_zif (_zif) wrote,
_zif
_zif

Categories:

«Завтра была война»

На Московскую, Владимирскую, Рязанскую области льются дожди. До следующего лета широкая общественность забыла о пожарах, потушенных, по-видимому, огромными усилиями, и о торфяниках, которые продолжают тлеть где-то в мещёрских лесах. Обожжённые низовыми пожарами деревья уже не так заметны среди потерявших листву соседей. Ребята из сообщества ru_uzd уже ездили разбирать завалы на ветке до Головановой дачи, а Сергей Алексеевич — обходчик с разъезда Гуреевский, надеюсь, соблюдает постельный режим и скоро поправится. Обжигающее лето 2010-го осталось позади.

Так получилось, что в лесах я побывал до пожаров. Лёша приезжал в отпуск, и мы решили съездить вместе на какой-нибудь «серьёзный» маршрут. Я выбрал давно планируемый, но всё ещё не пройденный отрезок Рязань — Черусти. Если я и задумывался о пожарах, то только в контексте посещения Курши-2 — места страшного лесного пожара 1936 года. До Курши мы так и не добрались. Нет, конечно, я не стану утверждать, что в мещёрских лесах в середине июля никто и не слыхивал о пожарах... Даже наоборот, они регулярно упоминались в разговорах вместе с жарой. Но всё это было где-то ... не совсем здесь. Как будто глухие раскаты громы откуда-то из-за горизонта предвещали что-то недоброе... В воздухе ещё не было запаха гари. Было только смутное предчувствие надвигающейся беды и тень какой-то наивной убеждённости в том, что всё-таки ничего страшного не случится.

Единственный пожар, встретившийся мне на пути, произошёл на Фрунзенской набережной — когда в пять утра девятого июля я ехал на вокзал, столб пламени поднимался на десятки метров над дебаркадером ресторана «Мама Зоя». А потому, июльская Мещёра 2010 года для меня — это не пожары. Это жара, комары, и много песка. Даже сейчас песок сыпется из атласа Рязанской области, когда я листаю его. И ещё немного приключений (на свою ...) — куда же без них! Мне сложно представить, что огонь шёл практически там, где шли мы. Нам было тяжело, но весело и интересно, и это всё не вяжется с последовавшей катастрофой.


IMG_1890
На дороге


Почти пустая электричка довезла нас от Коломны до Рязани. Промелькнули панельные многоэтажки, особняки XIX века, церкви Кремля, коромыслом выгнулся мост через Оку, и вот уже на горизонте показалась стена из сосен. Узкоколейный переезд у Шумаши окончательно исчез под слоями асфальта, но насыпь всё ещё легко угадывается справа от дороги. Когда она подходит вплотную, на ней ещё различимы шпалы, на которыми уже вырастают молодые ёлочки. Вокзал в Солотче почти не угадывается: его можно найти, только если заранее знать, где он.

Потратив некоторое время на поиски поворота в Ласково (и попутно найдя место вокзала, которое мне не удалось найти в прошлый раз — теперь там, кажется, конюшня), мы выбрались на дорогу в сторону Деулино. Она оказалась не самой главной: вскоре с юга подошла асфальтированная дорога — приятный сюрприз, не предусмотренный топографической картой.
Под впечатлением от наступления цивилизации, мы устроили перекус на берегу озера Уржинского, рассчитывая приобрести себе на десерт мороженое. Однако оказалось, что холодильник уже сдал позиции перед наступающей жарой, и нам могли предложить только относительно холодный квас.


IMG_1899
На подступах


Асфальт продолжался до самого Деулино. В Деулино нас встретили аккуратные домики, недавно построенная церковь, пустые улицы и дозорная вышка, с которой лесники отслеживают пожары. Лёша не побоялся и залез на самый верх.

IMG_1902
С вышки

Спустившись, он что-то пересказывал со слов лесника о дальних пожарах. Мы проехали от поляны с вышкой по улочке и оказались на берегу реки Пра. Здесь на берегу копошились дети и отдыхали взрослые, но всё равно было не многолюдно. На обоих берегах реки стояли аккуратные щиты с отмеченными местами для купания, но они же служили своеобразной «границей» цивилизации. За Прой начинался совсем другой мир.

Дорога на другом берегу сначала представляла собой неровно уложенные бетонные плиты. Велосипеды подскакивали на стыках, но ехать это не мешало. К сожалению, эта дорога достаточно быстро закончилась. Вместо неё нам пришлось продолжить движение по песчаной колее. Ещё не растраченный энтузиазм позволил ехать какое-то время по гребню: велосипед весьма лёгкое транспортное средство и его выдерживает даже тонкий слой сосновых иголок, насыпанных поверх песка. Если, конечно, он есть. Но гребень между двумя колеями в песке становился всё уже, маневрирование становилось всё более утомительным, а каждое «закапывание» заднего колеса в песок давалось всё тяжелее. Пытаясь воодушевить друг друга, мы какое-то время ещё делали попытки ехать по песку, но в конце концов почти отказались от них, садясь в седло только на заведомо твёрдом участке. Остальное же время мы печально катили велосипеды рядом.

