_zif (_zif) wrote,
_zif
_zif

Ильменская кругосветка. Часть вторая.



День второй.
К последнему морю.



"Я дойду до последнего моря, и тогда вся вселенная окажется под моей рукой".
(Из летописей о Чингисхане)



Я не встречал ни одного человека, который бы относился безразлично к виду, открывающемуся с берега моря. Причем море может и не быть морем в географическом смысле слова. Достаточно водного пространства до горизонта, чтобы создать иллюзию бесконечности. Не могу сказать, что я эксперт по водным пространствам, но все-таки я их видел немало, и всегда вид моря производит неизгладимое впечатление. И каждый раз последнее впечатление самое сильное из всех. Поэтому каждое море - последнее. Последнее, пока не появится следующее.

Мне кажется, что я не одинок в своем отношении к берегу моря: возможно, что-то присутствует во всех людях на подсознательном уровне, что заставляет их любить вид берега моря. Может быть край земли и вода до горизонта дают ощущение того, что дошел до предела - в прямом или переносном смысле. По-видимому, остальные участники похода разделяли мое стремление дойти до последнего моря, поэтому их тоже тревожило, что мы уже целый день едем вокруг озера Ильмень, а самого озера еще не видели! Поэтому на второй день был намечен "выход к морю".

Второй день начался для меня в пять утра, хотя будильник должен был прозвонить только в семь. Проснулся я от того, что для меня "не было земли на том берегу Волги" - в смысле, больше не было места в палатке. Считая пихание спящей Иры поступком в высшей степени неэтичным,
я предпочел покинуть палатку.

Первое ощущение снаружи можно было охарктеризовать фразой из фильма "Космические яйца":
- Я задыхаюсь в этом шлеме!
Только не подумайте, что снаружи было жарко - наоборот, там был форменный дубак. И при этом дышать было абсолютно нечем, потому что каждый кубический миллиметр воздуха был наполнен мошкарой, которая лезла в нос, глаза и уши, и вообще затрудняла всевозможные дальнейшие действия.

Превознемогая враждебную среду, я совершил рывок в сторону рюкзака, где добыл защитный шлем (типа вязаная шапочка) и защитный состав (мазь от насекомых). Применение этих средств защиты позволило перейти к этапу "разведение костра". В связи с неблагоприятной погодной обстановкой (дождь ночью) для разведения костра использовался сухой спирт. Вообще мы с Лешкой в этом походе на сухой спирт "подсели". Видимо, придется закупаться новой дозой к следующему разу. На разведение костра подходящего размера у меня ушло не меньше часа. И это не так уж плохо, потому что если бы я справился быстрее, что бы я делал все остальное время? Когда в 7 утра у меня в кармане прозвенел будильник, я поставил кан на огонь и пошел будить желтую палатку.

Раздобыв в желтой палатке носителя сакрального знания о местоположении еды (Лену), а, как следствие, и сами продукты питания, я продолжил готовить кашу на завтрак. За время приготовления каши желтая палатка проснулась полностью, а вот мои "притеснители" все еще спали, посему я решил применить для их пробуждения способ, которому меня научил Сеня (сам он им пользуется регулярно на практиках геофака). В семь тридцать утра окрестные леса огласил мой воодушевляющий на подвиги клич:
- ПАДЪЕМ ПАДОНКИ!!!!!
Дальше все развивалось как обычно. Каша оказалась вполне приличной, но вот с количеством мы опять не рассчитали - большая часть съедена не была, ею мы поделились с рыбами реки Воложа. Вообще, проблема дозировки стоит особенно остро в велопоходе - не хочется везти ничего лишнего. По-видимому, необходимы полевые испытания для выяснения точного количества необходимой крупы на человека.

После завтрака собрались довольно оперативно и выехали обратно на шоссе. И очень скоро после того, как мы поехали, начался дождь. И шел, и шел, а мы все ехали и ехали. Хорошо, что по шоссе. Если бы этот дождь пошел вчера, мы бы наверное, так и остались в тех болотах. Давно мечтаю об очках с дворниками (любители контактных линз - молчать!). Вот и на этот раз они бы пригодились - капли дождя легли на стекла очков настолько плотно, что я стал лучше видеть без очков, чем в очках. Поэтому лучше всего было ехать за кем-то, ориентируясь на ее/его красный фонарик.

А дождь все шел и шел. А мы все ехали. По довольно большим мостам переехали сначала реку Пола (издалека указатель смешной), а потом реку Ловать и въехали в Парфино. Здесь на автобусной остановке был устроен привал, то есть, поедание шоколадки. Забавно, что пока мы стояли под навесом, напротив остановилась битком набитая "шестерка" с предложением кого-нибудь из нас подвезти, если надо. Интересно, куда они собирались запихунть этого подвозимого человека, не говоря уже о велосипеде...?

После Парфино дождя стало несколько поменьше. Ехать стало несколько комфортнее, и спустя некоторое время мы подъехали к мемориальному комплексу. "Ясная поляна". Братские могилы. "Здесь похоронено 7593 воина Красной Армии. В результате поисковых работ 2000-2001 года удалось установить следующие имена..." Имена. Солдаты, сержанты, лейтенанты. Имен совсем мало - все больше огороженные возвышения братских могил без всяких имен вовсе, со старыми армейскими касками в углах. Вспомним о тех, кто не вернулся с войны. Скажем им спасибо. Спасибо за то, что мы есть. Спасибо Вам, воины Красной Армии. Простите нас, что многие из Вас так и останутся неизвестными героями.

Еще некоторое время едем, проезжаем деревню Иванково, и вот уже на обочине появляется Старорузский автобус, идущий до вокзала, а вскоре мы въезжаем и в сам город Старая Русса. Возможно, вы не знали, но Старая Русса - город-курорт. Здесь есть минеральные воды. И еще здесь жил Достоевский - смутные воспоминания об этом тревожили меня еще до похода, но я так и не удосужился это проверить. В любом случае, наши интересы в городе Старая Русса были максимально приземленными - мы искали ЕДУ. Посмотреть на мин.воды и дом-музей Достоевского, оценить архитектурные красоты и сфотографировать памятник Ленину можно будет и в другой раз. А в этот раз нам просто надо было подкрепить свои силы для продолжения кругоильменского путешествия. Правда, поиск достойного заведения создал необходимость осмотреть город хотя бы частично. В частности, на одной из центральных площадей мною замечена высокая, одиноко стоящая башня неизвестного назначения. Никаких табличек, только реклама канцелярского магазина, который находится внутри. Интересно, откуда эта башня взялась? После некоторых исследований местных заведений мы перебрались на другую сторону реки Полисть, где вскоре обнаружили кондитерскую, произведшую более, чем позитивное впечатление. Но это - на десерт. А пока надо было найти, где же нам подадут основное блюдо. По наводке из той же кондитерской нашли заведение на берегу реки, где не только обещали покормить, но и разрешили завезти велосипеды внутрь. Меню оказалось не слишком разнообразным, но зато питательным. В дополнение к еде было решено попробовать и особую настойку новгородского розлива (по Ириной наводке).

В общем, казалось, что жизнь наладилась. Казалось настолько, что я даже отправил смс-ку домой: "Все ок. Мы в Старой Руссе. Пройдено 130 км, в том числе все болота. Дальше только асфальт." Однако, как известно из законов Мэрфи: "Если все идет хорошо, значит вы чего-то не заметили." Так оно и оказалось на самом деле. После первой и перед салатом я решил пожаловаться на то, что меня беспокоило уже минут десять: "Какая-то тварь укусила меня за пузо! И так больно!" Надо отдать должное бдительности Лены - она тут же потребовала продемонстрировать место укуса. И, как оказалось, не зря. На моем пузе, ухмыляясь, сидел клещ (точнее, как показал анализ, произведенный после в лаборатории - это была клещиха). Тут же из нескольких стульев был сооружен операционный стол, Лена вооружилась специальными клещами для вытаскивания клещей (вот это предусмотрительность!), а Леша вооружился флакончиком со смазкой для велосипеда и начал топить клеща в масле. Масло растекалось по мне и клещ его игнорировал. Тогда пришлось привлечь еще и Таньку, которая окружила клеща кольцом (снятым с пальца), после чего слой масла заставил клеща полезть на поверхность, частично покинув мою брюшную полость. Кстати, должен сказать, что клещ вылезающий из моего чрева живо напомнил мне картинки из филмов-ужастиков.

Как только клещ полез, Лена ухватила его щипчиками и успешно вытащила. Как говорится, жертв нет, разрушения умеренные. Выпили за мое чудесное избавление и за моих избавителей. Правда, теперь перед посещением кондитерской необходимо было посетить приемный покой.

Готов покаяться - на предложение Лены заплатить медсестрам в приемном покое я ответил решительным отказом под предлогом того, что медицина у нас бесплатная, а зарабатываю я мало. Мог бы и заплатить - от меня бы не сильно убыло. Только теперь, вернувшись в Москву и посетив и других врачей тоже, я в очередной раз убеждаюсь, что при огромном объеме накопленных знаний медицина все еще "бьет по площадям". Ничего лучше, чем то, что мне предложили в больнице районного центра Старая Русса никто мне предложить и не мог.

А лечили меня так: попросили снять футболку и лечь на стол. Подошел врач, мельком взглянул на место укуса, сказал, что клещ удален и ушел. Медсестра сказала, что необходимо купить одноразовый шприц (Лена отправилась в аптеку неподалеку), взвесила меня и вколола в мою самую главную мышцу 6 кубиков гамма-глобулина. После чего мне выдали справку и выпустили на свободу. Не могу сказать, что я остался недоволен. Более того, мне вспомнилось, как в Роттердаме у Оли началась аллергия на что-то. И она пошла в местную больницу. Нидерландские врачи сделали такое количество анализов, что страховая компания, наверное, была близка к разорению. А в итоге сказали, что у Оли "аллергия на что-то", дали таблетки и пообещали, что скоро все пройдет. Скоро все прошло, не знаю, помогли ли в этом таблетки. В общем, по соотношению цена-эффективность, мне кажется, наша медицина на высоте.

Покончив с Гиппократовыми заботами мы наконец смогли отправиться в кондитерскую. Для этого мы переехали вновь через реку Полисть по Живому мосту. Именно так называют мост местные жители. Мост деревянный, и когда по нему проезжают машины, действительно, весьма живо колеблется. Но совсем не страшно.

Кондитерская - это рай. Во-первых, таких цен в Москве просто нет. Во-вторых, все очень вкусно. В-третьих, стены разукрашены в яркие цвета и вокруг висят советские плакаты 50-х годов с рекламой всевозможных сладостей. Нам там очень понравилось, мы там просидели часа полтора, не меньше. Даже уезжать не хотелось.

Но пора было ехать. Нас ждала прямая как стрела дорога в сторону моря. Кстати, погода все-таки стала получше, чем утром. Дождь практически перестал. От ночевки в местечке с романтическим названием Ужин было решено отказаться, так как в этом случае оставалось слишком много километров на последний день. Поэтому нашей целью было побережье между Ретле и Пустошью, находящееся недалеко от дороги и обозначенное на карте как обрывистый берег. Туда мы и устремились, стремительно пожирая километры асфальтовой дороги. В пути произошел забавный инцидент - нас обогнал мужик на велосипеде Украина с ребенком на раме. Причем сделал он это настолько непринужденно, что казалось у него к велосипеду приделана турбина. Правда, вскоре он же стоял на обочине и что-то делал со своим задним колесом... Наверное, бензин кончился.

До поворота на Ретле мы добрались довольно быстро. Уже поворачивая, я почувствовал какую-то магию места. Хотя до Пскова было порядка 200 километров, природа вокруг чем-то неуловимо напоминала край, где Сороть голубая. Но еще больше мне вспомнилась Нормандия с ее нешироким дорогами, каменными изгородями и высокими обрывами. И каменная изгородь вскоре показалась. Таньке она, правда, напомнила Крым, но я все больше уверился в том, что этот край - родственный Верхней Нормандии.

Рядом с изгородью на небольшом возвышении находились живописные руины церкви, заселенные галками. Танька, Ира и Леша отправились фотографировать. Пока они были заняты высоким искусством, мимо нас проехали две машины с московским номерами, уперлись в непроезжую дорогу, развернулись и уехали. Но там, где не проехать машинам, велосипедистам проехать не составляет труда. Более того, мы вскоре вновь оказались на асфальтированном участке дороги. И этот асфальтированный участок привел нас к въезду в Ретле, куда мы даже и не собирались. Это обозначало только одно - что нам надо было поворачивать на еле заметную дорогу через поле, которая, судя по карте, должна была вести к морю.

У моего велосипеда металлические крылья. Это отличие оказалось критичным на грунтовой дороге с глиняным покрытием после дождя. Проявилось оно в том, что все остальные заметили налипшую на колеса грязь существенно раньше. А мои металлические крылья срезали грязь... По крайней мере некоторое время. В результате чего я оказался на сто метров впереди всех посреди глиняной дороге с велосипедом, у которого не крутятся колеса. То есть, вообще не крутятся. Кое-как очистив колеса до того, чтобы они смогли хоть немного крутиться, я перетащил велосипед на траву, где уже продолжали путь все остальные. С помощью ключа на 15 очистка колес от грязи была закончена, после чего путь можно было продолжить.

Как оказалось, идти оставалось не долго. Несколько сот метров спустя дорога уперлась в край. А за краем было ОНО. Море.

Слова бессмысленны. Они не передают эйфории. Просто постарайтесь вспомнить, какое у вас было последнее море.

Под обрывом находился берег, покрытый галькой. Хотя спуск и представлялся нетривиальным, робкие попытки женской половины предложить рассмотрение других вариантов ночевки были задавлены в зародыше. Да, в общем, и девушки тоже было за то, чтобы ночевать именно на берегу. Просто они от природы более осмотрительны. Решив, что подъем обратно - проблема завтрашнего дня, мы начали спуск велосипедов и рюкзаков. Который вскоре был успешно завершен, причем свой маленький рюкзак я кинул с обрыва прямо на берег - давно мечтал сделать что-то подобное!

Ставить палатки на камни трудно, но все-таки можно. Разводить костер под дождем, тоже возможно, хотя есть определенные трудности. Костер, который я развел в итоге стал сушилкой дров для Лешиного костра - он занимался огнем под навесом, натянутом между двумя палатками. Когда костер стал не только светить, но и греть, мы занялись купанием велосипедов.

Вполне приличных размеров прибой позволял вымыть велосипед практически силами только озера без привлечения человеческих действий. Достаточно было просто держать велосипед в воде, в зоне прибоя. Накатывающие волны очень качественно смывали грязь, накопившуюся на велосипедах за время пересечения поля. Однако, Леше и Лехе было явно мало просто купания велосипедов - они решили пересечь озеро на велосипедах и добраться до Новгорода. Дальше двух-трех метров в воду они, правда, не заезжали, но выглядело красиво.

На ужин было много еды. Съели все, что собирались съесть на ужин и часть завтрашнего обеда. Зато наелись. Завтра будут населенные пункты - можно будет закупить необходимое продовольствие. После еды сушили одежду у огня, болтали о всякой ерунде, смазывали свежевыкупанные велосипеды и смотрели на море.

Когда все уже пошли спать я остался еще посидеть у костра. Посмотреть на море. Костер при этом пришлось перенести - из под тента дым шел прямо в палатку, что мешало спать остальным. Вернул костер на то место, где я сушил дрова. Сидел и смотрел на море.

Итог дня: 75 километров пройдено, мы вышли к морю. Ура.
Tags: Ильмень, велосипед, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments