Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

vesna

(no subject)

Зла и нетолерантна.

вероятно, у меня особая мутация 7R в гене, кодирующем так называемый рецептор нейротрансмиттера дофамина (DRD4)
vesna

(no subject)

Андрей Старков > ?Житель города страданий и лишений

Листаю с утра соцсети. Везде только одно: мэрия Москвы окуела со своими масками-перчатками. Все возмущены, но красной нитью в каждой публикации проходит одна мысль: КТО БЫ УСМИРИЛ РВЕНИЕ ЭТОГО УРОДА СОБЯНИНА! Заметьте подтекст: КТО БЫ, НО НЕ Я.

Ребят, а может, хорош уже на дядю смотреть и ждать Бэтмена, который прилетит и начнёт нас защищать от злодея? Так бывает только в нарисованной Америке. Может, начнём сами создавать трудности властям?

Чтобы не было тут скептицизма, могу приоткрыть часть своей биографии, сказав, что прошёл тяжкий и долгий путь от сперматозоида до старшего судебного пристава. Чуть даже не стал мировым судьёй. А потому знаю, что говорю. Именно поэтому рисую вам истинную картину, как будут обстоять дела в реальности. Можете не верить, мнение скептиков меня не интересует. Я просто говорю о том, как может разыграться вариант. Даже не буду упоминать об указах и законах, загружать вас цифрами. Чистая логика и собственный опыт.

Вот предположим, вы заходите в автобус без маски и перчаток, едете, а через пару-тройку остановок вваливается "контра" и начинает грузить вас по поводу штрафа за отсутствие. Я опущу правомочность таких требований со стороны живоглотов, их право заниматься такой деятельностью. Исхожу из худшего: вас штрафанули.

Не спешите мгновенно оплачивать штраф. Пусть выписывают квитанцию и протокол. Выписали? Прекрасно! А вы не платите. Понимаю, что первоначально вы, как законопослушный чел, испытаете шок и потрясение. Но постарайтесь не паниковать. Первые дней 10 вас никто беспокоить не будет. А потом начнётся "прессовка". Вам будут присылать напоминания, уведомления со страшными буковками, сулящими "уголовную ответственность", тыры-пыры-растопыры. Терпите. Представьте, что так сделаете не вы один, а многие.

Теперь перенесёмся в суды. Поток протоколов об административке захлестнёт их, а там и без того полно работы, связанной со сроками, другими жалобами, более серьёзными делами. Скажем, судья вынесет решение о взыскании штрафа, передаст бумажку судебным приставам-исполнителям. Ну понапрягаются они вас достать, поелозят, поелозят... А у каждого и без того по 100-200 исполнительных производств (в среднем). Это и штрафы за нарушение ПДД, и алименты, и взыскание задолженностей... А тут - ещё куча нового дерьма привалила, которое надо раскапывать, да ещё и не на одного гражданина.

В общем, поковыряется исполнитель, напишет поручение приставам по ОУПДС (ну это как приставы-охранники, на которых, кстати, ложится и обязанность по розыску и непосредственному взысканию задолженности). Ну побегают они за вами какое-то время и отпишутся о том, что "не представилось возможным" взыскать штраф с вас. Всё! Дело ляжет в кучку с другими подобными. Ежемесячно давка будет возобновляться, но этим дело и закончится.

К тому времени эта дебильная самоизоляция придёт к финалу (рано или поздно это будет). И ответьте теперь с трёх раз, будет ли иметь актуальность ваш штраф? Да и сумма не такая уж большая по нашим временам, чтобы так вот настаивать на вашем окошмаривании.

Ну а после, при окончании календарного года и подбивании отчётности, ваш штраф, как и тысячи других, потихонечку "сольётся" в мусорку. Все цифры "бьют", премии получены, всё прекрасно и здорово.

Могу только сказать, что это я нарисовал идеальный вариант, когда ВСЕ МЫ не станем подчиняться бредовым указам когалымского дурня, которые сами по себе противоречат всем законам государства. А ведь из всех "штрафников" многие начнут ещё и оспаривать решения судов, выказывать несогласие. Многие приведут железные доказательства, выиграют суды...

Так что думайте. 12 мая настанет момент истины: либо мы люди, либо рабы, чья "хата с краю" и которым удобней жить в раковине, подчиняясь ради своего спокойствия любому бреду охамевших в корень властей.

----------------
они продолжат хаметь?
vesna

(no subject)

Марина Крамер

Это интервью я делала для сайта "Русская планета" в 2013 году. Но и сегодня оно не утратило актуальности, если честно.

Анатолий Быков: «Мы превратили страну в колонию».

Вас в 1990-х называли «теневым хозяином Красноярска». В нулевые вы прошли через череду уголовных дел, вы вышли из алюминиевого бизнеса. Сегодня вы не жалеете, что тогда ввязались в «алюминиевые войны»?

Кто говорит? Двадцать лет прошло. Я семнадцать лет в политике – единственный народный депутат, который никогда не имел отношения ни к какой партии и только сейчас вступил. Мне часто говорили – Быков в оппозиции к власти. Но меня же народ избрал. И если вас избрал народ – как вы можете быть в оппозиции к своему народу?
Не задумываясь, прошел бы по этому пути еще раз. Мне не стыдно. Я горжусь тем, что делал. На КРАЗе были самые высокие зарплаты, крепкая социалка, мы помогали детям, ветеранам, спортсменам. Единственное, чего бы я сейчас не повторил, – это не привел бы в край чужака. На тот момент, наверное, просто не хватило жизненного опыта, чтобы вовремя разобраться в том, какой человек пришел к власти. Мне представляли его несколько в ином свете, я только потом разобрался, что есть на самом деле. И теперь не поддержал бы чужого, пусть даже очень хорошего, человека. Кроме нас, красноярцев, никто не разберется в ситуации в крае. Я видел, как наши местные чиновники буквально упали на колени. У меня же, видимо, была слишком широкая направленность – и КРАЗ, и детский дом, и Фонд, и спорт – трудно было разобраться во всем сразу. Сейчас все было бы иначе.
Я благодарен своему прошлому. Даже за то, что сидел в тюрьме, это очень полезный опыт, когда ты проводишь своеобразный анализ – как ты поступил бы, как поступал. Это неоценимо, это была своеобразная подсказка мне.

Что в нулевые пошло не так, что на вас обрушилась вся мощь прессинга мощных федеральных структур – от прокуратуры и судов до СМИ? Сегодня вы можете назвать, кому тогда перешли дорогу?

СМИ мне бесплатно в те времена сделали такую рекламу, что меня до сих пор знают и помнят не только в крае и стране, но и за рубежом.
Власти было удобно романтизировать криминал, придумать каких-то положенцев, авторитетов. Мне в свое время очень высокопоставленные люди из Москвы предлагали «такую крышу, что тебя никто никогда не тронет». Я отказался – у меня были другие интересы и другие способы вложить деньги – тот же спорт, например. Отказался – и через год началось.
Но даже в комиссии, которая приезжала по моему делу, было много порядочных офицеров, которые, рассмотрев ситуацию изнури, делая обыски в фонде Вера и Надежда нашли тысячи писем от людей и пересмотрели свое отношение к происходящему. Так и говорили потом – нас ввели в заблуждение.
Если взять любое заведенное на меня дело, то сейчас просто смешно. Надуманные поводы, нелепые обвинения. Просто я был неугоден, неудобен.
В нашей стране мало кто может пережить успех соседа, и зависть толкает многих на подлость.

В Красноярском крае ваши политические структуры (что партии и движения, в которых вы состояли), что общественные организации неизменно показывают хороший результат на выборах.
Вы сами становились депутатом законодательного края. Нет желания пойти в федеральную политику.

Я баллотировался дважды. Наверное, тогда было рано, но я не жалею, это тоже опыт. В то время не работало у нас выборное право, а работали интересы определенных политических групп, которые не хотели видеть меня ни в большой, ни в малой политике, потому что со мной невозможно договориться, я не продаюсь и не покупаюсь. Нет такой цены. Всегда говорил – если мне будет нужно, меня народ изберет и так, без подкупов. В Назарово, моем родном городе, мы на последних выборах выиграли в десяти из десяти одномандатных округах и по партийным спискам набрали 57 процентов, а Единая Россия – 19. То же самое примерно их ждет и сейчас.
Народная любовь неоценима, я ей очень дорожу и не могу ее предать или продать. Никому ничего не обещаю до выборов и никогда никому не плачу денег. За меня голосуют, потому что верят. Часто спрашивают, не хочу ли я быть губернатором. Отвечаю – вопрос не ко мне, а к тому, кто их назначает. Но я готов.

Сегодня много говорят о назревшей реформе отношений регионов и центра. Красноярский край – регион-донор, но как политическое руководство, так и экономика края принадлежат «варягам», людям из Москвы. Что надо сделать, чтобы Москва наконец-то прислушалась к «людям на местах», чтобы изменилась эта региональная политика?

Я еще в девяностых говорил, что Красноярск вскоре превратится в колонию, если мы не будем сами, изнутри управлять своим краем.
Город разваливается, рушится на глазах. Я знаю, о чем говорю – обошел пешком почти весь Красноярск. Никому нет дела. О том же обрушении стены на проспекте Свободном – ведь предупреждали за две недели об аварийном состоянии, но кто пошевелился? Погибли люди. А кто понес ответственность? Уволили виновных, выплатив им выходное пособие – это не цинизм?
Чиновники гордятся – мы строим жилья больше, чем строилось при Федирко. Это же позор. Чем гордиться? При Федирко строилось социальное жилье, а сейчас – коммерческое, которое недоступно большинству. Треть квартир в новых домах остается незаселенной. А как земля в Красноярске может принадлежать москвичам? В микрорайоне Черемушки, например?
У нас многонациональная страна, ее очень легко поджечь именно на этом вопросе. И край наш не исключение. В общении с жителями окраинных районов часто слышу – надоели приезжие. Спрашиваю – тогда почему сами не хотите работать? Почему позволяете занимать ваши рабочие места? Сегодня на КРАЗ никто не идет работать. В девяностых был конкурс – пять человек на место, в очереди стояли двенадцать тысяч. Сейчас в бегущей строке постоянно идет объявление о найме рабочих.
Мне бы хотелось, чтобы красноярцы стали активнее, очнулись что ли. Чтобы стали принимать участие во всем, что происходит в крае.
Мы должны поддерживать государственность, но при этом соблюдать правила территорий. Я считаю, что предприятия должны платить налоги там, где находятся. Мы свое время платили тридцать процентов, а сейчас отчисления – один процент. Криминалу девяностых и не снилось то, что происходит сейчас. Воруют десятками миллиардов, а потом долго разбираются – сажать или не сажать министра. Я десять лет задаю один и тот же вопрос на Заксобрании – где налоги? Все молчат. Говорю – молчите, потому что вам уже занесли? И я знаю, что занесли. Но – молчат, даже в суд за клевету никто не подал. Потому что правда.
Я гражданин своей страны и патриот своей страны, своего края, и мне за это не стыдно. И потому я не искал справедливости в другой стране, когда началось уголовное преследование.

Одно из ваших последних предложений – национализация ряда сырьевых компаний. Вы приводили в пример РУСАЛ. С чем связан такой поворот в вашем мышлении, ведь вы стояли у истоков подобных компаний?

Это не я придумал, я нашел программу в музее на КРАЗЕ, написана она была Косыгиным, я просто начал претворять ее в жизнь. Канско-Ачинский бассейн и создавался по цепочке, логично, дополняя друг друга. Приватизация разрушила эту цепь. Государству должен принадлежать пятьдесят один процент акций того, что составляет обороноспособность - нефть, газ, уголь, металлургия, лес, энергетика. Ни в коем случае нельзя терять госуправление над оборонным ресурсом. Это основа национальной безопасности.
Нельзя отдавать в частные руки то, что должно принадлежать государству, что работает на оборону. Капитал должен развиваться в своей стране, чтобы не боялся большевизма, когда придут и все отберут. Про Конституцию слышали все, но много ли кто ее читал? Нужны такие законы, чтобы бизнесмены не стремились выводит деньги из страны, а заставляли их работать здесь. Мы превратили страну в колонию, все вывозим, и капитал работает на развитие экономики – но, увы, не нашей.

Как Вы относитесь к «болотному протесту»?

Считаю, что это провокация. Я не понимаю тех, кто ищет поддержки в Америке. Пусть там со своими делами разберутся. Даже на нашем экономическом форуме один американский представитель заявил – вы не справитесь с Сибирью, вам лучше ее отдать. Пытаются нас убедить, что мы живем не на своей земле. Отдайте индейцам их земли, а нас не надо учить, как нам жить в своей стране. Цену ваших учений мы знаем – Ближний Восток.

Есть ли, по-вашему, лидер у современного протеста?

Нет там никакого лидера. Есть те, кто поддались западным влияниям. Сколько Запад вложил денег, чтобы развалист Советский Союз? А сколько, чтобы добить Россию? И помогать, поддерживать – предательство.

Какого будущего Вы хотели бы для своей дочери? Связываете его с этой страной или нет?

Я хотел бы, чтобы Ульяна получила образование здесь, в России. А уж потом пусть сама выбирает – я же не смогу навязывать свою волю взрослому человеку. Но она уже сейчас говорит - «Папа, я хочу жить здесь с тобой и помогать людям, как ты».

Вы строгий папа?

Да. Я считаю, что человек, неспособный навести порядок в своей семье и не умеющий контролировать и организовывать собственных домочадцев, в принципе не способен быть политиком. Было бы хорошо сперва посмотреть на то, как кандидат управляется со своей семьей, прежде чем доверять ему власть над остальными.

Хватает времени при такой загруженности на общение с дочерью?

Я стараюсь уделять ей много внимания, вникать во все, что ей интересно. Стараюсь объяснять, подсказывать. Сейчас довольно трудное время в плане информации – интернет, телевидение. Поэтому стараюсь следить, что она смотрит, что читает. Часто беру дочь на встречи, она с интересом относится к тому, что и как я говорю. И я надеюсь, что ей никогда не будет стыдно за то, кто у нее папа.
Марина Крамер, «Русская планета»
Сентябрь 2013 год
vesna

(no subject)

Посмотреть историю правок
Глеб Павловский

речи на Эхо Москвы с Ольга Бычкова (Olga Bychkova) О коалиции перезапуска страны, войнах выхода, новая роль Путина и тп // Всюду конечный исход зависит от того, сформируется или нет какая-то демократическая общественная коалиция, которая будет прессовать власть. Вспомним, почему в первой половине года власти все время опережали общественность? Потому, что у оппозиции вечно вчерашняя повестка: в январе обсуждали еще митинги и демонстрации прошлого лета, когда Путин уже поменял правительство и обьявил поправки к конституции. Затем обсуждали "обнуление", а Путин уже сам отказался от голосования 22 апреля - даже в этом очевидном оппозиция его не опередила. Все время отставание, отставание чертовски опасное.
Вот есть какая-то программа Навального, есть какая-то программа экономистов, Константин Сонин (Konstantin Sonin) Сергей Гуриев (Sergei Guriev) и других, есть центризм очаровательной Екатерина Шульман которая все время что-то разумительное говорит... Вот бы они собрались и что-то выработали - только покороче, не длинное. И проверим, сколько вокруг этого миллионов людей соберутся.
О.Бычкова― А что они должны сформулирвоать? Какой должен быть главный сюжет? Что может стать узлом, вокруг которого может возникнуть напряжение?
Г.Павловский― Напряжений предостаточно - разве что-то из напряжений разрешилось? Они растут. И будет безобразием, если в итоге кризиса мы опять скомно уступим сцену куда опять выйдет провинциальная труппа Кремля со спектаклем «Сталевары» в виде голосования за изменение покойной Конституции. Конфликтов много по всем линиям: финансы, порядок управления, законы – за это время напринимали, между прочим, втихаря, добавочных идиотских законов. Если мы говорим о правилах перезапуска российской Федерации как выздоравливающего государства, значит, должны быть 5-7 пунктов перезапуска, о которых все договорятся. Конечно, там будут и финансовые пункты Раз у нас Конституция, которую нельзя защищать – просто физически невозможно, потому что она состоит из двух разных Конституций неубедительно склеенных. Значит, опять-таки, нам нужны политические условия пользования этим токсичным документом, опять есть, что обсуждать. И думаю, что есть те, кто это понимают.
...реч
О.Бычкова― Начну с такого вопроса — сегодня у Путина обсуждались сценарии. Пути, способы и этапы выхода из карантина. Что мы можем сказать об их будущих конфигурациях, изменится ли что-то после привычной вертикали после того, как рано или поздно вирус закончится?
Г.Павловский― Вертикаль уже устремилась на выход. Все, кто участвует в этом процессе, они готовятся, подбирают для себя позицию, декорацию, костюм к выходу – какими они выйдут, кем они будут на выходе. Конечно, более всего это волнует Кремль, Путина, потому что он два месяца как устранился от всех этих мелких подробностей.
О.Бычкова― Ну, как он устранился? Он все время проводит совещания, его показывают каждую неделю в разных видах.
Г.Павловский― Да, вот он проводит совещания. Но, во-первых, он с самого начала, и с этой позиции он не сходит, он передал все это, все эти грязные подробности, регионам. И в первую очередь, Москве, где ситуация была самой тяжелой и она угрожала стать катастрофической сразу.
Я не знаю, сделал ли он это по своему разумению, по убеждению Собянина и других, но он это сделал. Это был, в общем, правильный шаг.
А сегодня уже видно, как формируется новая путинская роль. Теперь у нас - злой Собянин, который все время придумывает, как бы нас еще ущемить, что бы еще ввести, какой запрет – вот сегодня опять сварливым голосом говорил, что не будем торопиться, никаких гулянок по набережным.
А Путин обсуждает , как будем снимать ограничения. То есть он такой добрый Санта и думаю, он уже выбрал эту позицию: вы тут что-то назапрещали , а мы будем – не сразу, со временем, — что-то разрешать.
О.Бычкова― «Я пришел дать вам волю»
Г.Павловский― Да, думаю, что так и будет в финале. Но что по этому поводу думает вирус COVID, нам неизвестно, а медицинская инфраструктура на высокой степени напряжения. Может быть, не на крайней, но на крайне высокой даже в Москве, где Собянин, повторю, рано начал готовиться
И― ну, не знаю, у людей есть пределы. Мы же видим, что происходит — и смерти, и … но я вижу такую развилку: все готовятся не столько даже к выходу, сколько к битвам за выход, битвам за имидж на выходе – кем выйти.
О.Бычкова― Ну да, президент хочет быть таким «Владимиром Освободителем», и э то вполне логично. Но удастся ли ему это все?

Г.Павловский― В какой-то момент, наверное, он скажет. И, наверное, это будет даже инсценировано как какой-то маленький конфликт рабочий: Собянин скажет надеть всем еще вторую маску, а Путин скажет: «не надо. Братья и сестры, снимите маски, вы свободны. Денег не дам, но все свободны, идите, работайте."
Вот здесь какой-то потенциально конфликтный момент, думаю. Потому что все это время государство брало в долг у населения. Не помогая им, рассчитывая на того, у кого какие запасы. А эти запасы тратятся и люди нервно относятся к ситуации, когда ты лично вытаскиваешь из кармана деньги и оплачиваешь запрет работы. Это дача государству в долг. И думаю, что это сыграет свою роль на выходе.
О.Бычкова― Какую роль это может сыграть? Вот Левада Центр сегодня сказал, что у Путина самый низкий в апреле за 20 лет рейтинг одобрения. Но тоже непонятно со всякими этими рейтингами и индексами.
Г.Павловский― Сегодня только одни рейтинги – увеличение числа заболевших и числа умерших – это основной рейтинг, за этим рейтингом все следят. А за рейтингами Путина? Вряд ли. Думаю, что эта пафосная рейтинговая часть нашей власти ушла в прошлое, этого не вернуть.
О.Бычкова― Будет что-то другое?
Г.Павловский― Да, будет что-то другое. Я не знаю, но это интересный момент. Потому что все, кто вынужденно бездействовал, они начнут действовать и готовиться к этому.

О.Бычкова― Это кто бездействовал, кто начнет готовиться?

Г.Павловский― Смотрите: например, силовики – всех ужасно раздражают полицейские, проверяющие пропуска. Но это ведь тьфу, это не заработок. Когда остановился малый бизнес, остановилась и рента. А они себя считают бизнесом и ждут момента, когда снова смогут брать ренту, маржу и так далее. Они готовятся к этому, они придут с новыми запросами, выросшими, духовными и материальными к бизнесу. Готов реальный бизнес отвечать им взаимностью, я не знаю. Это же новое перезаключение сделки. Не договора, но перезаключение сделки. Когда ты потратился сильно, тебе нельзя сказать: плати столько же и еще проценты за время, что не платил. Значит, это будет проходить в виде конфликта.
О.Бычкова― Это интересная мыль – перезаключение сделки, действительно, многие вещи обнулились сами по себе за этот период, обстоятельства, в том числе, отсутствие денег, возникли абсолютно неодолимой силы – это всем понятно. Какие еще сделки в таком случае придется перезаключать? Между бизнесом и силовиками — про это мы поняли. А еще?

Г.Павловский― Во-первых, бизнесы разные. Есть бизнесы с большой буквы, которые при государстве, там есть такой, который вообще не обеднел и ничего не потерял. Но реально есть и малый и средний бизнес, который является основной кормовой базой силовых структур. Посмотрим. Думаю, что он должен проявить некоторое упорство здесь.

А дальше общая сделка между властью и населением в целом. Ведь если сейчас Путин и власть скажут: мы вас спасли, — они встретят, как минимум, недоуменные выражения лиц. Как это вы нас спасли? Где?

Врачи понятно – они не кооперированы на самом деле в единый профсоюз, но, тем не менее, их лица видны. Они по-разному себя ведут. И это тоже понятно, но все-таки они были на фронте. И когда они вернутся с фронта. У них будет другой уровень доверия, чем до этого.
А что будет делать управленческий класс, который не управляет сейчас. Кто и чем сейчас управляет в стране? Вот эти губернаторы, те же самые. Но и они новые, поскольку они чуть-чуть, но повоевали. Кто сглупил, кто-то нет, — ну, про Питер не будем из сострадания вспоминать.
О.Бычкова― Из гуманистических соображений.
Г.Павловский― Чисто из гуманистических соображений. Но, по-моему, он сильно не вмешивается в дела, по крайней мере, муниципальных служб. И слава богу. Но Москва в новом варианте, с новым Собяниным – а это уже новый Собянин, федеральный политик первого уровня, первого класса, и за ним город, богатый и сильный. Это просто новое политическое явление, новая партия, если хотите.
О.Бычкова― Партия имени Собянина?
Г.Павловский― Ну да, , это коалиция собянинской Москвы.
О.Бычкова― А что в ней нового? Она была и раньше.
Г.Павловский― Но она не рисковала выходить на федеральный уровень. И даже когда возникал большой конфликт – помните прошлое лето? — Собянин аккуратно отошел в уголок и предоставил действовать Нацгвардии, а что будет теперь? Вряд ли он бросит вызов, я не верю в это, и это не его стиль. Но его попытаются размазать, конечно. Очень сильно раздражает кремлевской публики то, что он не клянется каждую минуту решениями Путина. Когда что-то надо сделать он просто говорит: «будет так». Нет попытки спрятаться за чужое решение. СистемаРФ считает это непростительным в нашей системы. Это непростительно и не простят.

Что будет дальше, в какой форме, какую коалицию склеят против Собянина? И я не исключаю, что это будет коалиция за свободу от неправовых мер московского мэра.

О.Бычкова― Ну, в зависимости от того, какая тема будет в тренде на этот момент.

Г.Павловский― Конечно. Но пока не видно, чтобы раньше середины лета что-то забрезжило, прямо скажем.

О.Бычкова― С другой стороны, какие могут быть претензии к Собянину? Он же не взял власть силой и с шашкой наголо во время коронавируса. Просто на него упало это все – то ли как испытание. То ли как благословение, то ли как выигрыш, то ли как проигрыш. Потому что Путин сидит там у себя в изоляции, где он сидит. С премьер-министром знаем, какие трудности – то один, то другой. Все события происходят изначально в Москве, потому что это город, где больше всего зараженных. У Собянина же нет никаких вариантов – как его можно за это ненавидеть? не то, чтобы я его защищала, но объективно?
Г.Павловский: Собянин — это новое политическое явление, новая партия, если хотите
QТвитнуть

Г.Павловский― Нет. Во-первых, если вы посмотрите, в сетях есть разные мнения и насчет карантина, и насчет Собянина. Люди закипают тоже, раздражают, закипают, они не пытаются быть справедливыми, потому что им надоело, они устали.
И потом, есть, конечно, конкретные враги и претенденты на место московского мэра – думаю, выстроится большая очередь. Значит, коалиции, значит, появятся какие-то причины его не любить причины его, может быть, даже снять Я предвижу, что осенью вполне вероятны попытки его снять по какой-то причине. А мы никогда этот повод не угадаем, он может быть любым: Не те маски закупил, и так далее – миллион причин. Тем более что те уже здесь на полувзводе. Нельзя недооценивать.

Сейчас только общество у нас расслаблено вынуждено – сидят по домам, демонстрации проходят в онлайне.

О.Бычкова― Которые все перекрывают и сворачивают. Потому что даже это оказывается страшно. Когда люди ставят точки на карте это страшно, как опасно.

Г.Павловский― Коротко говоря, думаю, что нет никаких сомнений, что власть выстроится в боевой порядок и в определённой степени консолидируется на выходе из кризиса. А вот общество хорошо бы попыталось, по крайней мере, сделать нечто подобное. Потому что сейчас требовать от Путина денег более или менее бесполезно, это все равно, что требовать поделиться властью – не поделится.

А вот потом, на выходе, будет другая ситуация. Будет короткий миг замешательства, думаю. Поскольку будет драка за то, кто первый сядет на тот или иной стул. Ведь «не так сидим». И вот здесь есть слабый шанс, думаю, у разных общественных сил и даже в определённой степени частей управленческого класса, собраться в какую-то другую коалицию. Не противопоставленную с самого начала властям, а просто с определённым набором требований.

Кстати, требования Навального в какой-то степени разумны и могут быть инкорпорированы.

О.Бычкова― Какие требования Навального?

Г.Павловский― Я имею в виду эти его финансовые требования.

О.Бычкова― Дать денег людям?

Г.Павловский― Да. Потому что на выходе это момент расчета, эти требования становятся даже более актуальными, чем сейчас. Потому что разбрасывать эти деньги сейчас, в этой системе, это значит потерять половину. А на выходе это просто возвращение долга.

О.Бычкова― Почему потерять половину сейчас?

Г.Павловский― Потому что мы знаем систему распределения. Они уйдут, просто испарятся, вы нигде их не найдете.

О.Бычкова― Так они в любом случае испарятся, и вы их не найдете. Разве не закладывается этот коэффициент всегда на выделяемые суммы? Ну, сколько-то уйдёт в песок, прилипнет к пальцам.

Г.Павловский― Мы сейчас говорим о том, что необходимо требовать. Требовать возвращения старой Конституции уже бесполезно, потому что ее уже практически нет, это такое остывающее тело, все уже внесено. Будет новое голосование или не будет — черт его знает, но это уже неважно. Даже юридически это уже неважно. Тем более, юридически неважно это псевдо-голосование.

Но воздух выпустили из всей этой пафосной кампании начала года – со сменой Кабинета, голосованием по Конституции, обнулением, — все это то ли есть, то ли нет. Может сегодня все это Путин поставить себе в актив? Уже нет. А что может? Вот здесь возникает некая пауза, здесь окно, в которое может войти и общественность, если захочет.
Г.Павловский: Ну хорошо, есть мешок денег, но этот мешок может обнулиться тоже
QТвитнуть

О.Бычкова― Трудно себе представить, что общественность захочет сейчас каких-то резких перемен. Потому что общественность сейчас тоже выйдет на улицу и у нее начнется головокружение от свежего воздуха.
Г.Павловский― И это прекрасно. Свежий воздух это прекрасно. Но пока они дышат этими самыми – а многие в кислородные концентраторы, — есть возможность, есть время в каком-то смысле оформить, составить список требований промежуточных. Потому что мы выйдем в переходное состояние, это надо ясно понимать Мы не выйдем ни в старое состояние, ни в прекрасную Россию будущего. И будет еще довольно много больных и потенциально заболевающих.

Мы выйдем в переходное состояние и у него особые правила. Вот эти правила перехода – за них нужно побороться. Потому что просто так ничего не получается. А то, если мы начнём опять бороться за «Путин, уходи» и так далее – это все какой-то отстой, это не работает.

О.Бычкова― То есть, от правил перехода зависит, куда этот переход приведет?

Г.Павловский― Ну да. Переход это же перезапуск экономики, это не шутка. Ведь она разная, она разносекторная в разных регионах. Перезапуск это определённый режим новый, это правила. И вот за правила перезапуска общества, экономики и бизнеса надо бороться.

О.Бычкова― Что это за переход и у всех ли это происходит так, как это сейчас происходит в России, есть ли такие ожидания в других страна, например, в Европе – об этом я спрошу у Глеба Павловского после перерыва. Это программа «особое мнение», продолжим разговор после новостей

НОВОСТИ

О.Бычкова― Мы продолжаем программу «Особое мнение», с особым мнением у нас политолог Глеб Павловский. Скажите, пожалуйста, вот такие обнуления, перезагрузки и переходные периоды, они везде происходят, во всех странах, или у нас, как обычно, особый путь?

Г.Павловский― Думаю, в этом отношении мы не отличаемся от других, просто они будут везде выглядеть по-разному. Даже в этой мирной и сонной, на первый взгляд Австрии, где я застрял, уже снимаются ограничения, и начинается поток исков, оппозиция вообще жаждет крови за те меры, которые вводились, оспаривает конституционность этих мер, и, в общем, верно оспаривает. В Москве, собственно говоря, в Конституцию заменили пресс-релизом мэрии.

А здесь масса частных исков, в том числе по недосмотру разных администраций, отелей и других, которые привели к заражению. То есть, здесь неспокойная ситуация, и падает в свое время взлетевший до небес рейтинг канцлера. Он наслаждался небывалыми цифрами, показателями за последние несколько десятилетий, но все, это уже прошло. Теперь со всех сторон на него накинулись.

И здесь тоже будут, конечно, изменения. И в Европе, и во всех странах. Только оно будет очень разное, конечно. В Италии, Испании, Германии. В Германии Меркель наоборот, укрепилась очень сильно. Но чтобы она осталась уже какая-то новая коалиция вокруг нее. И она приведет, конечно, к изменению местной политики.

О.Бычкова― Так она же уже обещала не оставаться.

Г.Павловский― Она обещала не оставаться, но уже звучат голоса, упрашивающие ее остаться все-таки. Может быть, она поддастся этим народным жалобам. Думаю, что менее всего изменится что-то на Балканах, где более или менее пронесло, бог миловал. Но мне трудно представить, что в Венгрии, например, Орбан захочет отпустить от себя диктаторские полномочия, которые он сам себе присвоил абсолютно. Он теперь как король, он может в Венгрии принимать законы, отменять законы своими указами. Но тут опять-таки будет конфликт.

О.Бычкова― Хотела сказать, что это у Орбана такая будет коронавирусная корона?

Г.Павловский― Да-да. Он собрал парламент, в котором у него большинство и они приняли удивительный закон, почти полностью копирующий немецкий закон 1933 года, что исполнительная власть вправе сама принимать все законы для спасения нации, какие найдет нужными. И отменять их.

О.Бычкова― А парламент в этом случае просто не нужен?

Г.Павловский― А в парламенте доминирует его партия. Поэтому парламент только для аплодисментов, как у нас. И всюду, думаю, будут конфликты. Там, где уже идет выход – Чехия, Польша, — в Польше назревает сильнейший конфликт между правительством, которое торопится закрепить успех, проведя бесконтактные выборы президента, — что не предусматривается Конституцией. Впрочем, и не запрещается, потому что там нет об этом ничего.
Г.Павловский: Вертикаль уже устремилась на выход
QТвитнуть

Ну а уж что будет в США — это бог весть. Мы на это посмотрим. То есть думаю, что везде будет новая ситуация. Мне трудно представить, как перевыберут Трампа на новый срок.
О.Бычкова― Потому что до коронавируса все были уверены, что он второй раз выиграет. А сейчас это как-то не так очевидно?

Г.Павловский― Ну да. В общем, он потерялся, он махал шашкой, но как-то все время не к месту. Но сейчас он выбрал себе тему — Китай. Это виртуальная война с Китаем, и что-то пытается на этом выиграть.
Всюду конечный исход зависит от того, сформируется или нет какая-то демократическая общественная коалиция, которая будет прессовать власть.
У нас о прессовке речи не идет, но нам хотя бы собрать какую-то группу сил, которая сформирует повестку новую. Потому что вспомним, почему все произошло в первой половине года, почему власти все время опережали общественность? Потому, что у оппозиции вечно вчерашняя повестка: они обсуждали еще митинги и демонстрации лета, когда Путин уже поменял правительство и обьявил поправки к конституции. Затем обсуждали "обнуление", а Путин уже сам отказался от голосования 22 апреля - даже в этом очевидном оппозиция его не опередила. Все время отставание, отставание чертовски опасное.
Вот есть какая-то программа Навального, есть какая-то программа экономистов, @Сонин @Гуриева и других, есть центризм очаровательной @Екатерина Шульман, которая все время что-то разумительное говорит... Вот бы они собрались и что-то выработали - только покороче, не длинное. И проверим, сколько вокруг этого миллионов людей соберется.
О.Бычкова― А что они должны сформулирвоать? Еще совсем недавно, несколько месяцев назад, был понятный конфликт между властью и обществом по поводу продления этих сроков и бесконечного правления одного и того же человека. До этого какие там были еще конфликты?
Г.Павловский― Ну, все уже, все сделано.
О.Бычкова― Да, а сейчас какой должен быть главный сюжет? Что может стать узлом, вокруг которого может возникнуть напряжение?

Г.Павловский― Напряжений достаточно - разве что-тоиз напряжений разрешилось? Они растут. И будет безобразием, если в итоге кризиса мы уступим сцену куда опять выйдет старая провинциальная труппа Кремля со спектаклем «Сталевары» в виде голосования за изменение покойной Конституции.
Конфликтов много по всем линиям: финансы, порядок управления, законы – за это время напринимали, между прочим, втихаря, добавочных идиотских законов. Если мы говорим о правилах перезапуска российской Федерации как выздоравливающего государства, значит, должны быть 5-7 пунктов перезапуска, о которых все договорятся. Конечно, там будут и финансовые пункты Раз у нас Конституция, которую нельзя защищать – просто физически невозможно, потому что она состоит из двух разных Конституций неубедительно склеенных. Значит, опять-таки, нам нужны политические условия пользования этим токсичным документом, опять есть, что обсуждать. И думаю, что есть те, кто это понимают.
Не раздали денег людям? — хорошо, сэкономили - а дальше что? как вы вернете этим людям способность работать легально и платить налоги в замечательной системе премьера Мишустина, который увернулся от всего? Он ведь увернулся не когда заболел, а значительно раньше. Ничто не мешало премьеру, а не Собянину сказать: ребята, я тут исполнительная власть как-никак , будем действовать таким-то образом. Тогда Собянин стал вторым в этой ситуации . Но нет, Мишустин, повел себя привычным и удобным для себя образом. Теперь Белоусов разыгрывает такую же партию «я не я, я просто сижу в кабинете, пока не вернется хозяин». Думаю, что это все не работает, это просто смертельный риск для страны. Ну хорошо, есть мешок денег, но этот мешок может обнулиться тоже.
Китай кинется как сумасшедший в борьбу за потерянные рынки. Америка кинется ему мешать. А мы-то кто в этой ситуации - развивать ДНР и ЛНР? Россия как страна окажется страной без занятия, без миссии, она будет имитировать силу, а как и чем? Звеня путинским мешком с деньгами, на который население уже смотрит с озверением – ну, дайте же, черт побери, на пожить!
Я не знаю, верна или нет программа Навального про раздачу денег — несколько сомневаюсь, подозреваю, что просто в итоге будет то же, что и с ваучерами – у всех по ваучеру, а через месяц неостанется т ничего. Но он взял правильный курс в одном отношении: Нужна практическая программа, очень практическая, исполнимая с участием нынешней власти, путинской. Мы после конца этого кризиса выйдем в несветлую путинскую Россию будущего
https://echo.msk.ru/programs/personalno/2637515-echo/

--------------------
понели?
vesna

(no subject)



Петр Безкоровайный

Добрый вечер друзья!) Как некоторые из вас знают я не избежал короновирусной участи. Не проработав и недели я заболел. Всё началось с температуры 37,4 першения в горле, головной боли и ломоты в теле. 26.04.2020 сделал КТ на которой выявленна 2-х сторонняя вирусная пневмония лёгкой степени. В дальнейшем на фоне приёма антибиотиков стало лучше , хоть и не стразу. Самое неприятное было на 6 и 7 дни когда шпарила температура до 38 С. Появилось диспноэ- было трудно сделать глубокий вдох. С 9 дня температура упала и я начал выздоравливать. Сегодня 11-е сутки моей болезни, температуры нет 3-й день.Сохраняется небольшой кашель, проблем с дыханием нет, Spo2 98% ( к слову сказать она и не опускалась особо). В общем и целом чувствую себя лучше и надеюсь иду на поправку. Однако в данный момент вместо того чтобы спокойно выздоравливать и готовится выходить на работу и лечить пациентов, я думаю совсем о другом. Речь пойдёт о непонятной "заботе" московских чиновниках о болеющих и выздоравливающих. Начну с начала. 26.04.2020 когда мне делали КТ в поликлиннике, прежде чем отпустить домой на лечение дали подписать "Добровольное согласие на лечение в амбулаторных условиях", где между прочим тебя обязуют установить приложение Социальный Мониторинг, которое передаёт геолокацию и через которое ты должен отправлять свои фото 3-4 раза в день. Мне не понятно зачем законопослушному гражданину это делать. За 11 дней изоляции я ,естественно ни разу не вышел из дома. В первые 8 дней чувствовал себя неважно и про приложение забыл, хотя на телефон мне приходило смс о том что надо установить. Однако сегодня 3.05.2020 получил штраф 4000 руб, без указания статьи КоАП. Но я догадался,что за неустановку приложения. Я попробовал его установить,но пока безуспешно, вполне возможно, что у меня устарелый телефон. Пишут ,что если нету возможности его установить, то должны выдать сматфон с уже установленным приложением. Однако нигде конкретной информации, как мне быть в случае невозможности его установить, я не не нашёл. Пишут что помимо штрафов могут упечь принудительно в больницу. Итог: я честно выполнял свой врачебный долг, лечил пациетов от обязанностей своих не отказывался. Заболел COVID -19 и уже начав выздоравливать получил такую пощёчину. Почему я должен, как закоренелый рецидивист, устанавливать какие -то следящие приложение ( ведь я сам прекрасно понимаю что заразен и быть среди людей не могу), почему я получаю штрафы, ведь болел и не мог установить данное приложение, мне было плохо( и как оказалось в дальнейшем и не смог бы установить). Почему сегодня целый день безуспешно пытался его установить и никто не может мне ответить что мне делать если оно не устанавливается? Это что за отношение к собственным гражданам? Это безобразие! Если обязуете что- либо устанавливать сначала сделайте всё как надо, организуйте обратную связь, а то получается мы сказали вам установить, а остальное это уже ваши проблемы, мы вам еще и штраф припояем. Спасибо за человеческое отношение к москвичам и врачам!!!
Upd. Выкладываю образец согласия, которое я подписывал, оно обязывает меня устанавливать приложение социальный мониторинг. Друзья может кто-нибудь докричится до чиновников, чтобы отменили этот маразм, ведь есть другие способы контроля за соблюдающими карантина? Заставлять людей пользоваться этим кривым приложением просто людоедство.И да, я по прежнему не могу никуда дозвонится в связи с невозможностью установить приложение.
Upd2 Продолжаю звонить на горячую линию Роспотребнадзора, на горячую линию Правительства Москвы, видимо они все заболели короновирусом и тоже пытаются установить приложение "Социальный мониторинг"
vesna

(no subject)


Посмотреть историю правок
Филипп Ермилов

Как я провёл...

Вообще-то, провести собирались меня, а я просто провёл вечер хоть с какой-то нормальной социализацией. Провел я его, собственно, в отделе полиции на Берзарина.

В 7 с чем-то мне позвонил грубый мужчина и потребовал сообщить, где я нахожусь. На резонное "здесь я нахожусь" он сообщил, что мои лицо и телефон зафиксировала камера вблизи места преступления. Меня заинтриговало, и я предложил продолжить эту полную интриг беседу (вот уж подарок в наше скучное время) под запись. Мужик бросил трубку.
Зато трубку поднял я. Мало того, что меня лишили увлекательной истории о моих же деяниях, но ещё и... Я набрал 102.
В ответ на сообщение, что с номера +79910197031 меня плохо развлекли, меня спросили, по известных процедурах, не нужен ли мне наряд на дом. Я пытался говорить, что наряд на дом нужен не мне, а ему, хотя бы для ответа на его назойливый вопрос где там кто сейчас находится. Через три минуты мне постучал в дверь этот самый наряд и сказал: "Поехали". В смысле если всё припёрло, надо писать заявление, потому как у меня нет личной ЭЦП.
Одна уже польза: будет эта самая ЭЦП.
Меня никогда не парило ездить в полицейских машинах, а тут на меня нашло что-то... Между прочим, Lada Largus довольно комфортна. Я тоже сказал "Поехали", хлопнув задней дверью.

В отделе полиции, роскошном, новом было весело. По легенде я должен был сообщить черноокой дежурной КПП, кто я и зачем. На самом деле я как дурак тыкал в турникет и махал ей рукой, а она, посмотрев на моё замаскированное лицо, спросила:
- Ну что ты, первый раз здесь что ли?
- Первый, - честно ответил я.
Она, кажется, опознала во мне кого-то, но мы подружились.

Внутри всё было как обычно, кроме посетителей, из коих я был первым. Капитан в дырявых перчатках сунул мне бланк и продолжил дела. Он вообще был очень занят - всё время отвечал на звонки, делал звонки, что-то писал, короче, работал. Слева от него сидел майор в целых перчатках и смотрел на мир строгими глазами; видимо, руководил. Дальше сидел ещё один офицер, которого я не помню. А сзади ходил младший лейтенант, в целых перчатках; кажется, он делал что-то со служебным кулером. Но о нём чуть позже.

Я нарисовал маляву-заяву, вручил её капитану, и тут пришла пенсионерка, а мне пришлось немножко стать волонтёром.
На вопрос, МНЕ где взять бланк (а их выдают из дырявых перчаток поштучно), я равнодушно ткнул пальцем в капитана. Дал.
На второй вопрос МНЕ, а на чём его заполнять, я что-то сказал про подоконник, на котором рисовал своё, и тут-то узнал, какие пенсионеры требовательные. Оглядел помещение повнимательнее и Увидел смежную комнатку, оказавшуюся вполне годным классом ЦПШ. Я выдвинул бабушке все четыре стула; на вопрос МНЕ, "можно ли зажечь свет", ответил что можно и ткнул пальцем в выключатель МВД РФ.