Так мы добрались до брода через реку Кадь. Надо сказать, что и до этого наш отдых тревожили обычные кровопийцы средней полосы, что заставляло даже на остановках двигаться. Однако вблизи реки концентрация всевозможных насекомых достигла таких пределов, что хотелось бежать хоть куда-нибудь со всех ног. Под атакой нескольких эскадрилий комаров и мошек, мы кое-как намазались и обрызгались репеллентом, и поспешили подальше от болотистых берегов Кади.

Ещё не дойдя до кордона(?) «1-е мая», мы оказались на перекрёстке, где одинокая стрелка указывала на «Кудом».

IMG_1910
На перекрёстке

Кудом и впрямь значился на карте, и нам надо было совсем не туда. От перекрёстка мы повернули на север, туда где на карте значилась «Оборона» — естественно, это было одно название без населённого пункта, и Голованово — островок цивилизации посреди леса. В Обороне нас снова атаковали комары: Кадь снова была рядом. К счастью, второй переход оказался замощённым. Где-то вскоре за мостом нас обогнала «Нива», мы с недовольством посмотрели в след: из-за того, что машины раскатывают песчаные дороги, нам приходится идти пешком. Кстати, скорость у нас стремительно падала и уже, кажется, стала меньше 3км/ч. На очередном привале мы высчитывали, когда же мы дойдём до Голованово и перспективы выглядели очень не радужно, особенно в свете того, что запасы воды уменьшались не менее неотвратимо, чем скорость.

IMG_1912
В песках

В тот момент, когда всё начинало выглядеть совсем не радужно, случилось небольшое чудо: Лёша заметил, что от песчаной колеи ответвляется ещё не раскатанная дорога. Оказалось, что она петляет вокруг основной и, видимо, ведёт туда же, куда и она, но, что самое главное — по ней можно было ехать. Откуда взялись силы! Разгоняясь чуть ли ни до 15км/ч, о которых и думать забыли за последние часы, мы стремительно въехали в Голованово и подкатились к колодцу.

IMG_1916
Колодец

После дороги в песках и экономии воды как приятно было пить и умываться, не думая ни о чём. Словоохотливая бабушка, наполнявшая вёдра и лейки для полива, рассказала всё, что знала, про дороги, автобусы, местных жителей, лесников, пожары, расспросила нас обо всём, что смогла придумать и подарила пластиковую бутылку для воды. От неё мы узнали, что дорога на Куршу-вторую проходит через северные выселки Голованово, которые называются «Головановка», что, впрочем не отмечено на карте. Магазин к нашему приезду уже закрылся и открыть его не получилось, хоть нам и сказали, где живёт продавщица. Зато с нами пришёл познакомиться деревенский сумасшедший в фуражке лесника.

На ночёвку мы встали в стороне от дороги на Головановку, в сосновом бору.

IMG_1918
Лесная дорога

IMG_1921
«Сосны вонзаются в небо»

IMG_1924
Палатка


На следующее утро, памятуя о вчерашнем дефиците воды Лёша даже не поленился съездить обратно к колодцу, чтобы наполнить все имеющиеся у нас ёмкости. Дорога оправдала наши худшие ожидания. Параллельная тропинка, по которой можно было ехать скоро исчезла, и нам вновь пришлось идти пешком. Кажется, только к одиннадцати утра мы вышли к переезду, пройдя две стороны большого «треугольника» по дорогам. Как потом оказалось, по шпалам было бы идти быстрее.

IMG_1928
У переезда

Но у переезда мы ещё были готовы искать вторую Куршу. Тем более, что ранее на дороге нам встретился указатель на Култуки, которые должны были лежать за Куршей. За переездом лежала огромная вырубка, по которой нам предстояло плутать следующие несколько часов. По-видимому, мы зря предпочли самую наезженную дорогу: мы сразу слишком сильно уклонились на юг, и все наши попытки свернуть восточнее в сторону Курши упирались в тупики, дебри и овраги. Солнце палило нещадно. Ехать по песку было крайне тяжело. Более того, зачастую, проехав в одну сторону, ты сам оставлял колею, в которой вяз на обратном пути. Сотовая связь практически отсутствовала. Плутая по очередному ответвлению, мы увидели на основной дороге лесовоз. Конечно, мы поспешили в его сторону, надеясь, как минимум, спросить дорогу, но, конечно, он почти моментально скрылся из виду. В этот момент случилась кульминация наших блужданий: на очередном ухабе под Лёшей сломался подседельный штырь. Дополнительным штрихом стала неожиданно включившаяся сотовая связь и звонок Лёшиной мамы. Надо отдать должное, самообладания он не потерял:
— Да, у нас всё замечательно!.. Мы катаемся!.. Нет, пока ещё не доехали!.. Всё хорошо.
На самом деле, как ехать дальше было не очень понятно. Для начала мы поставили обратно укороченную версию штыря, но для Лёши она была явно низковата. Решили, что потом поменяемся велосипедами. Поиски Курши мы прекратили, вместо этого решили вернуться в Голованово по рельсам и оттуда искать «аварийные» способы выбраться на асфальт. Я очень рассчитывал на дрезину Сергея Алексеевича. Особенно после того, как эта дрезина пронеслась мимо нас в тот момент, когда мы выходили к рельсам в районе переезда.

