_zif (_zif) wrote,
_zif
_zif

Двадцать девять видов Енисея

Необъятность просторов нашей Родины вызывает патетическое воодушевление, когда ты осознаёшь её (необъятность) единомоментно. Растянутое на долгий промежуток времени, это чувство теряет свою силу и заменяется чем-то больше похожим на скуку. Две тысячи километров зелёных насаждений вдоль ж/д полотна от Читы до Хабаровска, по словам Семёна, — лучшая «прививка от берёзок». Две тысячи километров тайги по берегам Енисея — тоже испытание для восторженности. Несомненно, пейзаж завораживающе красив, но удивительно однообразен.

Сверху — небо, снизу — вода, посередине — тонкая полоска берега. И так — на протяжении почти всего пути. Не удивительно, что для большинства пассажиров теплоход — просто транспортное средство; тех, кто отправляется на теплоходе в туристическое путешествие практически нет. То ли дело раньше...

Трудно разместить 350 туристов на теплоходе так, чтобы все были довольны, тем более, что одним попались одноместные "аристократические" каюты I класса, другим - четырехместные каюты II класса по той же стоимости, что и одноместные каюты; третьим - жесткие каюты третьего класса на нижней палубе, по путевкам и стоимости второй категории.

Поэтому неизбежно в самом начале путешествия были высказаны справедливые претензии, недовольство и пр. Однако постепенно все это забылось и испарилось как нечто ничтожно малое, невесомое, по сравнению с величием Енисея.

Надо сказать, что теплоходы по Енисею ходят ровно те же, что и в 1962 году: «Валерий Чкалов» и «Александр Матросов». Так сложилось, что мы плыли на «Чкалове», а тургруппа в 1962 году — на «Матросове», но эти теплоходы практически одинаковые, так что я могу продемонстрировать, что такое «аристократическая» каюта I класса :)

Теплоход наверняка не раз ремонтировали, но кровать подо мной грозила развалиться — приходилось спать аккуратно. Помимо кровати в каюте имеется умывальник.

На этом удобства заканчиваются: туалет и душ — общие на палубу. Собственная уборная и ванная имеются только в каютах люкс: их, кажется, на теплоходе всего две. Фотографии четырёхместных кают показать не могу, но они весьма похожи на купе поезда. По слухам, всё это великолепие в 2013 году ходило в последнюю навигацию (а затем должно отправиться на слом), но как оно будет на самом деле, покажет время.

Помимо всех кают ещё есть возможность путешествовать прямо на палубах теплохода. О том, что это запрещено пароходством, развешены объявления, но по мере удаления от Красноярска становится «если нельзя, но очень хочется, то можно».

Как я уже говорил, теплоход этот является преимущественно транспортным средством. В местах, куда, кроме как по воде, «только самолётом можно долететь», люди везут то, что на самолёте везти дорого. Ещё в Красноярске музыкальный салон теплохода был заполнен багажом пассажиров, а часть багажа (в особенности негабаритная) уже попала просто на палубы. В коридорах, ведущих к каютам, тоже стояли коробки и тюки. Затем, до конца Красноярской ойкумены багаж и люди на палубах прибывали, а потом постепенно стали убывать, сходя с теплохода на разных пристанях вдоль Енисея.

В связи с таким утилитарным взглядом на речное путешествие, большинство пассажиров мало интересуются пейзажем (они его, наверное, видят по сто раз на дню), но пара десятков бродит по ветренным палубам теплохода с фотоаппаратами, потом прячется от ветра в каюты, а потом снова выходит смотреть вокруг.

На берегах встречаются деревушки.

Это вносит некоторое разнообразие в пейзаж. Но чаще всего берега просто покрыты лесом.

Ещё можно разнообразить пейзаж видом себя.

А ещё бывают встречные буксиры с баржами. Это всегда смотрится выигрышно в кадре.

Опять деревни:

И снова леса:

Ещё один способ разнообразить кадр — рыбаки на лодке.

Лесные склоны понемногу сужаются и через 263 км от Красноярска появились знаменитые Казачинские пороги, с не менее прославленной старушкой "Ангарой" - 80-летним туером, который здесь помогает судам пройти через пороги.

О том, что мы проходим Казачинские пороги даже объявили по громкой связи и на палубу высыпало явно больше людей, чем обычно по ней прогуливалось.

Какое-никакое, а всё-таки зрелище. Упомянутый в дневнике 1962 года туер (это такой буксир, который ходит вдоль троса) отправили «на пенсию» в 1964 году, а на его место заступил новый — «Енисей». Вот он:

С его помощью суда поднимаются по порогу вверх; нам при движении вниз по течению он нужен не был, а вот чтобы преодолеть встречное течение нужна его помощь.

Фарватер извилистый и «провешен» бакенами.

Но вот порог позади, и всё возвращается в привычное русло.

Вот самая многоводная из трех Тунгусок - Ангара. Ее устья мы ждали с особым нетерпением. Река несет свои бурные светлые воды из Байкала, и ее впадение в Енисей представляет величественную картину.

Устье Ангары мы проходили на закате. У места впадения, на стрелке, стоит посёлок с незатейливым названием Стрелка.

А вот и сама стрелка: «две реки слились в одну».

Пожалуй, я ощущаю патетику от каких-то таких моментов — попасть в «значимую точку на карте». Чтобы потом можно было где-то написать: «Слияние Енисея и Ангары. Закат. Фотография автора».

Опубликовано у меня в блоге.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments