Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Недостающий кусочек

Можно было бы подумать, что я выдумал эту ситуацию для красоты метафоры, но я сложил немало пазлов, и такое действительно случается. Бывает так, что начинает собираться какой-то фрагмент пазла. И постепенно многие детальки встают на место, образуя уже какую-то узнаваемую картинку. И только в середине ещё не хватает кусочка. И вроде бы уже примерно понятно, что должно быть нарисовано. Но, конечно, с недостающим кусочком смотрится не так. А потом вдруг кусочек находится. Он соединяется со всеми остальными, заполняя отверстие, и малая часть картинки на нём может оказаться настолько важной, что на весь фрагмент вокруг начинаешь смотреть иначе.


Таким кусочком стали записи сделанные Ядвигой Яшунской (на момент событий Кёнигштейн в разводе, Скрыдловской впоследствии). Процитированный мною выше фрагмент надёжно «привязал» Марию Яшунскую к остальному пазлу. Далее в тексте встречаются фрагменты, соединяющие многие кусочки пазла. К сожалению, события, соединившие многих, были весьма трагическими.


11 сентября в Лодзи арестовали моего дядю Игнатия Яшунского и моего двоюродного брата Д-ра Александра Марголиса. Их обоих отправили в бетонные камеры лагеря в Радогоще, и вскоре они погибли там в муках. Жена арестованного дяди, Роза, вместе со снохой и её двухлетним сыном, а также сестра отца, Женя — директор женской школы в Лодзи, уехали из Лодзи в Варшаву и поселились у нас. Так образовалась наша семья из девяти человек.



В госпиталях лежало на койках по два-три больных. Заразилась и я, и тяжело перенесла болезнь. Я лежала дома четырнадцать дней с жаром 41°. От меня заразилась тифом тётя Роза Яшунская, но уже не смогла выздороветь и умерла. 


Наша семья имела счастливую возможность, до июня 1941 года, когда началась немецко-советская война, получать от моих сестёр из Советского Союза посылки с едой. Этими посылками мы делились с друзьями.


Часть стены вокруг гетто на улице Лешно состояла из большого современного здания суда, фасад которого выходил в гетто, а задний двор был на «арийской» стороне. В этом месте за взятку охранникам можно было встречаться с жителями другой стороны. Там изредка виделись мы с женой двоюродного брата. Вскоре после смерти своей свекрови она с ребёнком выехала в Данию.

по имени Жанна

Когда собираешь по кусочкам биографии людей, хочется смотреть на фотографии, но не на фотографии в старости. Всё-таки, глядя на убеленного сединой человека, бывает сложно представить, на что она или он был способен в молодости. Судя по биографии, которую можно прочитать благодаря Википедии и Гугл-переводчику, Жанна Корман была из тех людей, из которых Маяковский предлагал делать гвозди. Не могу сказать, что она у меня вызывает симпатию (в отличие от её матери, Евгении Яшунской), но образ убеждённой марксистки и борца не вязался у меня с фотографией женщины преклонного возраста, приведённой в Википедии. Хотя, надо признать, даже на этой фотографии была явно не бабушка-«божий одуванчик».


И в итоге мне удалось найти. Итак, Жанна-студентка, 19 лет.



Научная и политическая (или научно-политическая) карьера Жанны заслонила её личную жизнь — про неё почти ничего не удалось узнать. Её муж был на год её младше, в какой-то момент они жили в городе Радом, об этом есть запись на Jewish Records Indexing. Больше практически ничего нет. Вторая фотография на странице Википедии — могила Жанны. И эта могила оказалась очень информативной. Во-первых, она же кенотаф мужа Жанны — он умер в Сталинграде в 1941 году, подробности мне неизвестны. А во-вторых, в той же могиле похоронена Ядвига Скржидловская, урождённая Яшунская. И это оказалось новой важной зацепкой.

Взрослый сын молодого человека

В документах интербригад несколько раз упоминается, что семья Саломона (жена и сын) в 1938 году находилась не в Париже (как я думал), а в Копенгагене. Westergardowej, 12 — ещё один адрес в копилку географии Яшунских. Так это было на самом деле или нет, я не выяснил, но вот после смерти Саломона, судя по всем источникам, Зурика с сыном переехали в Лодзь к родителям Саломона. В Лодзи их застала война.


После ареста Игнатия Розалия и Зурика с сыном переехали в Варшаву. Сведения о дальнейших событиях можно почерпнуть из статьи Жанны Кормановой и из базы данных варшавского гетто. Сведения эти несколько противоречивы, но в сухом остатке дают следующее. После того, как было образовано варшавское гетто, Зурика поселилась снаружи, на «арийской» стороне, как датчанка, а Розалия жила в гетто. Зурика и Франчишек приходили навещать её в гетто. Заболев тифом, Розалия умерла 14 августа 1941 года. После этого Зурика с сыном получила разрешение уехать обратно в Данию.


Здесь могла бы закончиться история, но мне удалось найти кое-что ещё. Я стесняюсь, и потому стараюсь не писать о живых людях, но решил всё-таки сделать исключение. Франчишек Яшунский вернулся с матерью в Польшу после войны. Учился он в университете в Копенгагене, стал переводчиком и писателем. В основном, как я понимаю, переводил, но вот есть одна книга, в которой он автор:



Он жив. У него есть страничка на Фейсбуке.

«Нью Игарка, мадам,...»

Если бы не песня Визбора, возможно, я бы и не слышал никогда этого названия — Игарка. Конечно, на севере не так много населенных пунктов, но просто так, сами по себе, они не слишком привлекают внимание. То ли дело, когда про что-то в песне поётся...

Сейчас кажется, что от Игарки только песня и осталась. Над полузаброшенным и тричетвертисгоревшим городом возвышаются 2-3 многоэтажки, в которых живёт почти всё оставшееся население.

В порту пусто.

А ведь ещё 50 лет назад...


Игарка. Крупнейший порт в низовьях Енисея для морских судов, советских и иностранных. Они важно стоят на рейде - стройные, с высокими мачтами и манящими названиями: "Арагона", "Монровия", "Ариадна", и т.п. Клад Игарки - гигантский лесокомбинат по переработке ценнейшей древесины, заготовляемой на необ'ятных просторах Красноярского края и сплавляемой по рекам Енисейского бассейна.

Читать запись полностью »Collapse )Опубликовано у меня в блоге.

Quantum GIS: картограммы

Сегодня про то, как присоединять статистику и закрашивать области по значению показателя. Результатом должна стать вот такая карта

Кстати, по-русски она назыавется картограмма, а по-английски — choropleth map. А cartogram — это то, что по-русски называется анаморфоза.

Читать запись полностью »Collapse )Опубликовано у меня в блоге.

Quantum GIS: как это сделать?

У многих моих друзей и знакомых возникает необходимость в создании тех или иных карт. Прилагаемые для этого усилия могли бы быть существенно сокращены, обладай они необходимыми навыками. Но, к сожалению, университетские курсы почему-то не позволили эти навыки приобрести, а читать документацию и форумы готовы далеко не все.

Этот пост — первый в серии постов «как это сделать?», посвящённых созданию карт в программе Quantum GIS. Недавно вышедшая версия 1.8 уже предоставляет достаточно богатые возможности в области «социально-экономической» картографии (то, что по-английски называется thematic mapping). Мне кажется, что в силу достаточной простоты и свободности распространения, эта система предпочтительнее для тех, кто только начинает работу с ГИС, и кому надо «просто сделать несколько карт».

Я постараюсь на примере нескольких карт продемонстрировать приёмы работы, прежде всего нацеливаясь на то, чтобы при необходимости человек мог воспроизвести соответствующие действия для создания нужной ей/ему карты. Естественно, я не смогу учесть все возникащие нюансы, но постараюсь упомянуть максимум того, о чём смогу вспомнить.

Разумная критика приветствуется, на возникающие вопросы я постараюсь ответить.

В качестве «модельного объекта» я выбрал Новую Зеландию. Карты, про создание которых я собираюсь написать, выглядят так:

Сегодня — про первую из них, «обзорную».

Читать запись полностью »Collapse )Опубликовано у меня в блоге.

Яшуны. Однокоренное место.

О существовании в Литве местечка под названием Яшуны я знал довольно давно. Даже знал, что оно по-литовски называется Яшюнай. Я не ожидал там найти какие-то «семейные истоки», потому как про прадедушку моего известно, что он родился в Гродно, а другие родственники по линии Яшунских жили в Лодзи, и вообще Яшунских по территории Российской империи разбросало довольно сильно ещё до революции 1917 года, а уж после — тем более. Наверное, про то, что я знаю об истории своей семьи стоит написать отдельно, но в этот раз — просто немного фотографий из Яшун. Особенностью этого места, как выяснилось, является то, что вопрос «А вы — Яшунский?» воспринимается несколько не так, как ожидаешь. Попробуйте представить, что у вас спросили: «А вы — московский?»


(фотографии Тани Ачкасовой и Даши Елмановой)

Читать запись полностью »Collapse )Опубликовано у меня в блоге.

2500 км по юго-восточной Австралии

До Семёна Геннадьевича мне, конечно, далеко: самолёта у меня нет, охват не так велик, а попутчики не так воодушевляются семисоткилометровыми дневными перегонами, но кое-что из юго-восточной Австралии всё-таки мы посмотрели. Стоило ли мотаться по стране, не надо ли было вместо этого уделить побольше внимания чему-то одному? Вопрос не простой — я на него себе, наверное, ещё не совсем ответил. Но всё-таки лично я склоняюсь к тому, что для первого раза «галопом по Европам» — неплохой вариант.


Немного фотографий того, что былоCollapse )

Эмиграция, иммиграция

Австралия — страна иммигрантов (потому что аборигенов осталось слишком мало). Неожиданно день оказался посвящённым теме миграций. Началось всё с прогулки по мельбурнским паркам, в частности, по Королевскому ботаническому саду.



Среди табличек, установленных вдоль дорожек сада, встретилась и табличка, сообщающая о том, что сад этот был создан в середине XIX-го века для того, чтобы помогать переселенцам ностальгировать: невыразительная австралийская смена сезонов заставляла людей с тоской вспоминать о буйстве весеннего цветения в Британии. Именно для того, чтобы обеспечить весенние краски весной, в ботаническом саду посадили множество растений из Старого Света.
Ещё про сады, ещё про иммиграциюCollapse )

Inside Russia Today

Уже после того, как день рождения Семёна прошёл, я поинтересовался у него, что бы он хотел получить в подарок. Была названа книга "Inside Africa" журналиста John-а Gunther-а. Достать её в России весьма затруднительно, но "у нас есть ТАКИЕ приборы" ;) В общем, я попросил Бьорна в Германии заказать эту книгу на Амазон (потому что в Россию Амазон не доставляет б/у книги), а оттуда он должен был привезти её и передать мне лично в руки.

Через пару недель Бьорн написал мне, что книга пришла. А потом задал неожиданный вопрос: "А как называлась книга, которую ты просил заказать?" — "Inside Africa," — несколько недоумённо ответил я. "Прислали Inside Russia Today," — сообщил Бьорн в ответ. Поскольку, как и положено немцу, Бьорн отличается педантичностью, он добился от Амазон и правильной книги за те же деньги. Таким образом, помимо подарка для Семёна, я сам получил неожиданный подарок.

О степени его ценности мне сообщил одариваемый Семён: John Gunther знаменит своей серией книг "Inside ...". В частности, его "Inside USA" произвела огромное впечатление на советских географов. Её даже начали переводить на русский, но в этот момент как раз была опубликована "Inside Russia Today", за которую автора, выражаясь современным языком, "забанили" на территории СССР. Вероятно, в данный момент на территории б.СССР находится не более десятка экземпляров этой книги. Возможно, даже менее пяти.

Книга написана в 1956 году по результатам поездки автора по Советскому Союзу. Когда она печаталась в 1957 году Советский Союз запустил на орбиту первый искусственный спутник, что только добавило драматизма к содержимому книги. В целом, это несколько не академический, но целостный и, по возможности, объективный взгляд на Советский Союз в 1956 году. Сначала я читал книгу просто "для себя", цитируя друзьям понравившиеся фрагменты. Однако вскоре я понял, что фрагментов слишком много и их надо хотя бы помечать.

То, что получилось — не конспект, а просто фрагменты книги, которые по тем или иным причинам (иногда совершенно фантастическим) привлекли моё внимание. Более того, пометки я начал делать только со 150 страницы, хотя и до этого были примечательные фрагменты. На самом деле, если бы не проблемы с авторскими правами (а может быть и вопреки им), книгу стоило бы перевести.
Читать очень длинный текстCollapse )
С.505
Вероятно, две самые важные вещи, о которых надо сказать, это: а) они [русские] сильные, а не слабые; б) они не хотят войны. Нравится нам это или нет, наш долг, как предположительно более взрослого и надёжного, а также более свободного народа — попытаться понять не только их причуды, но и основы их позиции — знать всю сущность наших противников, честно представлять всю их мощь и силу и, если это возможно, жить рядом с ними в мире, даже если трудности, создаваемые русскими, кажутся непреодолимыми. Это исключительно в американских интересах.