляются семисоткилометровыми дневными перегонами, но кое-что из юго-восточной Австралии всё-таки мы посмотрели. Стоило ли мотаться по стране, не надо ли было вместо этого уделить побольше внимания чему-то одному? Вопрос не простой — я на него себе, наверное, ещё не совсем ответил. Но всё-таки лично я склоняюсь к тому, что для первого раза «галопом по Европам» — неплохой вариант.


Немного фотографий того, что былоCollapse )

Terra australis



Неожиданно все визовые вопросы решились даже раньше, чем я ожидал, в связи с чем можно уже сейчас более-менее уверенно сказать, что 20 июля я снова отправляюсь в Южное полушарие. На этот раз в планах не только Новая Зеландия, но и Австралия. Времени маловато, но, надеюсь, всё получится.

Этот пост — "вишлист наоборот". Если кто-то хочет какие-то сувениры (малого объёма и стоимостью не более US$7) — отмечайтесь в комментариях :)

Снова в СССР - часть 2

Эти фото по сравнению с предыдущей частью носят более личный характер. А ещё они немного выходят за границы СССР, но всё ещё остаются в рамках 1970-х.


Бранденбургские ворота, Берлин, ГДР. Часть Берлинской стены, граница двух миров.
ЕщёCollapse )

На границе тучи ходят хмуро...

Пограничный переход Нарва — Ивангород уникален тем, что его можно пройти пешком. Через реку Нарва перекинут мост, с одной стороны которого Эстония, а с другой — уже Россия.



Когда переход только открыли, он был доступен исключительно жителям приграничных городов, но сейчас им может воспользоваться любой. В частности, это чуть ли ни единственное место, где можно въехать в Россию на велосипеде (чем при мне воспользовалась группа граждан Нидерландов).

С моей точки зрения, именно этот переход — чуть ли не основная достопримечательность. Кроме этого, со стороны Нарвы стоит многократно перестроенный, но изначально рыцарский замок, похожий на Карлштейн, а со стороны Ивангорода — крепость.
ПосмотретьCollapse )

А ещё возле этого перехода я вдруг отчётливо понял, что среди граждан Евросоюза уже есть русские (если понимать под этим не гражданство, а национальную принадлежность). И из-за этого, мне кажется (возможно, безосновательно), что-то скоро должно поменяться. Хочется верить, что поменяется в лучшую сторону. Граница хороша, когда её можно свободно перейти. В обе стороны.