Warbear

(no subject)

Закончил читать "Faithful Place". Слов нет, одни эмоции. Тана Френч со своими героями обходится лишь чуть мягче, чем Джордж Мартин.
Самые яркие впечатления пока от "The Likeness". Может быть, напишу ещё о нём.
Warbear

Дошло

Сидел, слушал Сильмариллион, и тут вот: Арагорн – потомок Берена и Лутиэнь, да? А у Лутиэнь мама кто?
Фигассе родословная.
Но самое интересное, что дошло только спустя двадцать лет после первого прочтения.
С Новым годом всех.
  • Current Music
    Silmarillion - část první (audiokniha - CZ)
hm

Э...

Каждый народ достоин государства, которое его имеет?
  • Current Music
    О белла, чао.
hm

Импортозамещение, бл@дь

Если кому интересно, чем я тут занимаюсь, – я вламываю. По двенадцать, четырнадцать, а то и шестнадцать часов (всего пару раз, но было). С перерывами на поспать и погладить кота. Я тут и оператор ЧПУ, и наладчик, и заготовщик, и слесарь, и даже грузчик иногда, поскольку предприятие совсем небольшое. Платят ли мне? Платят, конечно. Не то чтоб хорошо платят, но лучше, чем там, где до этого работал. Я аж радоваться начал: надо же, смотрите-ка, прям как большой.
И вот сегодня с утра директор вызывает меня к себе и говорит, мол, видишь ли, наш главный заказчик решил закупать детали в Китае. У них, правда, тридцать процентов брака, но зато готовая деталь стоит дешевле, чем у нас металл. Так что объёмы производства упадут впятеро. Мы тебя терять не хотим, так что не перейдёшь ли ты пока на предприятие-учредитель поработать, станок новый освоишь, а там мы заказов новых наберём и позовём тебя обратно...
Ну, я сумму озвучил. Договорились.
Вышел от него и даже почти не огорчился: работу искать не придётся, в деньгах не сильно потеряю.
Мда.
Меня не хотят терять, потому что я вламываю по двенадцать часов и более и работаю за пятерых. Другим рабочим, которые пашут по десять часов вместо восьми и работают только за троих, повезло меньше.
Встаём с колен, однако.
Warbear

Ой

Впервые за много лет - предовогоднее настроение. С наступающим всех.
Warbear

Love is...

Сидим с Сашей на диване рядышком, я ищу в сети материалы по глазурям-керамике, заодно смотрю ссылки, которые она мне прислала. Саша в телефоне. Обсуждаем всякое керамическое, японское и китайское: мне то нравится, а мне это. Потом Саша говорит: а мне нравятся японские печи для обжига. Они, говорит, такие большие. Построил себе и жги.
Всего пару недель назад она сказала решительное "нет" любым дровяным обжигам, поэтому я тихо таю:
– Я так давно ждал, что ты это скажешь...
Саша усмехается:
– Хорошо, что нас никто не слышит. Сидят такие вдвоём, "я так давно ждал, что ты это скажешь", ага. Что ты любишь большие дровяные печи. Мы ебанутые.
Ну да, как-то так.
  • Current Music
    Podlasie - Chodziła Mania
Warbear

Лезвие Бритвы, как оружие будущих битв. Часть вторая.

Originally posted by anlazz at Лезвие Бритвы, как оружие будущих битв. Часть вторая.
Итак, книга «Лезвие бритвы» была написана Ефремовым со вполне конкретной целью – начать переход к тому обществу, которое было описано в «Туманности Андромеды». Разумеется, с той точки зрения, которая казалась наиболее вероятной в 1960 годах – к этой тонкости мы еще вернемся. Но, в целом, роман не случайно оказывался следующим после «Туманности» «большим произведение» писателя, выступая, по сути, ее «приквелом», пусть и разделенным с ней тысячью лет. Кстати, сам Иван Антонович в это время был настроен весьма оптимистично – в предисловии к очередному (1958 года) изданию «Туманности» он писал:
«Ещё в процессе писания я изменял время действия в сторону его приближения к нашей эпохе. Сначала мне казалось, что гигантские преобразования планеты и жизни, описанные в романе, не могут быть осуществлены ранее чем через три тысячи лет. Я исходил в расчётах из общей истории человечества, но не учёл темпов ускорения технического прогресса.При доработке романа я сократил намеченный срок на тысячелетие. Но запуск искусственных спутников Земли подсказывает мне, что события романа могли бы совершиться ещё раньше.»
На самом деле понятно, что ведя речь о техническом прогрессе, писатель имел в виду не столько развитие техники, как таковой (от Р-7 до анамезонного звездолета не намного ближе, нежели от Р-1), сколько способность (советского) человека к необычайной активизации своего мышления. Решение столь сложной задачи в столь короткий срок – с 1945 по 1957 год – означало то, что в стране удалось создать некоторую критическую массу людей с индустриальным представлением о мире, способным к быстрому обучению и самообучению. Это внушало писателю уверенность, что гибкость человеческого сознания намного больше, нежели полагалось до того. Интересно, что американские аналитики при расчете сроков разработок новой техники в СССР, регулярно их завышали как раз по данной причине – считая невозможным получение нужного числа специалистов в течении короткого времени. Т.е., с точки зрения Запада все остальные ресурсы «тоталитарная экономика» еще могла как-то достать, но изменить «норму человеческого развития» она, по его мнению,  не могла. И, разумеется, облом в этом случае вышел знатный...

А вот Иван Антонович, в отличие от американских «экспертов», будучи сам советским человеком, данную особенность прекрасно уловил. Именно поэтому он, говоря о перспективах наступления своего «общества будущего», решил сократить срок, отделяющий его от современности (1950 годов)Collapse )
Warbear

Лезвие бритвы, как оружие будущих битв…

Originally posted by anlazz at Лезвие бритвы, как оружие будущих битв…
В прошлых темах я затрагивал вопрос о закономерностях социального развития, приводя в качестве примера разбор их в произведениях известного советского ученого и писателя Ивана Антоновича Ефремова. Это связано с тем, что работы Ефремова, несмотря на их принадлежность к жанру фантастики, на самом деле во многом посвящены как раз указанной задаче, и представляют собой не что иное, как изложение взглядов и теорий Ивана Антоновича. В них в самой увлекательной форме поднимаются сложнейшие вопросы человеческой истории - и даются ответы. Поэтому я довольно часто обращаюсь к творчеству Ефремова, считая его важным источником в вопросах понимания развития общества. Именно этой теме и будет посвящен данный текст.

Роман Ивана Антоновича Ефремова «Лезвие бритвы» вышел из печати в 1963 году. Впрочем, писать его автор начал вскоре после потрясающего успеха «Туманности Андромеды», с 1958 года. Уже этот факт, сам по себе, показывает, что Ефремов возлагал на роман большие надежды. Время написания «Лезвия» - 5 лет, больше, нежели время написания «Туманности» (1955-1956 годы). И уж конечно, на намного больше, нежели время написания «обычного» приключенческого романа «обычным» писателем (даже тогда, сейчас вообще по две-три книги за год пишут, а то и больше). Причем, в течении всех этих лет Иван Антонович крайне напряженно работал, собирая обширный материал для «легкого», на первый взгляд, жанра. Обширные сведения по йоге, и вообще, восточных учениях, множество статей и работ по теории искусства, по человеческой анатомии и физиологии, по работе человеческого мозга были отобраны и прочитаны Ефремовым. При этом следует брать поправку на «то время», когда уровень информационной обеспеченности общества был намного ниже современного («Интернета не было»), и за каждой статьей приходилось еще «поохотиться» в библиотеках…

Результатом данной работы и стало «Лезвие бритвы». Сюжет романа, если честно, то не слишком оригинален и похож на большинство сюжетов приключенческой литературы. А именно – в нем показано несколько линий, объединенных вокруг неких загадочных камней, обладающих «психотропными» свойствами. В частности, линия советского ученого Гирина, изучающего скрытые возможности человеческого мозга, линия итальянских искателей сокровищ, и линия индийского художника, занятого спасением своей возлюбленной. Все это делает роман достаточно интересным, привлекающим читателей, тем более  для ситуации середины 1960 годов, когда количество подобной литературы было недостаточно. Правда, среди этой развлекательной основы иногда встречаются странные отступления, «лекции», посвященные той или иной научной проблеме. Данное сочетание сюжетной и «научной» части является самой значительной особенностью романа, отмеченной самим писателем, обеспечивающей данному произведению нужное сочетание читательского интереса и просветительских свойств.

Впрочем, все вышесказанное давно известно, и особого интереса не представляет. Указанная новационная форма произведения с самого начала подверглась определенной критике, утверждавшей, что она абсолютно искусственна, и ничего нового не приносит. Да и вообще, идея совмещения «научпопа» с приключениями не приносит ничего полезного. Читателям, впрочем, было глубоко наплевать на мнение критиков, и они скупали роман во всех доступных тиражах. Более того, они буквально забрасывали Ивана Антоновича письмами, прося дать им информацию об описываемых в книге явлениях, прежде всего, о показанных там «сверхвозможностях» человека.Collapse )