Category: рыбалка

Category was added automatically. Read all entries about "рыбалка".

Про рыбалку, прошлую и настоящую.

На рыбалку я начал ходить с дедом лет с 10. Недалеко от нашей деревни протекала Волга, но дед почему-то сей факт игнорировал и мы ходили рыбачить на речку-малютку шириной 2-3 метра, которая текла по дремучему лесу выделывая петли и резветвляясь. В реке водилась рыба трёх видов. Это были стаи гальяна - маленькие рыбёшки без чешуи величиной с палец, а ещё попадались пескари и хариус - вкусная рыба, которая очень требовательна к чистоте воды. Пескарь вообще является экологическим индикатором водной среды - если вода чуть грязнеет, он тут же исчезает из речки. Мы с дедом мастерили самодельные удочки из маленьких сухих ёлок, к которым синей и красной изолентой привязывали леску. Такие удочки можно было оставлять в лесу на любой срок без опасений что пропадёт, да и на самом деле никто больше до этой речки кроме бобров не добирался. Лес на самом деле не всегда был дремучим. Ещё 70 лет назад в нём было много хуторов и хозяйств, от которых сейчас остались только погребные ямы и названия которые помнил дед. Мы начинали ловить от Дубасова хутора и спускались к Трём Берёзам - заветному месту, где варили уху из улова и чай с листьями чёрной смороды. Чтобы уха была наваристой достаточно было поймать штук 50-70 гальянов и 4-5 хариусов. Это я уже потом нашёл в книге правильные, научные названия рыб. А тогда мы называли хариуса сежланом, а гальян - буряхами. 

Единственными посетителями Трёх Берёз кроме нас были кабаны и лоси. Неподалёку, на одной из болотистых полян. находилось место, которое называлось Кабаньи Ванны. Когда я был маленьким оно звучало для меня как непонятное название какого-то селения, звучавшее по аналогии с Карловыми Варами. На самом деле там были натуральные грязевые ванны, в которых купались кабаны. На чёрной, истоптанной копытцами земле поблёскивало множество ямок с грязной водой, в которых кабаны валялись, хрюкая от удовольствия. Остальные жители деревни знали о существовании этой речки и Кабаньих Ванн, но не знали верного пути к ним и поэтому ходили рыбачить на Волгу. Потом и я начал ходить на Волгу с друзьями. Тот ручей с хариусами и пескарями был для меня некой семейной ценностью, которой я так ни с кем и не поделился. Тогда я считал себя деревенским мальцем и испытывал крайнюю неприязнь к городским, которые приезжали на рыбалку на джипах с громкой музыкой, оставляя после себя новые кострища и мусор. Иногда джип останавливался рядом с нами, идущими на рыбалку, и водитель, опустив стекло, спрашивал нас:
- Слышь, пацаны, а где у вас тут рыбу ловят? (или как вариант: "А где у вас тут земляника растёт?")
- В лесу, ёбта, земляника растёт - презрительно отвечал я, кто-то из нас сплёвывал на сапог и мы шли дальше. На Волге мы ловили окуней и лещей, жарили их на костре или варили уху. Иногда я ловил так много, что приносил домой и бабушка жарила или пекла пироги с рыбой.
Последний раз я был на рыбалке лет семь назад и вот на прошлых выходных поступило предложение съездить на Тверцу, порыбачить. Там я и побывал в шкуре городских рыбаков, к которым в детстве относился с презрением.
Collapse )