December 1st, 2014

про жизнь и наоброт.

Лор в детской поликлинике на 4 этаже. Встаю на восхождение. Точнее открываю дверь лестничных маршев и тут же слышу занудный детский вой на одной ноте и отрывистый мужской рык. Звучит так будто ребенок плетет длинную нить- уууууууууууууу, а взрослый обрубает ее-бдыщ. Уууууууууууууууу-Бдыщ-ууууууууууууууууу-Бдыщ.
Смотрю.
Впереди,не оглядываясь, шагает мужчина,уперевшийся взглядом в карту или гаджет, за ним отстав на пролет, трусит и воет пирамидальная девочка зимнего московского разлива. Такая треугольная пирамида с круглой головкой наверху.Первое кольцо-гремучие ботинки,второе- огромные штанины,третье-нагрудные лямки,водолазка в полоску,штырек шеи,луковка головки с тощим пучком. И это все воет однообразно и уныло, на одной ноте, а мужчина равнодушно и так же без эмоционально ее обрубает.

Догоняю настолько,что разбираю слова:
-не умрууууууууу....
-Умрешь.
-не умрууууууууу...
-Умрешь
-не умрууууууууу......
-Умрешь
-не умрууууууууууу.......

и так без конца..
Скачу по лестницам я всяко быстрее детских гремучих пирамид,поэтому обгоняю сначала девочку ,потом и мужчину.
Мужчина,поняв,что они не вдвоем и ,видимо,заметив ужас в моих глазах, отрывается от того,что читал и на -не умруууууууууу...,уточняет
-Умрешь.Если опять не покажешь лору горло.
обреченная девочка обреченно гремит снизу по лестнице башмаками и ,опустив голову,привычно с надрывом воет:
-не умруууууууууу...