Василий Потапкин (_wanderer) wrote,
Василий Потапкин
_wanderer

Бунт в американском городке.

Интересная история.

Оригинал взят у gimli_m в мне тут подсказали, что для обсуждения удобнее все-таки...
... свести в один пост. Редактировать прежние не хочу, лучше опубликую заново. Заодно с маленькой поправкой по поводу газетных заголовков.



Город Тулса, штат Оклахома на момент моего туда случайного попадания в 2008м представлял собой руины американской цивилизации прямо как обычно изображают Дейтройт и даже хуже. Может быть, я просто по неудачной дороге въехал. Сначала очень долго тянулись мёртвые фермерские поля с ржавой молчащей техникой, и среди них внезапно маленькие городки с кирпичными зданиями 19го века, с вывесками "Банкъ" и "Аптека Братьъев Карамазовыхъ". Ну, американский аналог таких вывесок. А потом вдруг возникла Тулса, куда все эти фермеры переселились жить. Один большой спальный район плюс центр с офисами страховых компаний. Всё закрыто, никого нет, поесть негде.

А меж тем большую часть истории 20го века Тулса считалась нефтяной столицей страны и важнейшим речным портом. Итак. Город основан в 18..каком-то году индейскими племенами под развесистым дубом. Название Талласи можно перевести как "старгород". Близко к 1900 белые люди делают с индейцами как обычно, и вблизи от города находят нефть. К 1920-30м годам Тулса - богатейший индустриальный город в стиле арт-деко, на новенькой дороге 66 из Чикаго в Калифорнию. За десять лет население увеличивается с 70,000  до 150,000 человек.

При этом. Оклахома южный штат. Сегрегация по цвету кожи это нерушимый закон, и плевать что там сказал конституционный суд. Когда в районе насчитывается три четверти одного цвета, другой цвет там не нанимают и ничего им не продают. Поэтому район Гринвуд, известный как "негритянский уолл-стрит" - это не только известнейшая и одна из самых богатых, но и самая расово чистая община негров в США. Магазины, мастерские, школы. Свой госпиталь с известнейшими докторами (чёрными, с черной клиентурой). 20 церквей. Две газеты. Свои молодежные клубы и свои миллионеры. Ну и не очень миллионеры.

Весной 1920го года мальчик Дик Роланд, 19 лет, бросает школу чтобы немножко заработать для семьи, и уходит чистить ботинки прохожим в центре. Его там все знают, и пускают в одно из офисных зданий где наверху есть туалет и ванная комната для чёрных. Более-менее одна на весь район. В понедельник 30го мая, американский праздник Memorial Day, здание отчего-то открыто. В нем три человека - Дик, лифтёрша Сара Пейдж, 17 лет, и продавец в магазине одежды на первом этаже. Дик спускается в лифте, там происходит что-то непонятное - но по продолжительности равное одной поездке в лифте. Нейтральная версия - черный мальчик споткнулся, белая девочка вскрикнула, продавец прибежал, увидел её в некотором расстройстве и вызвал полицию. Не-нейтральная версия - эти двое были давно и близко знакомы и поссорились. Полиция не получает никаких жалоб от Сары и никаких объяснений, но Дик на всякий случай уже дома с мамой, на этом дело и должно было закончиться, но.

31го мая выходит газета с заголовком... на этом месте у нас тут возник небольшой спор про наличие двусмысленности в заголовке. Я продолжаю доказывать, что пропущена модальность, а мои читатели - что я запутался и вообще не знаю правил английской грмтк. Пусть. Выходит газета с заголовком "Поймали Негра, который напал на Девочку". Это утренняя газета. Вечерняя выходит с заголовком "Линчуем Негра Сегодня Вечером". Или не выходит. Этот тираж весь уничтожен, из копии на микропленке вырезана первая страница.

Почему сразу линчевать? Ну, например потому что "напал"="изнасиловал". Само слово "изнасиловать" не используется в приличном обществе, или используется редко. Я нашел другой заголовок, "Innocent Woman Suffers Rapes from Negro", но там и газета и статья целиком за гранью хорошего вкуса. За отсутствием умеренной эротики ещё и не такое будет продаваться. А вообще слово rape в названиях классической живописи предлагают понимать как "похитить, увезсти против воли, навязать свою волю". Не обязательно именно изнасиловать. Пережиток восприятия этого преступления как имущественного, я так полагаю.

Вернемся к нашим беднягам. У них семь или восемь вечера. Дик Роланд в это время уже в гостях у шерифа. Шериф Вилард МакКулу серьёзный мужик. Он только что обещал публично, что в его городе никто никого не линчует. Поэтому когда к нему приходит толпа из двух-трех сотен белых, он запирает Дика на верхнем этаже и ставит шестерых стрелков на крышу. Ну и в лестничные пролёты по столько же. Сколько там вообще было полиции на всю Тулсу? Человек 40-50. На закате солнца к шерифу приходят трое белых парламентеров и предлагают посчитать на пальцах. Шериф им предлагает пойти к чертям. Поскольку здание суда окружено ещё не полностью, примерно в это же время к шерифу приходит другая делегация - порядка 30 ветеранов первой мировой, уже с дробовиками и ящиками патронов. Это проснулся чёрный Гринвуд. Предлагает помощь в охране здания суда от всяких там нестабильных элементов. Чёрный помощник шерифа вежливо провожает их назад домой. По дороге их кто-то видит, и вот тут и начинается мятеж.

Майор Джеймс Белл, 180й пехотный полк, запирается в городском арсенале, и поднимает национальную гвардию, которой в Тулсе примерно три взвода. Толпа пытается снести металлические решетки на окнах, но майор убедительно обещает всех убить. Порядка 2000 белых подтягивается к зданию суда, и они уже немножко вооружены, потому что по домам у людей было. Из Гринвуда приходит второй отряд, уже порядка 100 человек, плюс некоторое неопределенное количество черных патрулей на автомобилях, вроде бы без оружия. Где-то вдалеке кто-то начинает стрелять в воздух, потому что ну народный праздник же. Ниггеры восстали. Священника пресвитерианской церкви уже загнали назад в церковь, а шеф полиции (чиф, не то же самое что шериф) уже сильно заболел и ушел домой лежать. Шериф выходит на крыльцо суда, и опять посылает обе партии по домам.

Белые люди вежливо просят негров сдать оружие. Негры вежливо отказываются. В 11 вечера кто-то стреляет на поражение. Традиция утверждает, что первым стрелял белый, но какая уже нафиг разница, я так полагаю. Присутствующие разряжают оружие друг в друга и отряд из Гринвуда в панике бежит. Жертвы пока поровну, хотя, опять-таки, традиция утверждает что в белых в основном попадали белые же. Белые мятежники идут по следу в Гринвуд, по дороге добирая оружие и понравившиеся вещи в магазинах. Tulsa race riot действительно начался, но город ещё не горит.

Национальная гвардия Оклахомы (это такие резервисты, внутренние силы страны на случай стихийных бедствий и мятежей если кто не знает) и Американский Иностранный Легион выдвигаются от здания арсенала с целью подавить мятеж. Они занимают почту, реквизируют пожарные машины, и ставят посты вокруг здания суда. А также занимают характерную полукруглую позицию вокруг черного района Гринвуд. Что наводит на мысли о том, кто на чьей тут стороне. Национальная гвардия начинает потихоньку собирать по улицам белых районов зазевашихся черных и отвозить их в ... эээ, городской актовый зал под арест для их безопасности. В общем, делают они это правильно, потому что по городу уже ездит машина с черным мужчиной привязаным за шею на веревке.

Полночь. Небольшая группа мятежников штурмует здание суда, но больше кричат чем стреляют, и шериф с подчиненными производит удачную вылазку с болезненным но не смертельным разгоном демонстрации. Южная граница Гринвуда горит. Пожарных не пропускают к горящим зданиям, всего порядка 20 магазинов и мастерских. Гринвуд раздает оружие всем способным его держать, а белая Тулса постепенно проникает внутрь района. Пока что с целью пограбить жилые дома. Черным семьям довольно мирно предлагают пройти пешком и сдаться под арест.

В страшную черную баптистскую церковь вносят гробы, полные винтовок и патронов. Или не вносят, но кузен чьего-то брата это видел собственными глазами.

Пять утра. Мимо станции проходит утренний поезд. Свисток паровоза обе стороны принимают за сигнал к атаке. Первые жертвы среди белых - в одного тут же попадает снайпер, машину с пятью мятежниками расстреливают залповым огнем по команде. И это все страшно и героично, но пропорция сил все равно не сравнима. Гринвуд отступает, Тулса входит и начинает убивать.

Грань обычного безумия пройдена, когда на Гринвуд заходят шесть армейских бипланов образца первой мировой. Это двухместные машинки, с них стреляют и сбрасывают зажигательные бомбы. Горит всё. 35 кварталов, 2000 жилых домов, все церкви, все школы, госпиталь. Черное население массово бежит - сдается полиции, мятежникам, кому угодно. Раненых черных принимают только на постах гвардии (которой по-прежнему три или четыре взвода), и в двух церквях для белых. Католики и пресвитерианцы. Остальные церкви и госпитали закрыты на переучет и вообще. Кто-нибудь ещё верит в цифру в 39 жертв?

Девять утра. В город прибывает сотня подкрепления, это гвардейцы. И немедленно садятся на вокзале завтракать и ждать пока на них кто-нибудь обратит внимание. Большинство негров уже убито, покинуло город или арестовано.

К полудню в городе объявляют чрезвычайное положение, и мятежники расходятся по домам. Усталые, и, вероятно, довольные. Не арестован среди них никто, и обвинения не предъявлены никому, кроме шефа полиции, которого увольняют без взысканий и расследования. Он открывает частное детективное агенство практически в ту же неделю. Страховые полисы не оплачиваются. И вопрос не поднимается вообще никак до. Подчеркиваю. 2001го года.

Дик Роланд тихонько покидает город и не возвращается в Тулсу никогда. Дальнейшая его биография, скорее всего, непримечательна. История района Гринвуд, в общем, тоже не драматична. Район, по сути дела, полностью разрушили и сделали вид, что ничего не случилось.

Ну разрушили. Красный крест, сбор средств, благотворительные концерты, займы. Ну отстроили назад, но уже без прежнего финансового успеха и славы. Тут и нефть, кстати, перестала приносить так много, и город Тулса перестал быть богатым как класс. А в 1960е изменилась ситуация с расовой сегрегацией, и обитатели призрака Гринвуда тихонько разъехались кто куда. В 1995м построили музей. В 2011 закрыли музей за отстутствием дохода и всякого интереса.

Никакой морали. Вообще никогда нет никакой морали после событий. Всякая мораль бывает только во время. Поэтому, я так полагаю, не упустите возможность смотреть незамутненными глазами на происходящее здесь и сейчас, где бы и когда бы вы ни были.


Вот как-то так.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments