Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Наслаждение

За океаном телушка -- полушка ...

Рассказ слесаря Златоустовского завода о том, как он ездил в Америку за длинным рублем.  Записал в 1910-м году Константин Теплоухов - известный на Урале  общественный деятель, фотограф, мемуарист:

"...недавно приехал из Америки! Я попросил рассказать поподробнее, — он очень охотно... «Много нам рассказывали, что рабочим хорошо живется за границей, особенно в Америке: жизнь свободная, работают мало, зарабатывают много. Завидно стало, навели справки, поверите. — правда — рабочий день 8 час., а слесарям платят 4 доллара — на наши деньги 8 руб. с лишком.. У нас на заводе 10 час. работы, а платят всего два рубля — редкий получает больше. Подумали, потолковали и решили туда поехать, — сначала одним, а потом и семьи перетащить. Поднакопили деньжат, выправили заграничные паспорта, поехали, — всего 5 человек, все слесаря.

Приехали, работу нашли скоро. Поработали несколько месяцев, видим — не того... не то, что у нас. Работали, правда. 8 час., да только так: чтобы не опоздать ни на минуту, да и не отрываться все 8 часов от тисков или токарного станка, — прямо, чтобы не думать ни о чем, как бы умереть у него... — тяжело так работать. И платят 4 доллара, а когда и 5, это уже больше 10 р. в день, за то и жизнь там подороже, — больше половины уходит за квартиру, на пропитание, остальное — так издержишь — на развлечения, увеселения — там много: — смотришь — к концу месяца ничего не осталось. Стали задумываться — у нас не так... Работа 10 часов: гудок — пошел, — дойдешь, 10—15 минут уже прошли, поздороваться надо — с тем, другим, покурить. К тесам стал — зубило тупое. — идешь поточишь — больше болтаешь... Потом подпилок не сразу найдешь — у соседа поищешь, — поговоришь... Наладишь все — опять покурить надо... Гудок на обед. — тут еще 20—30 м[инут] лишних утянем. С десятником о работе поговоришь — еще полчаса. Да чистой-то работы и выходит часов 5... Платят только 2 рубля, а на все и на семью хватает — изба есть, огородишко, скотина кое-какая. Хватает и на одежду, и на выпивку остается, — все у нас дешевле. Вернулись домой — радехоньки: сыты — наездились".

Наслаждение

«О знати» Гарцони XIX дискурс

Навеяло чтением Симплициссимуса:

В наше время (когда толкуют, что близится конец света) нашло на людей подлого звания поветрие, при коем страждущие от него, коль скоро им удастся награбастать и набарышничать толико, что они, помимо немногих геллеров в мошне, обзаведутся еще шутовским платьем по новой моде с шелковыми лентами на тысячу ладов или же иным каким случаем прославятся и войдут в честь, тотчас же восхотят они объявить себя господами рыцарского сословия и людьми благородного состояния предревнего роду; а как частенько оказывается и прилежными поисками подтверждение находит, деды‑то их были трубочисты, поденщики, ломовики и носильщики, двоюродные их братья погонщики ослов, фокусники, фигляры и канатные плясуны, братья – палачи и сыщики, сестры – швеи, прачки, метельщицы, а то и потаскушки, матери – сводницы или даже ведьмы и, одним словом, весь совокупный род их в тридцать два предка столь загажен и обесчещен, сколь это повсегда лишь цеху сахароваров [1] в Праге быть возможно; да и сами они, новоиспеченные эти дворяне, нередко столь черны, как если бы они родились в Гвинее и воспитаны там были.



[1] «цех сахароваров» («Zuckerbasteis Zunft»), – «Сахаровар» – прозвище главаря шайки воров и мошенников. «Когда кто хочет быть в безопасности, то надлежит ему записаться в братство, которое зовется цехом сахароваров, у того, кто там начальник, мастер, отец и утешитель всех тех, кто предается воровству и другим подобным занятиям и желает ими прокормиться» (Zwo kurzweilige Historien. Augspurg, 1617, S. 245).