Фото

Карта экстремальной бедности, итоги алкогольной политики и перспективы горячей войны США с Китаем



1. Любопытную карту принёс fgup48. На ней показано, что проблема экстремальной бедности решена только в трёх из десяти крупнейших по экономике стран — в России, Франции и Германии. Всего в экстремальной бедности живёт сейчас 10% населения нашей планеты. Это абсолютный рекорд — раньше было гораздо хуже.

Collapse )
skytensor

Лучшие фильмы 2018 года

Привет! Вот и пришло время возобновить мою старую добрую традицию - подвести киноитоги уходящего года. По тегу можно посмотреть предыдущие подборки (кроме 2017 года).
Этот год выдался урожайным на плохое и среднее кино. Я посмотрел гораздо меньше фильмов просто потому, что не хотелось тратить время на "проходняк". Впервые за долгое время испытал настоящие трудности при формировании списка. Некоторые фильмы были в целом нормальные, но чего-то не хватало, некоторые были хороши, но выветривались из памяти спустя пару дней.
Было очень много переоценённых фильмов и блокбастерных пустышек, поэтому в рейтинге вы не увидите подавляющее большинство тех фильмов, которые были на слуху целый год. Зато, не пытаясь никому угодить и никому ничего не навязывая, я упомяну некоторые картины, которые могли пройти мимо массового зрителя.
Всего их получилось 15 - гораздо меньше, чем в прошлогодних подборках.

В конце списка также расскажу о хороших фильмах, не попавших в рейтинг.

P.S. В рейтинг попали только те фильмы, которые вышли в российский прокат в 2018 году.
P.S.S. моё мнение о лучших фильмах может не совпадать с Вашим

А какие фильмы уходящего года понравились Вам?

original23
Collapse )
Наслаждение

Повезло тебе, Татьяна!

«Хорошо, что мы живём не в “совке”», сказал мне вчера утром мой коллега, глядя в окно полевого офиса строительной площадки одного из нефтегазовых проектов на бескрайнем российском Севере. Из окна открывался вид на дорогу, ведущую к трубопроводной эстакаде. Прошла утренняя планёрка. Юра, так зовут коллегу, пил кофе, закусывая выпечкой, которую в офисный кофе-рум принесла горничная пару минут назад. По дороге шли рабочие, человек 100.

«Это почему?» — спросил я. «Ну как? Ездим, куда хотим – я, вон, в Штаты слетал с женой на прошлой межвахте, а до этого в Японии был за счёт «Эксона[1]». Лэнд у меня «двухсотый». Ну, квартиру мою ты видел, ремонт доделываю ещё, правда. Была бы у меня такая квартира в Союзе? Нет, конечно. Работа отличная, в иностранной компании с экспатами[2], а не с нашим “пролетариатом”». Слово «пролетариат» прозвучало из уст Юры с едва скрываемой иронией.

Я слушал его и смотрел на идущих по дороге рабочих — тот самый пролетариат. Они явно куда-то торопились. Мне же пока не было нужды куда-то идти. Стаценко обещал поднести панч-листы[3] к 9 утра, а сейчас была половина восьмого.

Юра продолжал рассказывать про то, как хорошо, что мы не живём в СССР: «…Взять те же электронные «Госуслуги»[4]. Уровень обслуживания в больницах, гостиницах… Да хоть что! Мы, наконец-то, стали жить как люди. И никто тебя не пытается учить, как жить. Никто не тащит на партсобрание, не «ставит на вид», не капает на мозги идиотской хернёй».

В кофе-руме тем временем появился Ник Хэйманс, менеджер отдела охраны труда. Бегло поприветствовав нас, Хейманс обратился к сидевшему в углу Марату Шарафутдинову, супервайзеру по металлоконструкциям, спросив того, почему инженеры из отдела, которым заведует Марат, не выполняют план по «стоп-картам»[5]. За неделю подчинённые Марата (пять ИТРов) сделали только три карты, когда каждый, согласно политике компании, должен был сделать семь. Юра отвернулся к окну; я продолжал сидеть вполоборота к двери, наблюдая за происходящим: Марат на ломанном английском объяснял Хэймансу, в прошлом полицейскому из Кёльна, что его ребята очень заняты, но он «исправит ситуацию» и проведёт с ними «тулбокс»[6]. Было видно, что Хэйманса этот ответ не удовлетворил и, скорее всего, в следующей расчётке Марат опять увидит не 100% премии, а 50 — за невыполнение его отделом показателей «KPI» по охране труда.

Ник подошёл к кофе-машине, подставил кружку, нажал на кнопку и уставился в висящий на стене бюллетень, накануне выпущенный «тэбэшниками» из его отдела. Бюллетень рассказывал о недавнем случае травматизма – рабочий сломал кости таза, упав с большой высоты. Это произошло на моём участке, и поэтому я был в курсе. Монтажник, парень 27 лет, натягивал фартук на шве полотна на ангаре на высоте 12 метров. В какой-то момент стропа, которая крепилась к гаку автокрана и служила допстраховкой, соскочила с крюка, и рабочий упал на лежавшие внизу мешки с песком. Бедный парень получил тупую травму живота, перелом костей таза и левой плечевой кости.

Наполнив кружку, Ник направлялся в свой офис. На его лице играла улыбка – он сегодня едет на межвахту. У Хэйманса, кроме «перевахтовки», была ещё одна причина для хорошего настроения — его и без того высокую зарплату (за 28 суток вахты он получает 19 тысяч долларов, т.е. в районе 1 млн 200 тысяч рублей) недавно проиндексировали «в связи с кризисом». Зарплаты индексировали, кстати, всем экспатам, а аборигенам, т.е. нам, работникам из республик бывшего СССР, как рабочим, так и ИТР, индексация не полагалась, несмотря на то, что получаем мы в разы меньше иностранцев, а работаем много больше. Молодой монтажник, который наверняка останется инвалидом после такого падения, получал в месяц что-то в районе 700 «зелёных» (в рублях, естественно). В 27 раз меньше, чем Ник.

Юра тем временем допил свой кофе и собрался уходить, когда в кофе-рум зашла Таня из отдела Охраны Труда. Тане 25 лет. Она закончила с красным дипломом ВУЗ по специальности «Разработка и эксплуатация нефтяных и газовых месторождений». Закончила экстерном иностранный университет, получив бакалавра циркумполярных наук (что это за фигня, понятия не имею, но звучит солидно, а именно это сейчас и ценится — форма, а не содержание). Выучилась в центре доп. образования у себя в городе по специальности «Безопасность технологических процессов и производств». Прошла различные курсы (российские и иностранные), среди которых: «Оператор по добыче нефти и газа», «Лаборант химического анализа», «Измерения во время бурения» и т.д. По всем – высокие разряды. Проходила стажировки в крупных иностранных нефтегазовых компаниях — «Шлюмберже» и «Тенгизшевройл». Владеет несколькими европейскими языками. Зарплата Тани здесь, в иностранной компании, — 46 тысяч рублей в месяц (до налогообложения), включая районный коэффициент и процентную надбавку, т.е. около 40 тысяч «чистыми» за работу вахтой на территории Крайнего Севера при температуре в минус 50 С.

Юра, глядя на Таню, сказал: «Повезло тебе, Татьяна, в твои-то годы оказаться на таком проекте! Далеко пойдёшь!». Отхлебнул кофе, и ушёл, насвистывая какой-то популярный мотив.

Мы обменялись приветствиями. В это утро обычно жизнерадостная Таня выглядела удручённой. Спросил, в чём дело. Оказалось, что компания-застройщик многоквартирного дома, в котором Таня и её жених купили в ипотеку «однушку», перенесла сроки сдачи дома с июля на декабрь 2016 г. Это значит, что молодым придётся ещё минимум полгода платить за съём жилья в ожидании сдачи дома. По собственному опыту знаю, что эти «полгода» могут растянуться на год и даже больше. Этот перенос сроков заставит Таню с женихом взять денег в долг у друзей, т.к. их семейный бюджет предполагал отмену расходов на съём квартиры с июля, а денег на незапланированные расходы у них нет.

Разговорились с ней. Таня распланировала свою жизнь на годы вперёд. Купить квартиру, потихоньку выплачивать кредит и отдавать долг, взятый у матери на квартиру. Потом взять кредит на машину. Выплачивать его, откладывая денег на рождение ребёнка и на время пребывания в декрете. По её расчётам, к 30-ти они с будущим мужем смогут позволить себе завести ребёнка. Потом очередной кредит на покупку «двушки» (втроём на сорока двух квадратах не разгуляешься). А дальше — «война план покажет».

Зная обо всё этом (мы с ней в хороших отношениях и часто беседуем «за жизнь» — её, мою и вообще), я перебирал в уме ключевые этапы жизни своей матери, родившей меня в 24 года, в СССР, и прикидывал объём насущных проблем, свалившихся на плечи молодёжи после разрушения Союза. Того самого Союза, при котором «тяжело жилось» моему коллеге из отдела качества, Юре Надмитову. Надмитову, которого советская власть бесплатно выучила, трудоустроила, 2 раза бесплатно дала его семье квартиру, бесплатно лечила и отправляла на моря.

Да, Таня… Твоему поколению о таком, действительно, можно только мечтать. Ни кредитов, ни головной боли о том, что останешься без работы, без жилья; что под грузом обстоятельств вынуждена откладывать рождение ребёнка. Твоё, Таня, поколение разделено на две части — малое количество тех, кто пристроился или, скорее, кого пристроили, и огромное количество тех, чья жизнь подчинена одному действию — лихорадочному бегу на месте, да и он, как правило, не помогает, все равно мало-помалу откатываешься назад, все ближе и ближе к нищете. Господствующий класс и его правительство вынудили вас бежать по беговой дорожке выживания, полотно которой прибавляет ход с каждым повышением цен и каждым вновь принятым законом, который непременно норовит залезть вам в карман. Вам навязывают мысль о том, что этот бег – норма и надо просто к нему привыкнуть. Но это – не норма, Таня. Для нескольких поколений твоих соотечественников, в том числе для меня, это не было нормой. Нормой было то, что я ЗНАЛ, что у меня НИКОГДА не будет тех проблем, с которыми сейчас ежедневно и ежечасно приходится сталкиваться тебе и миллионам твоих сверстников. В Союзе весь твой курс был бы трудоустроен по специальности и обеспечен жильём, как молодые специалисты. С твоими знаниями и усердием к учебе и работе тебя бы там носили на руках. Ты двигалась бы вверх — и по карьерной лестнице, и в своей материальной обеспеченности. Не говоря уже о том, что ты понимала бы, что работаешь действительно НА СЕБЯ, как хозяйка своей страны, а не как сейчас на каких-то богатых иностранцев, которые не ставят тебя ни в грош и в любую секунду могут вышвырнуть тебя за дверь. И дело даже не в том, что тебе с твоим багажом за месяц вахты там, в Союзе, платили бы минимум раза в 4 больше, чем тебе платят сейчас (в соответствующем пересчете на советские деньги, разумеется). А условия, в которых ты трудишься здесь в «крутой» иностранной компании были бы в тысячи раз лучше, чем сейчас (например, тебе не пришлось бы, как на прошлой вахте, валяться с воспалением легких и температурой 40 без всякой медицинской помощи, поскольку здесь нет ничего, кроме зеленки и бинтов, ожидая конца своей вахты, там, в Союзе, если бы тебе не сумела помочь местная медсанчасть, тебя немедленно бы срочным бортом, вызванным персонально для тебя, отправили бы в крупную клинику ближайшего города, даже если этот город находился бы за полтыщи километров от места твоей работы, где врачи тут же сделали бы все, чтобы поставить тебя на ноги, и никто не взял бы за это ни копейки). Дело в том, что ты уважала бы и себя, и то, что ты делаешь, понимая, что все это нужно всем людям твоей страны, всему народу, а не парочке жирных идиотов, перед которыми ты вынуждена сейчас за кусок хлеба плясать на задних лапках.

Судя по вопросительному взгляду Тани, все эти мысли отразились на моём лице. Я рассеянно улыбнулся и соврал, что всё, мол, образуется, хотя отлично понимал, что это не так. Нет у Тани никаких перспектив. И планам ее сбыться, скорее всего, будет не суждено. Разрушить их может любая мелочь, которая ни в коей мере не зависит от Тани. Она не распоряжается своей жизнью — ей распоряжаются другие, которые играют ей, как игрушкой. Компания, строящая тот дом, где Таня с мужем купили квартиру, может разориться — ее владельцы, так сказать, «бизнесмены», удерут куда-нибудь с деньгами, оставив сотни людей, доверивших им свои деньги, на бобах. Или правительство вновь поднимет курс доллара, и валютный кредит на квартиру станет для Тани неподъемен. Квартиру, на которую столько работали с мужем, о которой мечтали, придется отдать банку. Муж или сама Таня могут остаться без работы, попав под сокращение — «оптимизация» рулит! Любая из этих причин, а их тысячи, поставит жирный крест на Таниных планах.

Таня хмыкнула и, взяв из корзины крекер, направилась к выходу, напевая из Цоя: «В городе мне жить или на выселках…».

Тем временем, рабочие дошли до эстакады и стали что-то там делать. Среди них были ровесники Татьяны. Получают они примерно столько же, сколько и она, немногим меньше. 80.000 р. за вахту, вахта 2 месяца, и 2 месяца отдых, оплата межвахтового отдыха 50%. Другими словами — (80+40)/4=30. Итого зарплата рабочих равна 30.000 р. в месяц, как если бы они работали нормально без всяких вахт.

Горничная, которая с утра принесла корзину выпечки, получает 30 000 р. (за месяц вахты), межвахта ей не оплачивается, т.е. в месяц нормальной, не вахтовой работы у нее выходит 15 тысяч рублей.

Таня, ИТР с красным дипломом, всяческими дополнительными образованиями и кучей курсов, со знанием иностранных языков, напомню, 40 т.р. на руки.

Вот такие зарплаты за работу в Заполярье. И это в условиях чуть ли не круглогодичной зимы, полярных ночей и низких температур при 12-14 часов непрерывной работы в сутки! «Повезло тебе, Татьяна…»

Таня не осознает масштабов катастрофы, которая произошла в нашей стране с нашим народом. Она не жила в СССР, и ей не с чем сравнивать. То государство, Советское, заботилось о людях, а это, капиталистическое, только откровенно издевается над своим народом. Оно помогает иностранцам эксплуатировать своих граждан и в хвост и в гриву. Переложило на наши плечи содержание всего и вся: как самого себя и своего аппарата — чиновников, депутатов, армии, полиции, которые рады стараться душить нас поборами и взятками, так и всего, что есть в стране — коммунального хозяйства, транспортной инфраструктуры, образования и здравоохранения, культуры и даже кладбищ. Оно не желает тратить на нас ни копейки! Все стремится отобрать у нас пенсии, социальные пособия — всякую помощь, которую оно по своему статусу государства должно оказывать своим гражданам. У него забота только одна — помогать капиталистам душить нас, выжимать из нас последние соки. А то, что потом, выжатые как лимон, потерявшие здоровье и силы в труде на чужое обогащение, мы остаемся без куска хлеба, это его не волнует.

Можно ли все изменить? Да, можно. Наши деды и прадеды в свое время это сделали. И нам не остается ничего иного, как пойти по их стопам.

Страшно? Да, страшно. Но мне кажется, что нет жизни страшнее жизни раба, которой живем сейчас мы, оплеванные и униженные с ног до головы.

Эти, по телевизору, кричат о патриотизме. Но каков этот их буржуазный патриотизм, мы видим по своим зарплатам, по отношению к нам иностранцев — презрительно-высокомерному, как к людям второго сорта. И они правы — нам не за что себя уважать. Нашим дедам было за что. А нам, увы… Пресмыкаемся и холуйствуем, трясемся за свое рабочее место, давим и топим друг друга — за что? За миску гнилой похлебки из ГМО, за ломающиеся через год гаджеты, за дешевые разваливающиеся на ногах кроссовки и расползающиеся джинсы, но зато с гордыми бирками и лейблами самых известных компаний мира! Известных, да, — тем, как они выпивают кровь из миллионов рабочих, работающих на их заводах по всему миру.

Ты не слышишь меня, Таня. Ничего этого я пока тебе не говорю. Ты еще веришь в свою звезду, наслушавшись их мифов, распространяемых по всем их СМИ. Ты еще только начинаешь задумываться над тем, почему реальная жизнь совсем не такая, как о ней говорят по телевизору. Но ты обязательно придешь к тому пониманию, к которому пришел я. Как придут к нему и эти рабочие, что сейчас возятся у эстакады. Как придет к нему и горничная, что приносит нам выпечку в кофе-рум. Наступит такой день, когда вдруг мы все поймем, что нет у нас иного пути, как поставить нашу страну с головы на ноги — сделать ее такой, чтобы пусть хотя бы не мы, а наши дети, никогда больше не узнали ужаса наемного рабства, а жили бы действительно свободными гражданами Великой Свободной страны".

Джамиль Алиев


http://investxp.ru/blogs/rus001/povezlo-tebe-tatyana/
Наслаждение

Выборг: «финский Нанкин». История одной резни.

Сто лет назад завершилась массовая резня, устроенная финскими националистами в русском городе Выборге. 16 июня 1918 года была убита последняя жертва этой страшной этнической чистки, которая началась 29 апреля, после захвата города формированиями финских националистов.

SjYSRvC6oMU

Предыстория этой трагедии такова: в 1809 году Финляндия, являющаяся до этого шведской провинцией, вошла в состав Российской империи (на основе унии и со статусом Великого княжества Финляндского, ВКФ). Княжество получило широкую внутреннюю и внешнюю автономию. Финляндия имела свой парламент — Финляндский сейм. В это законодательное собрание входили главы дворянских и рыцарских родов, лютеранские епископы и пресвитеры, представители городов и крестьян. В его компетенцию входило законодательство в области внутренних дел. Без согласия Сейма император не мог вводить или отменять законы и налоги.

Финны были также освобождены от обязательной службы в армии. Под шведской властью статус финнов был невысок. Абсолютное их большинство — крестьяне и рыбаки, жители хуторов. Образованный класс, купечество, городские жители, дворяне были представлены шведами и немцами. Под властью Российской империи ситуация начала меняться. И уже к середине ХIХ столетия в некоторых городах княжества финские жители составили более половины населения.

В качестве жеста доброй воли император Александр I выделил из собственно Российской империи территорию Выборга и окружающие его земли и присоединил их к Великому княжеству Финляндскому.

С 20-х годов началось развитие финского самосознания и национальной культуры. Не без участия шведской прослойки, мечтающей о реваншизме. Стали формироваться националистические и сепаратистские настроения.

Их апогеем стало участие финских добровольцев в боевых действиях Первой мировой войны на стороне кайзеровской Германии против России. В дальнейшем эти добровольцы, прозванные «финскими егерями», сыграли особо мрачную роль в этнических чистках, прокатившихся по территории бывшего княжества.

После Февральской революции 1917 года, когда распущенная полиция перестала поддерживать порядок, стихийно почти на всей территории Финляндии стали возникать отряды самообороны, как «белые» — буржуазно-националистические, именуемые «Охранным корпусом Финляндии» (шюцкор), так и «красные» — отряды финской Красной гвардии, интернациональные как по идеологии, так и по составу. Хотя в силу мононациональности страны в этих формированиях большинство также было финским.

Русское население Финляндии, довольно немногочисленное и находящееся в крупных городах, оказалось расколотым. Причем основная масса русскоязычных жителей княжества принадлежала к состоятельным и образованным сословиям и в силу этого поначалу симпатизировала «белым», то есть шюцкору. Воинские части Российской императорской армии, которых было немало размещено на территории ВКФ, к тому моменту были разложены и деморализованы, причем если солдаты под воздействием большевистской пропаганды симпатизировали красным, то значительная часть офицеров, руководствуясь «классовым подходом», симпатизировала шюцкору, полагая, что они и вправду «белые», такие же, как и русские контрреволюционеры.

Исходя из этого, они помогали финскому Охранному корпусу разоружить части русской армии и захватить оружейные арсеналы.

Однако шюцкоровцы руководствовались не только и не столько классовым, сколько откровенно националистическим, шовинистическим подходом. Они провозглашали построение не просто независимой, но и «этнически чистой» Финляндии, границы которой желательно раздвинуть до Урала.

Еще в апреле 1918 года финский сенат принял решение о высылке из страны всех русских подданных, и в течение весны–лета около 20 000 русских и русскоязычных (то есть практически все) оказались выдворены.

В это время в финских СМИ можно было прочесть такие призывы: «Если мы любим свою страну, нам нужно учиться ненавидеть ее врагов… Поэтому во имя нашей чести и свободы пусть звучит наш девиз: «Ненависть и любовь! Смерть «рюсси» [финское презрительное наименование русских], будь они хоть красные, хоть белые!» Или: «Россия всегда была и навсегда останется врагом человечества и гуманного развития. Была ли когда-либо польза от существования русского народа для человечества? Нет!»

Финский историк Каремаа утверждает, что это было связано с потребностью новых властей бывшего княжества во «внешнем враге»: «Во время Гражданской войны в Финляндии за разжигаемой русофобией, как представляется, стояло желание белых сделать русских козлами отпущения за все жестокости и тем самым обосновать собственные идеи… Жестокую правду о братоубийственной войне пытались замаскировать якобы идеологической борьбой в защиту западной культуры от русских, объявленных заклятыми врагами…»

Так это или нет, но в Финляндии начались этнические чистки, которые носили наиболее свирепый характер в местах компактного проживания славянского населения. Возможно, его уничтожив, националисты надеялись закрепить свои «права» на спорные территории.

Русских убивали вне зависимости от их политических симпатий и классовой принадлежности. Так, в Тампере, захваченном шюцкоровцами 6 апреля 1918 года, было убито около 200 русских мирных жителей.

Но наиболее страшная трагедия произошла в Выборге, в наиболее «русском» городе ВКФ, который был занят боевиками «Охранного корпуса» и егерями 29 апреля 1918 года.

Расправы над его жителями, а также над захваченными в плен красногвардейцами начались сразу же.

zjEoUuqSEOQ

Многие русские жители вышли встречать, как они полагали, своих освободителей от красных. Но они попали из огня, да в полымя.

Войдя в Выборг, участники «Охранного корпуса» и егеря хватали всех русских, попавшихся им на улицах: офицеров, чиновников, гимназистов… Их повели к Фридрихгамским воротам, за которыми схваченных ждала смерть.

Согласно информации, рассказанной бывшим смотрителем церкви Юхо Кочетовым, один живший в Выборге русский офицер в день взятия города «с букетом в руках и в униформе пошел приветствовать белогвардейцев, но был вместо этого расстрелян».

Другой очевидец так описывал происходившее в Выборге: «…неподалёку от дома Пименовых были убиты два реалиста, выбежавшие в мундирчиках приветствовать «белых»; в городе убито 3 кадета; сдавшихся в плен красных «белые» оцепляли и гнали в крепостной ров; при этом захватывали и часть толпы, бывшей на улицах, и без разбора и разговоров приканчивали во рву и в других местах.… Перед расстрелом срывали с людей часы, кольца, отбирали кошельки, стаскивали сапоги, одежду и т.д.… Особенно охотились за русскими офицерами… родственники потом отыскивали их в кучах тел во рву: с них оказывалось снятым даже бельё».

Свидетель трагедии Катонский рассказал следующее: «…«белые» бросились в город с криками «стреляй русских». Они вламывались в квартиры, хватали и убивали, отводили людей на валы и расстреливали… Расправлялись в основном с мужчинами, но были и дети».

Отец Михаил Успенский, протоиерей Выборгского кафедрального собора, свидетельствовал: «Наряду со многими сотнями русских семейств в г. Выборге и мою семью постигло тяжёлое несчастье. Трое моих племянников, которых я воспитывал как своих детей (они были сироты): Григорий Александрович Михайлов 23 лет, Андрей Александрович Михайлов 20 лет и Пётр Александрович Михайлов 18 лет, погибли напрасными и невинными жертвами от руки белогвардейцев. В первый день вступления белой гвардии в Выборг они, взяв свои документы, пошли зарегистрироваться у белогвардейского начальства. Не зная за собой никакой вины, они смело и доверчиво шли, уверенные в благородстве и закономерности действий белой гвардии. И за своё доверие жестоко поплатились. Без всякой вины они были расстреляны белогвардейцами. Моя жена нашла их потом за Фридрихгамскими воротами в общей груде русских мучеников».

Современный исследователь, швед Ларс Вестерлунд выпустил книгу-исследование, посвященную этой трагедии. Она называется «Мы ждали вас как освободителей, а вы принесли нам смерть…» В этом труде он собрал множество показаний и воспоминаний свидетелей и участников трагедии.

«Самыми молодыми из убитых были 12-летний Сергей Богданов и 13-летний Александр Чубиков, которых расстреляли между валами. 14-летний сын рабочего Николай Гаврилов пропал. Возможно, это был тот самый мальчик, о котором рассказывал Импи Лемпинен: «Я опять попал в группу, где шепотом говорили по-русски, было много русских. Там был и мой знакомый 14-летний мальчик, говоривший по-русски, который родился в Выборге. К группе устремился один изверг с веткой лапника на шапке и прокричал: «Разве вы не знаете, всех русских убивают?» Тогда этот молодой мальчик обнажил грудь и прокричал: «Здесь есть один русский, стреляйте». Изверг достал оружие и выстрелил, погибший мальчик был отважным русским».

