Category: литература

идите в баню

Тень 2.0

Скажи, зачем ты нужным счёл
Прийти ко мне во снах,
Пёс чёрный ростом по плечо,
Мой безотчётный страх?

Ты принял облик, что давно
Забыли зеркала.
Я знал все лестницы на дно -
В себе не видя зла.

Я полагал - меня ни яд,
Ни пламя не берёт -
Лет двадцать с хвостиком назад
И кое-чем вперёд.

Со мной танцует тень моя
По длинному столу -
Похож, но всё же он не я
Назад тому сто лун.

Другие гости не видны -
Стен не достигнет свет,
Как будто в зале мы одни,
И в то же время - нет.

Меня, бесшумный шаг стеля,
Спиной вперёд ведёшь. 
Из миски на конце стола
Торчит опасно нож.
на вершине

***

Я разучился белому, ночами
Бренча на чёрных жилах тетивы,
Но вот на землю выпало молчанье -
И всё, что б дальше ни сказали вы,

Не может сдвинуть мир, в меня проросший
Ветвями, снегом и движеньем птиц.
Я шёл веками в сумеречной роще,
Терпя уколы золочёных спиц -

Но вот и Мойры завернулись в плед
Перед камином, где горят надежды.
Подбросим перьев в мечущийся свет.

От тяготенья отрекаясь трижды,
Порвут пространство массы двух планет -
Но я, как Фаэтон, останусь между.
идите в баню

***

Чёрные окна глазеют в окна.
В это время проще быть мёртвым,
Чем весной или летом.
Девяносто шестым валетом.
В середине тьмы, на краю зимы, в яме дня
Ты бросаешь меня каждый час -
И звёзды сдвигаются каждый раз,
Когда я выхожу на бой -
Без трусов, без прикрас - просто собой.
Я копаю глубже, но выше заборов наст.
Я разжился совестью, но она ничего не даст.
Я стучу -
Алмаз как алмаз.

В саже дня, в лабиринте тьмы, на крюках зимы
Так легко всё мёрзнет и колется на Эм и Ы
Аадварки сбегают из всех словарей,
Чтобы два своих А разделить поскорей.
Плавясь в пламени, "мы" превращается в "мя" или "ты"
Невозможно остаться двумя
В мятно-белом песке немоты.
Спросим пулю, когда ударяется в меч -
Как нам течь.
Спросим бурю - как шить паруса.
Спросим воздух - как гирей лежать на весах.
Спросим нас -
Почему
А когда
Не пора ль
В темпоральной петле бесконечный февраль
Как Есенин.

В кубе дня, на квадрате тьмы, трёх шарах зимы
Длинные ночи тянутся как дымы
Как пальцы
Сочатся в форточки
Проверяют умы -
Нет ли у нас
Двоичной ереси.
Синим льдом застывает газ.
За мной следит каждый третий глаз -
Он знает - утром сойдём с ума
С эшафота, с доски, строки.
Тки флаги, веретено -
С верой теплее идти на дно
Впрочем, ты, я помню, сама.
Теки.
дракон

Чай с пепси-колой

Чёрный чай из пакетика с запахом фруктов
Снег с дождём, полутьма, бессезонье, бездонье.
Беспокойно слежу, не пойдёт ли кондуктор -
Протирая стекло чьей-то мёрзлой ладонью.

Электрический сон, станционные тролли
В низком небе туман говорит о высоком.
Мы рисуем миры на светящемся поле,
Вынимаем стихи из карманов, из окон.

Дребезжат поезда - под подушкой, под крышкой -
Совпадая по взгляду, по жесту, по тону.
Облака выбираю пластмассовой мышкой
И в коте отражаюсь чернильном, бездонном.

Эта влага в грибы превращает осины,
Город делает лица завесой тумана
Мы ведём разговор о глубоком и синем,
Королях и капусте, о дивном и странном.

На железных мостах ледяные ступени -
Будь постарше, посыпал бы густо моралью
Но поют провода, будто Хогарт и Эня
В нашем вязком нигде-низачем-нефевралье

Зарекались рассветы встречать по одёже,
Но пытались ежа раздавить голым DOSом.
За ответы мы дорого дали - так что же
Клонит в сон бессезонья - обратно к вопросам?
бабочка

***

Ветер качает деревья,
Сердце качает кровь,
Кровь бежит по сосудам,
Ветвящимся, как деревья,
Кровь свистит, словно ветер,
Когда покидает нас.

