?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Снова песни (1942+)
_xb
Для каждого языкового отделения Миля создал специальный гимн. Для нас:

"Бедные, несчастные япошки!
Кто вас пожалеет и поймет?
Образ ненавистной иерошки (иероглиф)
День и ночь покою не дает.
Вам нельзя ни петь, ни веселиться,
Вам нельзя увлечься и любить.
Книгою, тетрадью и таблицей
В "содес" вас стремятся превратить".

Институт сокращенно назывался МИВ, и была песня:
Только в МИВе, только в МИВе
счастлив может быть студент"

Если вы не знаете песни того времени, я подскажу: "Только в море, только в море, безусловно это так, только в море, только в море счастлив может быть моряк".

В Фергане для всяких хозяйственных нужд у института был ишачок Яша. Когда студенты видели, что Яша куда-то поехал, то говорили: О, Яша поехал куда-то зарабатывать нам на стипендию." Однажды Яша отвязался и проник на соседний участок, где объел кукурузу на огороде. Участок принадлежал кому-то из высокопоставленных лиц в Фергане. У института были неприятности в связи с этим. Помнится, мы даже ходили туда, что-то отрабатывать за эту Яшину провинность.

Из наших хоровых пений и прочих развлечений постепенно сложилась концертная бригада института. Над нами стояла Софья Фоминишна, библиотекарь. Каждое воскресенье наша бригада ехала в госпиталь. Там на открытом воздухе были сцена и много скамеек для зрителей. Ходячие больные были зрителями. В концерте участвовали все наши артисты. Было у нас несколько певиц. Исполнялись неополитанские, русские и цыганские песни. Все, что появлялось в то время - новые песни фронтовые, Шульженко, Утесова - все моментально было разучено и исполнялось под великолепный аккомпанемент Мили. Ни один концерт не обходился без "Санта Лючии" (В то время был в моде Робертино Лоретти). Для лежачих раненых мы приводили детей учителей и сотрудников института. Они в палатах читали стихи и пели песни. Наши студентки посещали госпиталя и в будние дни. Они помогали раненым писать письма и просто развлекали их разговорами.