Следует отметить, что в книге приводятся свидетельства не только очевидцев, но и непосредственных участников военных преступлений.

u-5f_iA85hQ

Один из них, солдат Оскари Петениус, рассказывал: «Один из заключенных попытался сбежать, и его застрелили посреди дороги. Когда все заключенные прошли через первые ворота укреплений, им приказали встать в левой части крепостного рва так, чтобы образовался прямой угол. Когда пленные подошли туда, солдаты-охранники окружили их. Рассказчик слышал, как им отдали приказ стрелять, но не знал, кто приказал». Никакой возможности сбежать у заключенных не было. Их всех до единого расстреляли из винтовок, ручного оружия или [убили] при помощи гранат. Петениус тоже принимал участие в казни, произведя пять выстрелов из винтовки. Видевший все командир выборгского щюцкора, капитан Микко Турунен рассказывал: «…их расстреливали между рвами, где была уже часть расстрелянных, и часть как раз в эту минуту расстреливаемых русских, около нескольких сотен. Расстрел производило примерно сто финляндских солдат, среди которых были и офицеры. Согласно наблюдениям рассказчика, получилось так, что сначала стреляли перекрестным огнем из винтовок, затем палачи спустились вниз в ров и добили одного за другим оставшихся в живых пленных».

tqIP8M89QlY

Поверенный из города Вааса Ёста Бреклунд, который лично участвовал в расстреле, рассказывал о случившемся: «Пленных расставили во рву так, чтобы они образовали прямой угол. Охранявшим приказали выстроиться в цепочку перед пленными и стрелять. Первыми начали стрелять солдаты, находившиеся в начале процессии, затем все остальные, в том числе и рассказчик (…). Почти сразу, как только начали стрелять, большая часть заключенных упала на землю. Несмотря на это, стрельба продолжалась еще примерно пять минут. На валах были военные, егеря (…). Через некоторое время человек в немецкой егерской униформе приказал поднять винтовки, и огонь прекратился, после чего мужчины подошли ближе к убитым. Затем сначала двое, один из которых был в немецкой егерской форме, начали из револьвера стрелять в головы раненых, но еще живых людей. Постепенно к ним присоединились и другие».

«…Зрелище было неописуемо ужасно. Тела расстрелянных лежали, как попало, кто в какой позе. Стены валов были с одной стороны окрашены запекшейся кровью. Между валами было невозможно двигаться, земля превратилась в кровавое месиво. О поиске не могло быть и речи. Никто не смог бы осмотреть такие груды тел».

2kfdKU29HWo

Основное количество жертв пришлось на первые три дня, хотя казни продолжались весь май и половину июня. Последний задокументированный факт расправы по этническому признаку состоялся 16 июня 1918 г. Точное число жертв этого геноцида неизвестно, но, по мнению исследователей, оно могло составлять от 3 до 5 тысяч человек.

Надо отметить, что финские националисты не собирались ограничиваться Выборгом. Не знаю, насколько серьезно они рассчитывали дойти до Урала, но Карелия, Кольский полуостров, Петроград они захватить намеревались и старались, и на какое-то время им даже удалось захватить немалые территории, никогда не входившие в состав ВКФ.

Молодая советская республика, отражая финскую агрессию, вела три оборонительные войнах в 1919-1922 гг.

Примечательно, что это был один из немногих случаев, когда позиции русских красных и белых совпадали.

Белогвардейское командование, используя свои связи с Антантой, предпринимало значительные усилия, чтобы остановить наступление финнов в Карелии и в нынешней Ленинградской области, считая, что этот враг страшнее красных.

Белый контр-адмирал Пилкин в 1919 году писал, что, если финны займут Петроград, то «при известной их ненависти к русским, их характере мясников… они уничтожат, расстреляют и перережут все наше офицерство, правых и виноватых, интеллигенцию, молодежь, гимназистов, кадетов — всех, кого могут, как они это сделали, когда взяли у красных Выборг».

То же самое говорил один из лидеров антибольшевистского петроградского подполья Таганцев: «Никто из нас не хотел похода финляндцев на Петроград. Мы помнили о расправе над русскими офицерами заодно с красными повстанцами».

Я встречал на одном из исторических форумов сравнение Выборгской резни с трагедией Нанкина, китайского города, оказавшегося во власти японской солдатни, которая в 1937 году течение шести недель истребляла его население.

Два этих страшных исторических события роднит еще и то, что они не получили надлежащей оценки мировой общественности. Напомним, что поверженная Япония не прошла процедуры, соответствующей той, что в Германии называлась денацификацией.