Что же мне делать, если
Ветер меня покинет,
Как доживать мне, Боже,
Деревом без ветвей?
Пыльной, высокопарной,
Жухлой лежать латынью,
Биться в каналах ртутных
Рыбами фонарей?

Ночь покидает плоскость -
Чёрных стволов полоски,
Листьев ковёр пушистый,
Жёлтые фонари -
Тигры выходят в город.
Тигры не верят ласке,
Тигры отлично знают,
Что у меня внутри.

Сердце качает ветер
Солнце качает Землю
Космос качает Солнце
Сердце качает Космос.
Мир в колыбели частью,
Частью в могиле дремлет.
Радость приносит ветер,
Тигры уносят кости.

Сердце поёт фонтаном
Сердце горит тюльпаном
Дерево пляшет Паном,
Пламенем в темноте.
Я никогда не стану
Серым безглазым камнем,
Я обещаю ветром
В сердце твоём лететь.

Мы потеряем листья,
Мы имена забудем,
Сменим цвета и лица.
С камешков на весах
Кто-то подхватит кистью
Золото наших судеб -
И нарисует ветер
В солнечных небесах.
дракон

***

Иголки в пальцах, и теченье губ
Схватило льдом. Я, как и раньше, лишний.
Что будет, если рухнуть, где бегут
Машины - став пюре из вишни?

И будет волочиться лоскут кожи
За колесом на месте головы
Но вам видней через бинокль из ложи -
Где фальшь. Когда литые львы

Напьются брызг, и захмелев от крови
Мост оборвут, сомкнётся зелень-тишь.
Я встану с камнем и водою вровень

Чтоб никого не беспокоить, лишь
Вернётся мама, чтобы спеть про проминь
Тихесенький, и мисяц - спи, малыш.

дракон

***

Где был твой путь - там выросла стена
Где мог быть прав - сворачивал налево...
По сердцу расползается вина
Черней самой Бубонной Королевы.

- Не прячь огонь под крышку, под замок...
Но ты открыл - и обнаружил пепел.
А мог бы жить совсем не так, как мог,
А мог любить кого-то, что не встретил.

на вершине

Баллада о дизайнере

Пылает пляж, кипит сезон -
И душно в эту пору
Смотреть, как Зяма Климбинзон
Карабкается в гору.

Среди знакомых знаменит,
Трудом свободным занят,
По взглядам он — космополит,
По профилю — дизайнер.


У Зямы на плечах рюкзак,
И невзначай, рекламно
Торчит оттуда горный Мак
С царапиной от камня.

Видал он лучшие деньки,
И хоть не брал кредиты,
Карманы у него легки
И карты в банках биты.

Вот склон над головой навис,
Ледник тентакли тянет -
Но Климбинзон не смотрит вниз,
Дизайнер не устанет -

Он может ночью, в выходной
Придумывать эмблемы...
Но извини, читатель мой,
Я ототшёл от темы.

Последний ледяной карниз -
На смеси страха с болью,
И вот с горы несётся ввысь
Один вопрос: - Доколе?!

Хоть небосвод остался пуст,
Сменилось солнце тенью
И запылал внезапно куст
Какого-то растенья,

Нет, то не ветер выл в скале,
Зиновий ясно слышал:
«Да, нет зарплаты на Земле,
Но нет её и выше».

Мне врать вам, братцы, не резон,
Но против всяких правил
Он, словно подпись, «Сlimbing zone»
Подошвой в камни вплавил.

И где пылающей стопой
Следы его пробиты,
Категорийною тропой
Восходят шиваиты,

Чтоб, гимны вознеся богам,
Почтить святыню веры:
Огромный каменный лингам
С дизайнера размером.

Комментарии, которые не нужны, но могут быть интересны:

Лингам - на санскрите мужской половой жезл. Считается одним из атрибутов Шивы, изображение используется в его культе.
Происхождение фамилии главного героя поясняет картинка. Имена действующих лиц изменены, как и марки аппаратуры. Произведение основано на реальных событиях.
Горные маки растут в горах, но автор не обещает, что вы сможете найти именно тот, который нужен вам по техническим характеристикам и поддерживает последнюю версию операционнной системы.
Среди моих предков евреи не прослеживаются, по крайней мере, на пять поколений. Однако здесь работает принцип "А наша кошка - тоже еврей?"