Tags: Нарния

Почерк Леонардо

"Хроники Нарнии". Сьюзен Пэвэнси

один из немногих персонажей, отношение к которому автора меня немножко ставит в тупик. некоторые исследователи на основе образа Сьюзен обвиняют Льюиса в дискриминации женщин. в "Последней битве" она упоминается так:
- Моя сестра Сьюзен, - ответил Питер коротко и сурово, - больше не друг Нарнии.
- Да, - кивнул Юстэс, - когда вы пытаетесь поговорить с ней о Нарнии, она отвечает; "Что за чудесная у вас память. Удивительно, что вы еще думаете об этих смешных играх, в которые играли детьми".
- О, Сьюзен! - вздохнула Джил. - Она теперь не интересуется ничем, кроме нейлоновых чулок, губной помады и приглашений в гости. Она всегда выглядит так, будто ей хочется поскорее стать взрослой.
- Взрослой, - хмыкнула леди Полли, - я бы хотела, чтобы она действительно стала взрослой. Пока она была школьницей, она ждала своего теперешнего возраста, и проведет всю жизнь, пытаясь в нем остаться. Основная ее идея - как можно быстрее мчаться к самому глупому возрасту в жизни, а потом оставаться в нем как можно дольше.


в "Последней битве" Сьюзен не попадает в Нарнию, она "не друг Нарнии". виновата она лишь в том, что повзрослела. причем ее образ развивается от книги к книге очень логично, несмотря на то, что Льюис, как известно из его интервью, не планировал писать целый цикл и при работе над книгой "Лев, колдунья и платяной шкаф" не думал, что будет писать что-то еще.

но со Сьюзен все действительно получается очень закономерно. в первой книге (да и во второй тоже) она - такая типичная "старшая сестра", оставшаяся с младшими "за взрослую", разумная и заботливая, к тому же "комсомолка-спортсменка" ("Сьюзен получала в школе все призы за плаванье") - в отличие от Люси. в "Принце Каспиане" она больше всех удивляется каждому воспоминанию о прошлом посещении Нарнии - в духе" как я могла это забыть!" - и дольше всех не верит в появление Аслана ("Сьюзен была хуже всех"), хотя в итоге находит в себе силы признаться:  "Я куда хуже, чем ты думаешь. На самом деле я верила. что это был он — вчера. Когда он предупреждал нас, чтобы мы не шли в еловый лес. Я на самом деле верила, что это был он — ночью, когда ты разбудила нас. Понимаешь, глубоко внутри. Или могла бы поверить, если бы захотела. Но я так хотела выйти из этого леса и… и… о, я не знаю. И что я теперь скажу ему?" Аслан говорит, что она была "послушна страху"; но справиться с ним самостоятельно она уже не может.

кроме того, есть еще "Конь и его мальчик", где история во многом закручена именно вокруг попытки Сьюзен выйти замуж, причем крайне неудачной, вплоть до международного конфликта: "Прости меня, Эдмунд, — сказала королева, — я такая глупая! Но вспомни, там, у нас, он был иной. Какие он давал пиры, как дрался на турнирах, как любезно и милостиво говорил целую неделю! А здесь, у себя, он совершенно другой". в "ЛКПШ" говорится, что соседние короли и принцы сватались к обеим сестрам. обе они к тому моменту, когда приходит время покинуть Нарнию, явно не замужем. и показана неудачная история попытки замужества лишь более "взрослой" Сьюзен.

так что я, в принципе, могу понять, откуда исследователи взяли идею насчет дискриминации. неумолимо взрослеющая, в том числе и благодаря складу характера, Сьюзен в чем-то противопоставляется Люси, внутренний ребенок в которой не исчезает с возрастом. кстати, ведь Сьюзен - единственная из семьи Пэвэнси, кто не погибает в результате крушения поезда. Льюис дает ей шанс все-таки вспомнить страну Аслана - или считает, что, раз уж она теперь "не друг Нарнии", то более авторского внимания не стоит?

еще, наверное, стоит упомянуть отношение Льюиса к, скажем так, межполовым отношениям вообще. все "удачные" и "правильные" любовные линии у него оставлены как бы за рамками повествования. собственно, их две: 1)Каспиан и дочь Раманду, 2) Кор и Аравита. оно и понятно, сказки таки ж детская, страдательно-поцелуйные подробности в ней не нужны... хотя все неудачные любовные истории с элементами хоть какой-то, извиняюсь, страсти описаны значительно подробнее.
так вот. первая история упоминается дважды: сначала Каспиан прощается с дочерью Раманду: "Королева, — сказал Каспиан на прощанье, — я надеюсь снова поговорить с Вами, когда я развею чары. - И дочь Раманду посмотрела на него и улыбнулась". и в конце коротенько сказано: "Каспиан женился на дочери Раманду, и в конце концов все приплыли в Нарнию, где она стала Великой Королевой, давшей род многим Великим Королям". все.
вторая тоже существует в виде одного предложения в конце книги "Конь и его мальчик": "Аравита тоже часто ссорилась с Кором (боюсь — иногда и дралась), но всегда мирилась, а когда они выросли и поженились, все это было им не в новинку".
хм.
зато вокруг страстно-неудачных историй разворачиваются действия целых книг. про Сьюзен и Рабадаша я уже упоминала; а еще, например, есть "Серебряное кресло" с историей принца Рилиана, который "повстречал самое прекрасное создание в мире" и был околдован так, что из-за его влюбленности невеста-Колдунья чуть не завоевала Нарнию.
не уверена, что это надо понимать в том смысле, что бойтесь, дорогие маленькие читатели, разгула страстей, они околдовывают, мутят рассудок и вообще ведут к неприятностям. но на размышления наводит.
Почерк Леонардо

"Хроники Нарнии". Таш

а я все о своем)) раз уж накропала чего-то про шумную скандалистку с амбициями Джедис (тут), чего б не поковыряться дальше в концепции мирового Зла у Клайва Льюиса. полезла ковыряться, стало интересно, так что пусть будет свалка инфы про Таш.

что мы имеем у Льюиса:

"В тени деревьев на дальней стороне поляны что-то двигалось. Оно медленно скользило на север. На первый взгляд его можно было принять по ошибке за дым, оно было серого цвета и сквозь него были видны предметы. Но запах смерти — это не запах дыма. Кроме того, оно, в отличие от клубов дыма, не изменяло очертаний. И было похоже на человека с птичьей головой, с жестким кривым клювом. Четыре руки были подняты над головой и тянулись к северу, будто оно хотело сжать Нарнию в тисках. Пальцы — все двенадцать были искривлены, как и клюв, и кончались длинными острыми птичьими когтями вместо ногтей. Оно не шло, а проносилось над травой, и трава, казалось, высыхала". ("Последняя битва") 

"Зловещая фигура приближалась к ним. Она была много меньше той, что они видели возле башни (хотя намного крупнее, чем человек), но это была .она. У нее была птичья голова и четыре руки, клюв был открыт, а глаза сверкали.
Хриплый голос вырывался из клюва.
— Ты звал меня в Нарнию, тархан Ришда. Я здесь. Что ты хотел сказать мне?
Тархан не мог ни оторвать лица от земли, ни сказать ни слова. Он вздрагивал, как человек в икоте. В битве он был храбр, но половина его храбрости исчезла этой ночью, когда он начал понимать, что существует настоящая Таш. Здесь же он лишился и ее остатка. Внезапным резким движением
— так наклоняется петух, чтобы склюнуть червяка — Таш накинулась на несчастного Ришду и подхватила его двумя правыми руками, затем повернула голову набок, чтобы взглянуть на Тириана одним из своих жутких глаз (конечно же, имея птичью голову, она не могла смотреть прямо)".


собственно, и все. мы знаем, что Таш - высшее божество в Тархистане, прародительница местных правителей.

тут, пожалуй, стоит сделать две ремарки. 
одна - чисто для общего развития: в оригинале страна называется Calormen - омонимично английскому "цветные люди"; "ВикиНарния" к тому же напоминает, что "calor" по-испански "тепло", что, в общем, тоже вполне символично и понятно - жара, пустыня рядом...
вторая - на мой взгляд, достаточно принципиальная: в оригинале Таш - "he", то есть мужского пола. в русском переводе - "она", "богиня". сии переводческие кульбиты лично мне не понятны. зачем делать из бога богиню (из демона демонессу, это как кому больше нравится)? я дальше все-таки попробую говорить о нем в мужском роде, что сложно, потому что непривычно, я все-таки русский перевод значительно лучше знаю)), но, по-моему, правильнее.
Collapse )
Почерк Леонардо

"Хроники Нарнии". Белая Колдунья - Джедис

предыстория: в комментах вот к этому посту про Лилит я ухитрилась накропать целое сочинение про Белую Колдунью и решила, что оно заслуживает отдельного поста.
это абсолютно мое имхо, если что))

итак, сабж.
у Льюиса в принципе негусто с полутонами, плохие персонажи у него максимально, чуть ли не утрированно злы, хорошие - максимально добры. в случае перевоспитания персонажа он из мелкого гада (крупные не перевоспитываются) становится натурально карамельным. так что Белая Колдунья должна быть резко отрицательной. злая колдунья, тиранша, само... женское производное от слова "самодур", ага))

вот уж правда, у таких вот тиранов все беды от комплексов, а у этой еще и от эээ... дамской недальновидности. сначала у барышни взыграло ретивое, как же, сестру надо не просто прищучить, а размазать по стенке, и она колданула так, что весь мир вымер. потом огляделась, поняла, что ой!... а кем править-то...
Collapse )

апдейт. слегка подумала и исправила имя на тот вариант, который звучит в использованном мной переводе - Джедис, а не Джадис. так правильнее, по-моему.
Почерк Леонардо

Лилит и "Хроники Нарнии"

мне как-то всегда было странно насчет упоминающейся Льюисом Лилит. для справки, если кто не помнит/не читал, в книге "Лев, Колдунья и платяной шкаф" мистер Бобр говорит о Белой Колдунье - Джадис:

"Она произошла от вашего праотца Адама (здесь мистер Бобр поклонился) и его первой жены Лилит. А Лилит была джиншей. Вот какие у нее предки, с одной стороны. А с другой - она происходит от великанов. Нет, в Колдунье мало настоящей человеческой крови".

(в скобочках, чтоб потом к этому не возвращаться - имя собственно Белой Колдуньи - Jadis - происходит вроде как от персидского jâdu - "ведьма", вот так все просто).

так вот, Лилит. перерыла кучу источников, все говорят свое, одержимцы, как всегда, прекрасны, ими можно зачитаться)) краткое саммари: вообще-то по самой распространенной версии, то есть еврейской мифологии, Лилит не особо-то и джинша. да, она действительно первая жена Адама (причем по некоторым версиям, она была сотворена в один день с Адамом из той же глины, то есть, получается, была равноправна). покинув его (опять же, есть версия, что ушла она из-за того, что не желала быть снизу в миссионерской позиции), она - на этом сходится большинство легенд - стала демоном, убивающим младенцев, совращающим невинных юношей (хм) и порождающим других демонов. есть и легенда о том, что она вступила в связь с Адамом после изгнания последнего из Рая, в результате, опять же, наводнив мир демонами.

видимо, предполагается, что предки Белой Колдуньи, они же династия правителей Чарна, как раз из этих демонов. ну, допустим, демонов Льюис обозвал джиннами, адаптируя под детское восприятие, может, ему показалось, что "джинна" ребенок воспримет как что-то отрицательное проще... ну или, например, можно вспомнить, что демоницы с подобными именами были во всяких разных мифологиях, восточных в том числе, и некоторые из них действительно имели нечто общее с джиннами. а может, это такая отсылка к богине Таш, которая появится позже и будет иметь явно восточные корни. а тут вроде и Джадис была с восточно-джиннскими корнями, ага. типа все зло с востока, айда в крестовый поход и все в таком духе. Толкиен вон вообще кучу рас объявил типично злыми и подлежащими уничтожению, чего уж там.

но по-любому демоническое продолжение рода Лилит лично в моей голове не очень увязывается вот с этим:

"– Какие хорошие… – сказал Дигори.
Полли кивнула. И впрямь, лица были очень приятные, словно эти мужчины и женщины не только красивы, но и добры; быть может, они принадлежали к какой-то лучшей, прекрасной расе. Однако, пройдя несколько шагов, дети заметили, что лица чем дальше, тем надменнее и важнее. К середине ряда они были и сильными, и гордыми, и даже счастливыми, но какими-то злыми, потом – просто жестокими, а еще дальше – к тому же и безрадостными, словно обладатели их сделали или испытали что-то страшное. Самая последняя – дама удивительной красоты, в невиданно богатых одеждах – глядела так злобно и так гордо, что просто дух захватывало. Она была на удивление огромна (хотя и все они были высокие)".


ну с чего они подросли (так, что Дигори отмечает высокий рост последней представительницы рода по сравнению со всеми остальными), понятно - скрещивались с великанами в процессе эволюции. или - что по вышеприведенному тексту тоже вполне возможно и, на мой взгляд, даже вероятнее - кто-то из родителей именно Джадис был из великанов, иначе рост у представителей династии увеличивался бы постепенно, вместе со свирепостию лиц. кстати, может быть, именно этим объясняется тот факт, что внешняя красота потомков Лилит никак не пострадала в процессе эволюции. великаны-то у Льюиса особой красой не отличаются, и при регулярном скрещивании их гены неминуемо сказались на внешности потомства. Джадис, правда, тоже красавица... ну всякое бывает. может, в папу/маму-более-менее-человека лицом пошла. а рост "дядь-достань-воробушка" - от второго родителя.

но если первые, самые прямые и чистокровные потомки демонов (ну или джиннов, хорошо) с такой нехорошей генеалогией, какую нам расписывает мистер Бобр, были "не только красивы, но и добры" - я чего-то не понимаю в демонах. или джиннах. потому что у Льюиса добро довольно-таки однозначно доброе, а зло злое, это вам не Роулинг. и если предполагается, что в предках у персонажа демоны (джинны) - характерец у него должен быть такой, что мама дорогая. а в лицах правителей Чарна зло и жестокость появляются только через многие поколения. то ли великаньи гены таки сказались (если, конечно, великанов в роду много), то ли квартирный вопрос их испортил (с). впрочем, судя по подсказке "словно обладатели их сделали или испытали что-то страшное", конец потомков Лилит вполне закономерен, но наличие у них ее генов в этом не виновато.

короче, лично у меня что-то не срастается, если есть какие-то мысли - высказывайте плз.