Что же до Финляндии, то ее, подчас даже в современной российской историографии, пытаются представлять как невинную жертву тоталитарной «красной империи», покушавшейся на ее суверенитет и свободу. Достаточно вспомнить попытку установить в Санкт-Петербурге памятную доску Карлу Маннергейму, руководившему теми, кто убивал жителей Выборга и Тампере.

В самой же Финляндии палачей Выборга считают героями национально-освободительной борьбы. Готовясь отмечать столетие независимости Финляндии в этом году, министерство финансов этой страны выпустило юбилейную монету, на которой изображена сцена расстрела шюцкором людей, возможно, выборжан.

К чести финского народа, этот шаг руководства страны вызвал возмущение многих граждан страны и депутатов парламента. Министру финансов Петтери Орпо пришлось извиняться и обещать, что монета не будет пущена в оборот.

Однако, несмотря на эту победу здравого смысла и нравственного начала, в Суоми есть немало и тех, кто старается навязать обществу оголтелую русофобию, в том числе и манипулируя историческими фактами.
https://vk.com/wall-140224426_20097
Наслаждение

О совести и власти

Бог любит троицу или ад продолжается:

Я помню Чемезова из Ростеха, пришедшего к президенту(тогда вроде был Медведев, но это не важно), с лучшим в мире смартфоном, но принёс только пластиковый муляж,
Я помню Чубайса из Роснано. пришедшего с лучшим в мире планшетом для школьников,
Сегодня я вижу министра здравоохранения с лучшей мире вакциной от рака, уже помогшей одному человеку и передовой системой ранней диагностики рака.

Никто не помнит эту чудесную девушку из штатов в черной водолазке, у неё, как помнится, вторая часть проекта была уже почти сделана!
Предлагаю срочно приглашать!

А если серьезно, если первые два проекта это приятное расширение к комфортной жизни, при наличии качественных и проверенных зарубежных аналогов, то последнее, -- это может стать крахом последней надежды для многих больных раком.
Министр здравоохранения, у вас есть честь, совесть и милосердие???

Как в Windows 10 активировать «режим бога»


Сначала подумал прикол какой то или шутка (как то раньше не встречался с таким, хотя это есть и в предыдущих версиях Виндовс), попробовал — все работает.

Вот что это такое …

Collapse )

Вот еще из интересного компьютерного : вот говорят, что Intel против AMD: развязка близка, а вот 25 хитростей на YouTube, о которых мало кто знает. Давайте я вам еще напомню про Простые, но эффективные приёмы для ускоренной работы в Excel/ А вот еще полезности для вас:  вот например Как «гуглить» правильно и эффективно !, а вот некоторые Экспериментальные функции браузера Google Chrome. Знаете ли вы к тому же Зачем нужна «лишняя» кнопка Win?

гармошка
  • sova_f

Жорж Брассенс - 3

Начало: 1, 2

Архив для скачивания


Мы потихоньку добрались до середины шестидесятых, и это самое время объяснить про путаницу в нумерации канонических альбомов. Путаница случилась в связи с выходом девятого альбома (который на самом деле одиннадцатый), а дело было так. В начале 1960-х годов старый формат винила 33 об/25 см постепенно вытеснялся новым: 33 об/30 см. Эти новые пластинки стали называть LP (Long Playing), по-русски – «долгоиграющие». Первым альбомом ЖБ, вышедшим в этом новом формате, оказался десятый, «Les copains d'abord» (1964), и по такому случаю песни с девяти предыдущих альбомов были переизданы в долгоиграющем формате. Таких новых-старых альбомов получилось семь; итого, вместе с «Les copains d'abord» – восемь. Эти восемь альбомов были дважды переизданы в 1965 году в серии «Les grands auteurs & compositeurs interprètes»: первый раз с нумерацией 1-8, второй раз – I-VIII. В ноябре 1966, когда вышел новый альбом «Supplique pour être enterré à la plage de Sète», его почему-то добавили именно к этому собранию, и на обложке проставили римскую цифру IX. Следующий альбом повторил дизайн предыдущего (если это можно назвать дизайном), и на нем значилась цифра Х. То есть издатели, похоже, перешли на двенадцатиричную систему исчисления, забыв на некоторое время про исходную нумерацию. Вот тут я составила таблицу, из которой легко видеть соответствие старой и новой нумераций.
Collapse )