Действительно, по рельсам оказалось идти хоть и не слишком удобно, но всё равно быстрее, чем по песку. А в тех местах, где провалы между шпалами были не слишком глубокими, можно было даже ехать. Видимо, Лёша воодушевился настолько, что даже не смог устоять перед земляникой, росшей на одной из полян вокруг путей. С разницей в 15 минут (на земляничную паузу) мы прибыли на вокзал Головановой дачи.

Вокзал уже много лет закрыт и постепенно приходит в упадок.

IMG_1942
Зал ожидания

Всё это, естественно, совсем не радует местных жителей (хотя вопрос о том, кто именно способствует растаскиванию бесхозного имущества остаётся открытым). Возле вокзала мы неожиданно встретили дочь предпоследнего начальника станции. Сложно сказать, какими эмоциями или соображениями она руководствовалась, но почему-то она принесла откуда-то «фирменную» табличку с названием станции и поставила её возле заколоченного входа. Надеюсь, что никто не стал забирать её «на память».

IMG_1950
Дочь начальника станции

С транспортом на «большую землю» всё оказалось непонятно. Сергей Алексеевич по телефону сообщил сначала, что поедет ближе к шести вечера, а потом, что и вовсе не поедет больше сегодня, потому что слишком жарко. Посоветовал воспользоваться автобусом. Расписания у автобуса не было, но когда он приходит все примерно знали. Мы честно отправились на остановку, но автобусом оказался фургон на грузовом шасси, который наотрез отказался нас брать с велосипедами. После того, как пыль, поднятая грузовиком осела, мы вновь отправились в магазин, также известный как переговорный пункт. Узнав о нашем безвыходном положении, Сергей Алексеевич «сменил гнев на милость» и сказал, что приедет через полчаса.

С учетом расстояния (25км) и рекомендованной скорости движения (30км/ч) Столь короткий срок вызвал у меня некоторое удивление, но через полчаса действительно из-за леса послышался треск и к заколоченному вокзалу подкатила дрезина с прицепом.

IMG_1965
Дрезина

Лёша был в восторге, да и я доволен — чего уж скрывать. Велосипеды легли на дно прицепа, мы залезли сверху, чтобы придерживать, и дрезина понеслась через лесной коридор.

IMG_1981
На дрезине

Рядом с обходчиком сидела, по-видимому, его дочка, которая с любопытством смотрела на Лёшину фототехнику. А Лёша не уставал щёлкать затвором — кадры, и впрямь, были необычные. GPS показал, что наш «лесной экспресс», вопреки рекомендациям, нёсся порой быстрее 40км/ч. Перед самым разъездом Гуреевский колёса прицепа застучали по шпалам — сошли с рельс. Не страшно — слезли, приподняли прицеп, поставили обратно на рельсы.

Около семи вечера мы уже выезжали на асфальт дороги Москва — Касимов в районе Гуреевского. Поменялись велосипедами, поставив на мой велосипед Лёшины контактные педали, и резво тронулись в путь. Оставалось проехать ещё около 70 километров.
Правда, одна остановка была предусмотрена. После двух дней в горячих песках очень хотелось искупаться. Верховья Пры для этого подходили как нельзя лучше.

IMG_1990
Пра

Как оказалось, Пра заготовила для нас сюрприз. Зайдя в воду Лёша громко сообщил:
— Да у меня в ванной вода холоднее!
Действительно, вялотекущая Пра нагрелась чуть ли не до 37°C. Что, впрочем не помешало нам вдоволь поплавать.

Последний казус случился в 25 километрах от финиша: при очередном ускорении Лёша ... вырвал одну из контактных педалей из её резьбы в шатуне. К счастью, её удалось принудительно ввинтить обратно, нарезав по шатуну новую резьбу. Двадцатикилометровая грунтовка Перхурово — Черусти не обманула ожиданий, и мы даже успели финишировать до полуночи.

Эпилог
Пересаживаясь обратно на свой велосипед, я обнаружил, что под Лёшиным весом погнулся и мой подседельный штырь — за один день! В итоге в Москве мы сразу поехали на рынок в Сокольники.
— У меня сломался подседельный штырь, можно мне подобрать замену? — показывал Лёша свой штырь продавцу.
— Не удивительно, что сломался, такой тонкий, — со знанием дела ответил продавец.
Выдержав паузу, я вставил свою реплику:
— Вообще-то под ним и вот этот погнулся, — протянул я свой штырь, стенки которого были почти в полтора раза толще, — можно и его на что-нибудь заменить?
Tags: велосипед, железная дорога, лес, путешествия, текст, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments