Tags: чтиво

Lain

осеннее

осень для меня - самое ностальгическое время года. не знаю, почему, но именно осенью чаще всего накрывают воспоминания любой давности, вплоть до школьных. возвращается все, вплоть до запахов. впрочем, это приятно; это как открыть любимую книгу. и даже если воспоминания болезненные, все равно в них есть что-то ностальгическое. и очень хочется купить такие оранжево-красные фонарики, это, кажется, физалис; но это означает - признать, что лето кончилось, поэтому пока стараюсь терпеть. а впрочем, зачем? они ведь пропадут через некоторое время, а я все равно скоро натащу в дом и огненных листьев, и каштанов.

почему-то ударилась в антиутопии. залпом перечитала "Мы", "1984", "О дивный новый мир", "Скотный двор", пересмотрела "Эквилибриум". теперь дома ждет "V значит вендетта", а вот что читать, пок не решила - то ли Воннегута, то ли "Бегущего человека", что ли, перечитать...
dark phoenix

горе по небу шагает, горе по небу плывет

есть у меня книжка, называется "История инквизиции". там сначала исследовательская часть, а потом "Молот ведьм". и вот в исследовательской части есть что-то вроде пафоса. не вот прям откровенного, но так все написано, в духе "нет, ну вы себе представляете?!"
а "Молот ведьм", если кто не читал - это такая инструкция инквизитору. что такое ведьма, какие виды колдовства бывают, как их распознать, как бороться, как вести делопроизводство над ведьмой... и все с цитатами, все прилизанное, "и еще Фома Аквинский говорил..."
сегодня перелистывала. знаете, что? исследовательская часть - она с описанием пыток, цитатами из протоколов допросов, с цифрами - сколько за год в среднем ведьм сжигали... это страшно. но "Молот ведьм", деловито-утилитарный, монотонный - в сотни раз страшнее.

что-то опять все рушится, в одиночку чинить не выходит, а помощи как-то тоже не предвидится.

с утра думала - весна. сначала размораживала холодильник, там капель такая была)) потом вышла на улицу, а там -10. по сравнению со вчерашними -17 - натурально, весна. хотела найти и повесить песню про весну, а нашла вот эту:  

 


Почерк Леонардо

"Хроники Нарнии". Сьюзен Пэвэнси

один из немногих персонажей, отношение к которому автора меня немножко ставит в тупик. некоторые исследователи на основе образа Сьюзен обвиняют Льюиса в дискриминации женщин. в "Последней битве" она упоминается так:
- Моя сестра Сьюзен, - ответил Питер коротко и сурово, - больше не друг Нарнии.
- Да, - кивнул Юстэс, - когда вы пытаетесь поговорить с ней о Нарнии, она отвечает; "Что за чудесная у вас память. Удивительно, что вы еще думаете об этих смешных играх, в которые играли детьми".
- О, Сьюзен! - вздохнула Джил. - Она теперь не интересуется ничем, кроме нейлоновых чулок, губной помады и приглашений в гости. Она всегда выглядит так, будто ей хочется поскорее стать взрослой.
- Взрослой, - хмыкнула леди Полли, - я бы хотела, чтобы она действительно стала взрослой. Пока она была школьницей, она ждала своего теперешнего возраста, и проведет всю жизнь, пытаясь в нем остаться. Основная ее идея - как можно быстрее мчаться к самому глупому возрасту в жизни, а потом оставаться в нем как можно дольше.


в "Последней битве" Сьюзен не попадает в Нарнию, она "не друг Нарнии". виновата она лишь в том, что повзрослела. причем ее образ развивается от книги к книге очень логично, несмотря на то, что Льюис, как известно из его интервью, не планировал писать целый цикл и при работе над книгой "Лев, колдунья и платяной шкаф" не думал, что будет писать что-то еще.

но со Сьюзен все действительно получается очень закономерно. в первой книге (да и во второй тоже) она - такая типичная "старшая сестра", оставшаяся с младшими "за взрослую", разумная и заботливая, к тому же "комсомолка-спортсменка" ("Сьюзен получала в школе все призы за плаванье") - в отличие от Люси. в "Принце Каспиане" она больше всех удивляется каждому воспоминанию о прошлом посещении Нарнии - в духе" как я могла это забыть!" - и дольше всех не верит в появление Аслана ("Сьюзен была хуже всех"), хотя в итоге находит в себе силы признаться:  "Я куда хуже, чем ты думаешь. На самом деле я верила. что это был он — вчера. Когда он предупреждал нас, чтобы мы не шли в еловый лес. Я на самом деле верила, что это был он — ночью, когда ты разбудила нас. Понимаешь, глубоко внутри. Или могла бы поверить, если бы захотела. Но я так хотела выйти из этого леса и… и… о, я не знаю. И что я теперь скажу ему?" Аслан говорит, что она была "послушна страху"; но справиться с ним самостоятельно она уже не может.