Далее всё было в духе той же примерно комедии. Над окном дежурки висел лозунг "Сила полиции - доверие народа". Двусмысленность нам знакома, но как-то совсем смешно получилось.
В итоге мне выдали талон-уведомление, принятое МЛАДШИМ ЛЕЙТЕНАНТОМ Тереховым. Который в целых перчатках.

Вот и смейтесь над конспирологией
vesna

(no subject)

Егор Ефимов

Сергей Собянин. Личный блог
Связать с вашими подчиненными, через телефон горячей линии, невозможно. До 10.00 я 40 минут слушал музыку. После, вызов просто не проходит.
Вчера я попытался продлить свой рабочий цифровой пропуск.
Живу я в Москве, предприятие расположено в Дмитровском гор. округе Московской области.
Занимаюсь передержкой собак и кошек и сельхозпроизводством.
Стою на учёте в госветслужбе, есть площадка в Меркурии и все необходимые договоры, на мусор там и на всякое. То есть то что предприятие работает именно там, доказательства в базах есть.
Заполнил все формы, и меня сайт отправил к моим кадровикам, которых у меня просто нет, я индивидуальный предприниматель. См фото 1.
И получил я вот это вот см. Фото 2

И скажите мне пожалуйста, и как что я должен делать?
У меня на башке висит 65 живых животных.
Корм я как должен изобретать?
В ветаптеку как я должен ездить?
Домой и на работу, я как должен передвигаться?

Никаких других эпитетов, кроме матерных, у меня просто нет.
Поэтому дальше я просто промолчу.

Друзья и читатели, прошу вашей помощи в распространении данной информации.

Репост лайк шер.
vesna

(no subject)


Тарас Бурмистров

Послушал ободряющую речь императора. Общий смысл: завернитесь в саваны и ползите скорей на кладбище.

Путин был более развёрнут. Примерно так:

«Нам удалось существенно нарастить производство саванов. Это не простые саваны, а существенно более качественные, чем было ещё в начале марта. А в мае у нас будут ещё более великолепные саваны.

Информацию по этому вопросу я получаю ежедневно. Но это лишь общая картина по стране.

Хочу подчеркнуть, что и в отдельных регионах, пока ещё отстающих, мы должны заготовить нужное количество могил. Дополнительно развернуть катафалки, и ещё более чётко строить стратегию и тактику.

Поручаю минздраву актуализировать свои планы. Используйте каждую возможность, чтобы нарастить ресурс. Для эффективной работы должна действовать вся похоронная система.

Повторю: всё должно быть отлажено. И хотел бы поблагодарить гробовщиков за столь нужный людям труд. В эти напряжённые дни нет ничего важнее, чем ваш самоотверженный подвиг».

Да я просто воодушевился весь!
vesna

(no subject)

Отрывок о болезни из воспоминаний Тэффи:

Предчувствие мое относительно «испанки» оправдалось блестяще.

Заболела ночью. Сразу ураганом налетел сорокаградусный жар! В полубреду помнила одно: в одиннадцать часов утра актриса «Летучей мыши» Алексеева-Месхиева придет за моими песенками, которые собирается спеть в концерте. И всю ночь без конца стучала она в дверь, и я вставала и впускала ее и тут же понимала, что все это бред, никто не стучит и я лежу в постели. И вот опять и опять стучит она в дверь. Я с трудом открываю глаза. Светло. Звонкий голос кричит:

— Вы еще спите? Так я зайду завтра.

И быстрые шаги, удаляющиеся. Завтра! А если я не смогу встать, так до завтра никто и не узнает, что я заболела? Прислуги в гостинице не было, и никто не собирался зайти.

В ужасе вскочила я с постели и забарабанила в дверь.

— Я больна! — кричала я. — Вернитесь!

Она услышала мой зов. Через полчаса прибежали испуганные друзья, притащили самое необходимое для больного человека — букет хризантем.

«Ну, теперь дело пойдет на лад».

Известие о моей болезни попало в газеты.

И так как людям, собственно говоря, делать было нечего, большинство пережидало «последние дни конвульсий большевизма», не принимаясь за какое-либо определенное занятие, то моя беда нашла самый горячий отклик.

С утра до ночи комната моя оказалась набитой народом. Было, вероятно, превесело. Приносили цветы, конфеты, которые сами же и съедали, болтали, курили, любящие пары назначали друг другу рандеву на одном из подоконников, делились театральными и политическими сплетнями. Часто появлялись незнакомые мне личности, но улыбались и угощались совсем так же, как и знакомые. Я чувствовала себя временами даже лишней в этой веселой компании. К счастью, на меня вскоре совсем перестали обращать внимание.

— Может быть, можно как-нибудь их всех выгнать? — робко жаловалась я ухаживавшей за мной В. Н. Ильнарской.

— Что вы, голубчик, они обидятся. Неловко. Уж вы потерпите. Вот поправитесь, тогда и отдохнете.

Помню, как-то вечером, когда гости побежали обедать, осталась около меня только В. Н. и какой-то неизвестный субъект.

Субъект монотонно бубнил:

— Имею имение за Варшавою, конечно, небольшое…
— Имею доход с имения, конечно, небольшой…

Снится это мне или не снится?

— Имею луга в имении, конечно, небольшие…
— Имею тетку в Варшаве…

— Конечно, небольшую, — неожиданно для себя перебиваю я. — А что, если для разнообразия послать за доктором? Молодой человек, вы, по-видимому, такой любезный — приведите ко мне доктора, конечно, небольшого…

Он это прибавил или я сама? Ничего не понимаю. Надеюсь, что он.

Пришел доктор. Долго удивлялся на мой обиход.

— У вас здесь что же — бал был?
— Нет, просто так, навещают сочувствующие.
— Всех вон! Гнать всех вон! И цветы вон! У вас воспаление легких.

Я торжествовала.

— Чему же вы радуетесь? — даже испугался доктор.
— Я предсказала, я предсказала!

Он, кажется, подумал, что у меня бред, и радости моей разделить не согласился.
minerva

(no subject)

выжиет сильнейшый.
ога.
но мне не позволят засеять свой огород.
и убить ЖИВУЮ (уже) рассаду
помолитесь ёбнутой грете, я убиваю живых и здоровых
-----------------------------------------------------------
бабы огород сеяли.

кроме льна и хлебных культур.
тут мужик главный.

а лён - без штанов. мужики.

девки голые бегали вокруг, на мои именины! синхронисити!
ез или еа!?