Category: образование

все придумано до нас

А школа профучебы, создание которой Скумбриевич
ставил себе в особенную заслугу, все время перестраивалась,
что, как известно, обозначает полную бездеятельность. Если бы
Скумбриевич был честным человеком, он, вероятно, сам сказал бы,
что вся эта работа ведется "в порядке миража". Но в месткоме
этот мираж облекался в отчеты, а в следующей профсоюзной
инстанции существование музыкально-политических кружков уже не
вызывало никаких сомнений. Школа же профучебы рисовалась там в
виде большого каменного здания, в котором стоят парты, бойкий
учитель выводит мелом на доске кривую роста безработицы в
Соединенных Штатах, а усатые ученики политически растут прямо
на глазах. (с)

Леонард Уинкотт

Когда я училась на втором курсе, к нам пришел новый преподаватель, Леонард Уинкотт. Он вел уроки разговора. Первое, что он сделал, войдя в нашу аудиторию, он написал на доске "We must be confident in our ability to speak English". Он очень старался осуществить это. Он оказался интересным писателем, читал нам свои рассказы. И кое-что рассказывал о себе. Он был матросом на английской подводной лодке. Там вспыхнул мятеж (mutiny). Он стал во главе этого мятежа. Каким-то образом ему удалось бежать с подводной лодки и он добрался до Ленинграда. Как он нам рассказал, он нашел себе работу в какой-то "шарашкиной конторе", которая изготовляла мебель. Попутно он решил получить диплом преподавателя английского языка и поступил учиться в наш институт. Одновременно он преподавал нам.

В нашем институте училось несколько иностранцев - англичан, канадцев и австралийцев. Из них помню Эзру Басса, спустя много лет встречала его в Москве. Он работал где-то во внешторге, если не ошибаюсь. Уинкотт организовал в институте клуб английского языка. Эзра Басс был избран президентом этого клуба. По понедельникам у клуба бывал вечер английского языка. Мы выступали с какими-то скетчами, Уинкотт читал нам свои рассказы. Тогда он был в дружбе с Райт-Ковалевой, которая и переводила его рассказы на русский язык. Он разучивал с нами пьесу Пристли "Время и семья Конвей". После войны шел фильм "Память сердца". В этом фильме Уинкотт играет члена английской делегации, которая приезжает в СССР, чтобы встретиться с сельской учительницей, которая прятала у себя английского летчика от немцев во время оккупации. Самолет потерпел аварию, и летчик оказался на оккупированной территории.

Когда я смотрела этот фильм, со мной оказался рядом кто-то имеющий отношение к съемкам фильма. Тогда я не поинтересовалась, кто это был. Но он рассказал мне историю о Уинкотте. Он сказал, что когда Уинкотт появился в Ленинграде, его стали считать американским шпионом. Якобы во время дороги в СССР его завербовали американцы. Но он никак себя не проявлял, и на него не обращали внимания. Но всю войну и блокаду он не покидал Ленинграда. И возникло убеждение, что это неспроста. В конце концов, он оказался в тюрьме по подозрению в шпионаже. От него долго добивались признательных показаний, но он их не давал. Он тольк просил дать ему одну возможность встретиться с начальником. Ничего не добившись, он сообщил, что напишет свои показания и просит встречи с начальством. То, что он написал, передали кому следует, и начальник встретился с ним. Уинкотт рассказал ему, что он написал эту шпионскую историю, чтобы встретиться с ним, и доказал, что он никакой не шпион, а писатель и преподаватель английского. Его выпустили из тюрьмы, и он стал пытаться устроиться на работу. Всюду, куда он обращался, его выслушивали, обещали дать работу и просили перезвонить. Когда он звонил, ему говорили, что в данный момент вакансий нет. После всех этих попыток, он стал работать эпизодически, консультируя постановщиков пьес, имевших отноешние к Англии, и вот снялся в фильме.

про институт востоковедения

Это был партийный ВУЗ. В него принимали только с высшим образованием и членов партии. Был он трехгодичный. В здание института попала бомба. Только в 1943 году, приехав в Москву, мы разбирали библиотеку из этих развалин. Полковник Степанов вывез институт в Фергану. В это время Сталин издал приказ создать институт военных переводчиков. Полковник Степанов забрал всех студентов мужчин и большинство преподавателей института, и в Ставрополе на Волге был организован институт военных переводчиков. Во главе его, как я узнала уже в Москве, был генерал Биязи.

В Фергане оставались: зам директора по учебной части Прокоп Ильич Фесенко (история Китая), Профессор Конрад, его жена Фельдман (японисты), Харлампий Карлович (арабист) и те, кто уже не смог стать военным. Остались только студенты арабисты, которые носили форму и числились в Ставрополе. От факультетов остались по 1-2 студентки девушки, те. учителя были, студентов не было, институт практически не существовал. И тогда по всем среднеазиатским городам и весям разослали эмиссаров - различных преподавателей, которые производили набор и принимали экзамены. В Ташкент приехал Пронин - индолог. Он и принимал экзамен.

Давидович-Нащинские

Давидович-Нащинский, Николай Александрович
[править]Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Давидович-Нащинский, Николай Александрович (1830—1914)Николай Александрович Давидович-Нащинский — (1830—1914) — горный инженер, 1-й городской голова Барнаула с 1877 года по 1882 год.

Биография
По окончании Горного института (1850) служил приставом плавильного производства на Барнаульском сереброплавильном заводе, одновременно работал заведующим магнитной обсерваторией и преподавателем металлургии в окружном училище. В разное время заведовал окружным училищем, казённой библиотекой, музеем.

В 1859 году направлен за границу для для изучения плавки серебрянных руд. Вернувшись на Алтай в 1861 году ввёл на Гавриловском заводе плавку серебра на коксе. С 1862 года работал помощником управляющего Барнаульского завода; с 1869 года - управляющим павловским заводом; с 1877 года - в отставке.

В 1877 году после введения городового положения (1870) избран городским головой Барнаула. В период его работы на этом посту в городе открыты: 1-я приходская мужская школа (1877); женская прогимназия (1877); горное училище (1880) для которого Николай Александрович купил на собственные средства дом. Давидович-Нащинский был избран головой на второй срок, но по домашним обстоятельствам от него отказался.

Кроме общественной деятельности, Николай Александрович занимался предпринимательством и владел конным заводом, золотым прииском, вёл добычу соли.

В середине 1890-х годов переехал в Москву

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87-%D0%9D%D0%B0%D1%89%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9,_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Николай Андреевич Давидович-Нащинский (1830-1914), дворянин, чиновник, первый городской голова города Барнаула.

С 1865 г. владелец золотого прииска. Имел конный завод и вел добычу соли. В 1880 г. на свои средства купил здание и подарил городской мужской приходской школе для преобразования ее в городское 2-классное училище. Являясь городским головой, служил городу безвозмездно. Благодаря инициативе Н.А. Давидовича-Нащинского самоуправление Барнаула увеличило базарную площадь, перенесло на новые, более выгодные для бюджетной политики места, ряд новых торговых помещений, увеличило расходы в пользу Красного Креста и на содержание полиции. Находясь в должности городского головы, прославился противником стачек капиталистов, как боец против перекупщиков, за что даже подвергся политическому "навету". Известно его небольшое пожертвование (25 руб.) на строительство в Томске общежития для бедных студентов университета. В 1885 г. был председателем попечительского совета Барнаульской женской прогимназии.

http://hist.dcn-asu.ru/predpri3/17.html