кроме того, есть еще "Конь и его мальчик", где история во многом закручена именно вокруг попытки Сьюзен выйти замуж, причем крайне неудачной, вплоть до международного конфликта: "Прости меня, Эдмунд, — сказала королева, — я такая глупая! Но вспомни, там, у нас, он был иной. Какие он давал пиры, как дрался на турнирах, как любезно и милостиво говорил целую неделю! А здесь, у себя, он совершенно другой". в "ЛКПШ" говорится, что соседние короли и принцы сватались к обеим сестрам. обе они к тому моменту, когда приходит время покинуть Нарнию, явно не замужем. и показана неудачная история попытки замужества лишь более "взрослой" Сьюзен.

так что я, в принципе, могу понять, откуда исследователи взяли идею насчет дискриминации. неумолимо взрослеющая, в том числе и благодаря складу характера, Сьюзен в чем-то противопоставляется Люси, внутренний ребенок в которой не исчезает с возрастом. кстати, ведь Сьюзен - единственная из семьи Пэвэнси, кто не погибает в результате крушения поезда. Льюис дает ей шанс все-таки вспомнить страну Аслана - или считает, что, раз уж она теперь "не друг Нарнии", то более авторского внимания не стоит?

еще, наверное, стоит упомянуть отношение Льюиса к, скажем так, межполовым отношениям вообще. все "удачные" и "правильные" любовные линии у него оставлены как бы за рамками повествования. собственно, их две: 1)Каспиан и дочь Раманду, 2) Кор и Аравита. оно и понятно, сказки таки ж детская, страдательно-поцелуйные подробности в ней не нужны... хотя все неудачные любовные истории с элементами хоть какой-то, извиняюсь, страсти описаны значительно подробнее.
так вот. первая история упоминается дважды: сначала Каспиан прощается с дочерью Раманду: "Королева, — сказал Каспиан на прощанье, — я надеюсь снова поговорить с Вами, когда я развею чары. - И дочь Раманду посмотрела на него и улыбнулась". и в конце коротенько сказано: "Каспиан женился на дочери Раманду, и в конце концов все приплыли в Нарнию, где она стала Великой Королевой, давшей род многим Великим Королям". все.
вторая тоже существует в виде одного предложения в конце книги "Конь и его мальчик": "Аравита тоже часто ссорилась с Кором (боюсь — иногда и дралась), но всегда мирилась, а когда они выросли и поженились, все это было им не в новинку".
хм.
зато вокруг страстно-неудачных историй разворачиваются действия целых книг. про Сьюзен и Рабадаша я уже упоминала; а еще, например, есть "Серебряное кресло" с историей принца Рилиана, который "повстречал самое прекрасное создание в мире" и был околдован так, что из-за его влюбленности невеста-Колдунья чуть не завоевала Нарнию.
не уверена, что это надо понимать в том смысле, что бойтесь, дорогие маленькие читатели, разгула страстей, они околдовывают, мутят рассудок и вообще ведут к неприятностям. но на размышления наводит.
Почерк Леонардо

Воланд и Волан-де-Морт

пост по мотивам вопроса, заданного polosatoe_chudo - есть ли какая-то связь между этими двумя именами?

часть первая: Вёлунд
Воланд (Вёлунд) - имя из языческих эпосов Скандинавии, Германии и Англии. Вёлунд - изначально бог-кузнец, еще в Старшей Эдде есть "Песнь о Вёлунде", содержание которой я помню весьма устовно, хотя когда-то читала)) получше почитать можно тут.
в Великобритании есть своя Wayland's Smithy. этот Уэйленд, или как там он должен читаться, кажется, приехал в Англию из Германии. в британо-германской традиции он тоже кузнец, ковал мечи чуть ли не лично Зигфриду и королю Артуру. вот с этим мегалитом по ссылке выше было связано поверье: если оставить рядом с ним на ночь лошадь, потерявшую подкову, и серебряную денежку, то наутро денежка пропадет, а лошадь будет подкована.
а потом приключилось христианство. и все местные боги "ушли в подполье". христианство, на мой взгляд, вообще религия синкретическая... местные языческие божества после принятия христианства либо ассоциируются с какими-то святыми, либо становятся демонами - как и получилось с Вёлундом-Воландом (произношение и написание зависело от страны, диалекта и т.п.). кузнецы вообще часто считались колдунами, поэтому его образ съехал именно в сторону демонического. потом как-то в литературной традиции имя Воланда стало одним из имен Сатаны, и у Гете в "Фаусте" Мефистофель в какой-то момент представляется как Воланд.

часть вторая, вытекающая из первой: Воланд
вроде бы Сатану в "Мастере и Маргарите" Булгаков изначально планировать назвать Азазелем (вот тут, например, Лосев в первом комментарии об этом упоминает) (а Азазелло в ранних редакциях носил имя Фиелло). Азазел в Библии - падший ангел, научивший людей делать оружие и броню, а еще драгоценные украшения, то есть одновременно и оружия убийства, и орудия обольщения. потом в одном из черновиков Воланд назван "господин Азазелло Воланд".
в результате получилось то, что получилось. европейский и, в частности, гетевский Сатана посетил Москву.

часть третья, с предыдущими связанная весьма мало: Волдеморт
с одной стороны, некоторых русских переводчиков иногда сильно хочется придушить. с другой - не все так просто.
изначально в оригинальном тексте будущего главного Чорного Властелина мира Роулинг зовут Tom Marvolo Riddle. впоследствии он берет себе имя лорда Волдеморта, получаемое анаграммированием собственного полного имени: I am lord Voldemort. но! росменовские переводчики во втором издании ГП и ФК (я еще из тех мастодонтов, которые читали первое издание, где Волдеморт был Волдемортом, а Снейп - Снейпом) не удержались и обозвали Волдеморта Волан-де-Мортом. патамушта Булгаков, ага. типа красивую параллель провели.
то, что при этом для сохранения анаграммы Риддл стал Реддлом (и потерялся перевод слова riddle, хотя он бы и так потерялся, тогда уж русифицировать, как Снегга, что глупо), а Марволо превратился в Нарволо, росменовских переводчиков особо не озадачило. спасибо, оставили в анаграмме "лорда" - если его выкинуть, из роскошного психологического портрета Риддла-Реддла вываливается весьма говорящая черточка: он делает из своего имени не просто так анаграмму, а прям сразу и с титулом.
вообще, если подумать мозгом и без агрессии - фигзнат, какой бы велосипед переводчикам пришлось бы изобрести, если бы они делали прямую транслитерацию. Спивак вон вообще перевела "Том Ярволо Реддль - я лорд Вольдеморт".
в общем, Волдеморт он. Воланд там ни при чем. Воланд-де-Морт - это наше отечественное изобретение.
а откуда Роулинг взяла Волдеморта... во-первых, видимо, из головы. где-то на ГП-фансайтах я натыкалась та инфу, что вроде как в интервью Роулинг говорила - сама она это имя придумала. во-вторых, есть еще такая версия: vol de mort с французского переводится как "полет смерти".
ну и корень "морт", в конце концов, сам по себе вполне "говорящий".
Почерк Леонардо

(no subject)

вчера наткнулась по телевизору на кино по "В поисках утраченного времени" Пруста. говорить о нем, как об экранизации, пожалуй, не буду - есть свои плюсы, есть свои минусы, "а Пруста вообще экранизировать нереально", а уж как впихнуть в двухчасовую ленту несколько томов - вообще непонятно; хотя атмосфера книги в нем есть, а это важно. фильм сам по себе - хорош, красив, повторюсь - атмосферен, состав дивный.

взялась перечитывать "По направлению к Свану"... оказывается, я забыла, какое это удовольствие, почти физическое - читать Пруста, какой богатый у него текст, как он насыщен вкусами, запахами, ощущениями... это как раз тот тип текста, в который погружаешься в прямом смысле - как будто оказываешься в этих комнатах и парках, персонажи  - вокруг тебя, ты - невидимка среди них, наблюдаешь за ними даже не со стороны, как в театре, а изнутри, к тому же чувствуя все их ощущения, их эмоции, их боль, их радость...

вот что неожиданно подумалось. а ведь все эти наши сальса-тусовочки - чем они отличаются от хотя бы салона Вердюренов? как персонажи Пруста ходили в Оперу, на званые ужины - так же и мы ходим в клубы, где кто-то танцует, кто-то сплетничает, кто-то просто выпивает, кто-то - смотрит на танцующих и завидует... у них были красавицы-содержанки, у нас сейчас - кубинцы. кто-то приходит, чтобы в меру своих способностей получить удовольствие, кто-то - чтобы забыть проблемы.

и, если уж на то пошло, покопать дальше и выбраться за рамки только Пруста... чем Медитер отличается от декадентского салона? да, по большому счету, ничем, только вместо кокаина и романсов у нас реггетон, кубинцы и ром. ни-че-гошеньки не меняется.
Почерк Леонардо

книжное

я часто даю кому-нибудь что-нибудь почитать. чаще всего это происходит так: заходит разговор о литературе, я начинаю разливаться рекой: "ой, это потрясающая книга!!!", - и человек просит - "а принеси, пожалуйста, почитать". или, например, я в миллионный раз перечитываю что-то любимое и таскаю книгу с собой. кто-нибудь берет ее в руки: "дай посмотреть". я говорю, "это моя любимая. хочешь - бери читай". и человек забирает. ну или еще как-то... в общем, получается так, что я часто даю кому-то читать свои книги.

а потом мне их, естественно, возвращают.

и одна из очень важных положительных эмоций в моей жизни (сложная конструкция, но точно отражающая смысл) - видеть, что человеку понравилось. я не расстраиваюсь, если моя Любимая Книга не понравилась - понятно, вкусы у всех разные. но если понравилась...

кто-то это выражает сразу же и многословно. и я по глазам вижу - это не из вежливости, правда понравилось. человек вспоминает какие-то моменты, "а вот там еще было...", цитаты какие-то... кто-то отдает книжку с резюме "прикольно". но я этого человека знаю достаточно, чтобы понять - да, понравилось. потому что если б не понравилось, мне бы выдали целую речь на эту тему. кто-то просто возвращает, говорит "спасибо" - и все. а потом, через какое-то время, я слышу, например, цитату. или вижу, что человек читает что-то еще того же автора. или советует кому-то прочитать эту книгу... и я понимаю - ага!

слушайте, как же это здорово - когда кому-то понравилась любимая тобой книга! это похоже на то, как если представлять своим друзьям любимого человека. не то чтоб волнуешься, как они друг друга воспримут и понравятся ли друг другу, ты ж в итоге ни к кому свое отношение не изменишь; но почему-то хочется, чтоб все со всеми сразу подружились. только у любимого человека и/или у друзей в момент знакомства, например, может быть плохое настроение, или зуб будет болеть, или еще что-то... ну и они будут себя вести как-то так, что друг другу не понравятся. а книга - она статична. она уже написана. она - сама по себе - для всех одинакова; отличается лишь ее восприятие разными людьми, причем иногда - кардинально. и если мой друг воспринял любимую мною книгу так же, как я - это здорово. а уж если она ему понравилась, потому что он воспринял ее чуть иначе - вообще чудесно. потому что я теперь могу посмотреть на текст еще и его глазами и открою в нем что-то новое.

в любом случае, если даже не раскладывать ощущения на составные части, когда моя любимая книга кому-то понравилась - я очень радуюсь.

это я к тому, что в последние недели три я раздала на прочтение кучу книг, и теперь мне их потихоньку возвращают. и "подкармливают" такой вот радостью. здорово.
Почерк Леонардо

соловей-разбойник

тут давеча задали в воздух вопрос, а откуда взялся образ Соловья-разбойника?
а непонятно, откуда.

Соловей-разбойник, Ахматович, Одихмантьевич, Рахматович, Рахманов, - птица рахманная; представляет собой, по определению академика Ягича , сложный образ, в котором есть черты птицы и человека, чудовищного богатыря. С. залег дорогу в Киев, по которой едет Илья Муромец ; он тридцать лет никого не пропускает, оглушая своим свистом и ревом; его гнездо на семи дубах, но есть у него и терем; у С. есть сыновья и дочь богатырша-"перевозница". Илья привозит С. в Киев и за его коварство убивает его или подвергает иной казни. В одном случае С. является помощником Ильи в бою и его образ сливается с представлением о С. Будимировиче . Академик Ягич пытался объяснить происхождение С. из легенд о Соломоне, но, как доказал профессор Вс. Ф. Миллер , для такого объяснения нет достаточных данных, а самое производство имени С. от Соломона, причем впоследствии явилось представление о птице, оказывается крайне натянутым. В свою очередь, исходя из своей восточной гипотезы, Вс. Ф. Миллер сближает С. с иранской птицей Симургом, с богатырями Ауладом, Кергсаром, белым дивом, а в сказке об Еруслане Лазаревиче находит параллель к С. в образе Ивашки-сторожа. Подобное же предположение высказывал раньше В.В. Стасов . Профессор Халанский , сближая соответственную былину об Илье Муромце с германскими сказаниями о Тетлейфе, видит в С. отражение образа Зигурда. Историческую основу для представления о разбойнике Буслаев указывал в летописном сказании о разбойнике Могуте. Вообще литературная история типа С. до сих пор не вполне выяснена, так как во всех приведенных построениях рядом с ценными указаниями заключается немало произвола.

в "википедии" текст практически аналогичный.

а вот тут лежит сама былина "Илья Муромец и Соловей-разбойник".
Почерк Леонардо

(no subject)

...и только сейчас до меня дошло: то, что предотвратил Тень в финале "Американских богов" Геймана - это ж, наверное, Рагнарек. ну естественно, с поправкой на Америку, и соотношение Один-Среда, и все такое. не?
Почерк Леонардо

"Хроники Нарнии". Таш

а я все о своем)) раз уж накропала чего-то про шумную скандалистку с амбициями Джедис (тут), чего б не поковыряться дальше в концепции мирового Зла у Клайва Льюиса. полезла ковыряться, стало интересно, так что пусть будет свалка инфы про Таш.

что мы имеем у Льюиса:

"В тени деревьев на дальней стороне поляны что-то двигалось. Оно медленно скользило на север. На первый взгляд его можно было принять по ошибке за дым, оно было серого цвета и сквозь него были видны предметы. Но запах смерти — это не запах дыма. Кроме того, оно, в отличие от клубов дыма, не изменяло очертаний. И было похоже на человека с птичьей головой, с жестким кривым клювом. Четыре руки были подняты над головой и тянулись к северу, будто оно хотело сжать Нарнию в тисках. Пальцы — все двенадцать были искривлены, как и клюв, и кончались длинными острыми птичьими когтями вместо ногтей. Оно не шло, а проносилось над травой, и трава, казалось, высыхала". ("Последняя битва") 

"Зловещая фигура приближалась к ним. Она была много меньше той, что они видели возле башни (хотя намного крупнее, чем человек), но это была .она. У нее была птичья голова и четыре руки, клюв был открыт, а глаза сверкали.
Хриплый голос вырывался из клюва.
— Ты звал меня в Нарнию, тархан Ришда. Я здесь. Что ты хотел сказать мне?
Тархан не мог ни оторвать лица от земли, ни сказать ни слова. Он вздрагивал, как человек в икоте. В битве он был храбр, но половина его храбрости исчезла этой ночью, когда он начал понимать, что существует настоящая Таш. Здесь же он лишился и ее остатка. Внезапным резким движением
— так наклоняется петух, чтобы склюнуть червяка — Таш накинулась на несчастного Ришду и подхватила его двумя правыми руками, затем повернула голову набок, чтобы взглянуть на Тириана одним из своих жутких глаз (конечно же, имея птичью голову, она не могла смотреть прямо)".


собственно, и все. мы знаем, что Таш - высшее божество в Тархистане, прародительница местных правителей.

тут, пожалуй, стоит сделать две ремарки. 
одна - чисто для общего развития: в оригинале страна называется Calormen - омонимично английскому "цветные люди"; "ВикиНарния" к тому же напоминает, что "calor" по-испански "тепло", что, в общем, тоже вполне символично и понятно - жара, пустыня рядом...
вторая - на мой взгляд, достаточно принципиальная: в оригинале Таш - "he", то есть мужского пола. в русском переводе - "она", "богиня". сии переводческие кульбиты лично мне не понятны. зачем делать из бога богиню (из демона демонессу, это как кому больше нравится)? я дальше все-таки попробую говорить о нем в мужском роде, что сложно, потому что непривычно, я все-таки русский перевод значительно лучше знаю)), но, по-моему, правильнее.
Collapse )
Почерк Леонардо

"Хроники Нарнии". Белая Колдунья - Джедис

предыстория: в комментах вот к этому посту про Лилит я ухитрилась накропать целое сочинение про Белую Колдунью и решила, что оно заслуживает отдельного поста.
это абсолютно мое имхо, если что))

итак, сабж.
у Льюиса в принципе негусто с полутонами, плохие персонажи у него максимально, чуть ли не утрированно злы, хорошие - максимально добры. в случае перевоспитания персонажа он из мелкого гада (крупные не перевоспитываются) становится натурально карамельным. так что Белая Колдунья должна быть резко отрицательной. злая колдунья, тиранша, само... женское производное от слова "самодур", ага))

вот уж правда, у таких вот тиранов все беды от комплексов, а у этой еще и от эээ... дамской недальновидности. сначала у барышни взыграло ретивое, как же, сестру надо не просто прищучить, а размазать по стенке, и она колданула так, что весь мир вымер. потом огляделась, поняла, что ой!... а кем править-то...
Collapse )

апдейт. слегка подумала и исправила имя на тот вариант, который звучит в использованном мной переводе - Джедис, а не Джадис. так правильнее, по-моему.