_zif (_zif) wrote,
_zif
_zif

«Нью Игарка, мадам,...»

Если бы не песня Визбора, возможно, я бы и не слышал никогда этого названия — Игарка. Конечно, на севере не так много населенных пунктов, но просто так, сами по себе, они не слишком привлекают внимание. То ли дело, когда про что-то в песне поётся...

Сейчас кажется, что от Игарки только песня и осталась. Над полузаброшенным и тричетвертисгоревшим городом возвышаются 2-3 многоэтажки, в которых живёт почти всё оставшееся население.

В порту пусто.

А ведь ещё 50 лет назад...


Игарка. Крупнейший порт в низовьях Енисея для морских судов, советских и иностранных. Они важно стоят на рейде - стройные, с высокими мачтами и манящими названиями: "Арагона", "Монровия", "Ариадна", и т.п. Клад Игарки - гигантский лесокомбинат по переработке ценнейшей древесины, заготовляемой на необ'ятных просторах Красноярского края и сплавляемой по рекам Енисейского бассейна.

На Игарской бирже, расположенной на высоком левом берегу Енисея, вдоль русла, бесконечно тянутся друг за другом старательно уложенные кубы золотистой разделанной древесины. Прямо-таки океан лесных богатств, подготовленных к экспорту. Кубометр нашей древесины, славящейся высоким качеством, продается за границей за ту же инвалютную цену, что и тонна сахара.

Лесная биржа с ее необозримыми запасами экспортного инвалютного добра, циклопические штабели дров у жилых домов, мириады щеп под настилами и без настилов на всех улочках и переулках Игарки. Неудивительно, что на каждом шагу огромные надписи: "Курить воспрещается".

Игарка значительно крупнее и благоустроеннее, чем Туруханск. Здание речного порта возглавляется высокой четырехугольной башней из почерневшего от времени дерева.

Всюду дощатые переходы. Слой вечной мерзлоты в Игарке очень близок от поверхности земли. В начале лета, когда земля немного оттаивает, дощатые переходы коробятся. Коробится и шоссейное покрытие.

Все жилые и общественные дома деревянные. Во всей Игарке есть только два каменных здания - это школа и двухэтажный благоустроенный "интерклуб" /интернациональный клуб/ для иностранных и советских моряков. Игарские дома - из того же строительного материала - дерева, - что и туруханские или вороговские. Но они построены по законам какого-то своеобразоного, собственного игарского стиля, с хорошим вкусом и по пропорциям, и по фактуре стен, и о скромному декоруму деревянного зодчества.

Много зелени. В Игарке проложена шоссейная дорога, регулярно курсируют автобусики типа допотопных ЗИС-5. На таком автобусе мы быстро добираемся из центра, через весь город до лесокомбината.

Городок хорошо снабжается рядом магазинов, набор продуктов довольно богат, включая сливочное масло и свежую халву.

А вот и интерклуб.

В эти дни тяга к нему большая - в разгаре сезонных лесопогрузочных работ /навигация в Игарке открывается в конце июня и закрывается в октябре, и люди нередко работают в две смены/ продажа водки всюду запрещена, и только в интерклубе водка отпускается неограниченно. По этой же причине и к нашим теплоходным буфетам большая тяга со стороны местных жителей.

С пристани наверх к портовому зданию тянется еще более высокая, чем в Туруханске, и благоустроенная лестница.

Здесь, на 67-й параллели северной широты, на высоком речном откосе - яркозеленая трава, цветы, березки, лиственницы и даже одна-раз'единая уцелевшая сосна.

На верхней площадке, на лавках, за скромным деревянным столиком, под тенью березок приятно посидеть на холодке и ветерочке, укрыться от томительного июльского зноя. И вид на Енисей отсюда хороший.

Так же как в Ворогове и Туруханске, мы и в Игарке общаемся с местным населением, и каждая беседа дает что-то новое.

Но сегодня, под безоблачной синевой небес, в чистом блеске полярного солнца, в девственной бирюзе енисейских вод, все, сотворенное здесь человеком, кажется тоже невинно чистым. И свежий ветер, и логика настроения туриста, стремящегося насладиться путешествием, гонят прочь мрачные мысли о том, в какую цену обошлось все, выстроенное в Игарке и вообще в местах отдаленных. Да ведь в этой способности временами забыть - спасение человека, иначе жизнь была бы невозможной.

Представители Игарского райокма КПСС и Лесокомбината рассказывали об Игарке, о роли Игарки в экономике лесного хозяйства и лесоэкспорта. Говорили хорошим, ярким, нештампованным языком, пересыпая речь солью шуток по поводу и без повода....
</tt>

Остались в прошлом райком, Лесокомбинат, и всё прочее. Так проходит мирская слава. Правда, посмотреть на то, что осталось мне тоже практически не удалось — теплоход всё больше опаздывал, и стоянка в Игарке снова была по принципу «пока все выгрузятся».

Поднявшись от дебаркадера по высокой лесенке, мы оказались на небольшой площади с монументом. В отдалении виднелись заброшенные/сгоревшие/разваливающиеся дома. На самой площади стояли памятные знаки. Один из них сообщал, что здесь в 1935 году выступал известный учёный Отто Юльевич Шмидт.

Другой, поставленный трудящимися в ознаменование 50-летия Октябрьской революции, по-видимому, был посвящён интернациональной дружбе.

В сторону города уходила дорога.

Я пробежался по ней до начала построек. Сначала я пробежал мимо стеллы «Игарка 1929», затем мимо работающего магазина, а затем выбежал на перекрёсток. Все выходившие на него дома были в той или иной степени разрушенными. Вообще, похоже, что большая часть деревянной архитектуры Игарки сейчас имеет вот такой вид:

Дальше вдоль улиц стояли такие же деревянные руины. Я вернулся на теплоход. Разгрузка уже завершалась. Наконец, сставив после себя на дебаркадере ящики с продовльствием на зиму, теплоход отчалил и двинулся от Игарки в сторону Дудинки. Ещё один пункт, известный благодаря Визбору.

Опубликовано у меня в блоге.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments