_zif (_zif) wrote,
_zif
_zif

Categories:

"Я иду по своей земле дорогой, которой нет"

По-видимому, всё началось с этого:



Осенью 2005 года я побывал в музей узкоколейных железных дорог, что у Переславля-Залесского, известного в народе как "Музей паровозов". На самом деле, паровозы всё-таки бывают разные, а это именно музей узкоколеек. И, хотя хаос "экспозиции" музея напоминал мою комнату до уборки, во мне зародился, и с тех пор всё больше укреплялся интерес, и даже любовь, к узкоколейным железным дорогам.

Следствием этого интереса стало приобретение книги "Мещерская магистраль", изданной в 2004 году тиражом в 1000 экземпляров. Книга эта написана Артуром Берзиным и Вадимом Мироновым, которые, как несложно догадаться, имеют прямое отношение к переславскому музею. Посвящена книга самой знаменитой и в то же время забытой узкоколейке России: дороге Рязань—Тума. Кроме текста, написанного с огромной любовью к этой железной дороге (и с огромной же, но вполне простительной ненавистью ко всему, что эту дорогу погубило), в книге содержится множество фотографий железной дороги, позволяющих заглянуть в её столетнюю историю.

К сожалению, история закончилась. Осталась только археология. В 1999 году по дороге прошёл последний поезд, потом рельсы сняли, здания и сооружения стали ветшать и разрушаться. Сейчас уже найти следы дороги далеко не всегда просто, а находки порой оказываются огорчительными. И всё-таки, мне очень хотелось увидеть хотя бы то, что ещё осталось.

Дорога существовала настолько недавно, что на большинстве карт она всё ещё значится. Зная, где именно искать, довольно легко находишь насыпь, которая уже постепенно начинает зарастать ельником. Уходя вглубь лесов, насыпь становится зарастающей просекой, которая отличается от остальных просек и лесных дорог тем, что часто "вымощена" ... шпалами. Иногда из шпалы торчит "костыль", а иногда в канаве рядом лежит упавший телеграфный столб, но всё это — исчезающие реликты. Шпалы постепенно уходят под землю, и, в конце концов, трасса мещёрской магистрали перестанет отличаться от обычной просеки.

Инженерные же сооружения оказались ещё менее долговечными. Мещёрские болота в этом районе пронизаны осушительными канавами. К сожалению, от мостов, по которым через них перебиралась узкоколейка не осталось и следа.


Мост через Келецкую осушительную канаву. Фото из альбома МОПП. 1900г.




Немногим долговечнее мостов оказались железнодорожные переезды: рельсы сняли, асфальт перестелили, и вот уже ничего не напоминает о том, что здесь шла железная дорога. Правда, места всё-таки узнаваемы.


Криуша. Новые приоритеты. Сентябрь 1995




Узнать станции иногда ещё сложнее. Незатейливая архитектура не слишком выделяется из деревенской застройки, а с тех пор, как дорогу забросили, её строения заселили, и порой перестроили до неузнаваемости. К счастью, некоторые постройки удаётся опознать:


Криуша. Последний пассажир. Август 1984




Не найти совсем ничего нетронутого от бывшей дороги было бы грустно, очень грустно. Честно говоря, ощущение потери, хоть и вполне предсказуемое, не даёт мне покоя до сих пор. К счастью, какие-то кусочки мозаики ещё не утеряны совсем. На станции Пилево, той самой, что фигурирует в названии рассказа Паустовского "Австралиец со станции Пилево", изменилось многое, но всё-таки осталось больше, чем в других местах. Как приятно всё-таки увидеть на доме выцветший прямоугольник и понять, что именно здесь висела табличка "Станция Пилево Горьк. ж.д."


Пилево. Старинный жилой станционный дом, отрезанный широкой колеей. Сентябрь 1987






Пилево. Вокзал поздней осенью. Ноябрь 1983




Мост через реку Пра был одним из самых значительных сооружений на трассе дороги. К сожалению, от моста сейчас мало что осталось, а станцию Спас-Клепики и не найти вовсе.


Спас-Клепики. Общий вид моста. Ноябрь 1983



После Спас-Клепиков дорога, шедшая от Рязани почти строго на север, поворачивает на восток к Туме. Где-то там на востоке — разъезд Гуреевский. От него отходит путь, некогда бывший "аппендиксом" основной дороги, а ныне — последняя в России узкоколейная дорога с регулярным пассажирским сообщением. Говорят, что это "совсем не то", по сравнению с настоящей узкоколейкой. Тем не менее, видимо, стоит поторопиться: очень может быть, что очередной поезд от Тумы до Головановой дачи отправится в путь в самый последний раз...

P.S.: Новая Зеландия — очень маленькая страна с не слишком длинной историей. Поэтому она своей историей дорожит: выводимые из эксплуатации железные дороги (а ж/д в НЗ, действительно, переживают не лучшие времена) так или иначе обретают "вторую жизнь" в виде туристической достопримечательности. Инженерное наследие ценится ничуть не меньше, чем культурное.

Россия — очень большая страна с очень длинной историей. Поэтому к истории относятся у нас довольно наплевательски. Примеры такого отношения периодически проскакивают в новостях, а потом быстро забываются. По-видимому, сохранением инженерного наследия займутся тогда, когда сохранять будет уже почти что нечего...
Tags: впечатления, железная дорога, путешествия, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments