Tags: проза

египет

Детская радость от детской игрушки

"Нобелевскую премию по литературе за 2010 год получил Марио Варгас Льоса, перуанский прозаик и драматург, публицист, политический деятель".

Первый и, скорее всего, последний раз радуюсь вручению Нобелевской премии. Потому что любимейший писатель прошлого века, часть моей жизни, в особенности, подростково-юношеского возраста.

Собственно, моей главной претензией к НЛ было то, что за 45 лет Льосе так и не удосужились вручить премию. Теперь ее миссия в момем понимании выполнена, можно Нобель по литературе упразднять.:)
египет

У покойного Андрея Вознесенского

есть стихотворение "Вальс при свечах", которое (в разных версиях) клали на музыку и пели Высоцкий-отец, Фельцман, Пахоменко-мать, Пьеха-мать, Никитины-супруги. Прослушивая диск-гигант с версией в исполнении Пахоменко, я озадачился следующими строчками: "Не вечны имена монархинь и царей, // но вечны имена Наташа и Андрей". Почему именно эти два имени, спросил я себя. Дальше шли строчки, небезразличные мне как тогдашнему читалею историко-приключенческих романов: "Как в тыща восемьсот двенадцатом году // в двухтысячном всплакнет девчонка на мосту. // И пулею сплеча стрелка случайного// погашена свеча, свеча венчальная". Я догадался, что эти строки каким-то образом связаны с именами Наташа и Андрей.
За подтверждением догадок я обратился к старшей сестре. "А чего тут думать, - пожала она плечами. - Это про "Войну и мир". Я был заинтригован. Но два толстых тома "Войны и мира", которые время от времени сестра увлеченно перечитывала, казались мне слишком прозаическими, чтобы я взялся их читать. Я ждал. И ровно в такой же жаркий июль перед девятым классом, когда предстояло роман Толстого учить в школе, я залпом за два дня и одну ночь прочел "Войну и мир".
И натолкнулся на несоответствие между поэтическим описанием романа и его реальным содержанием. Во-первых, я ожидал, что Наташа и Андрей должны быть парой типа Ромео и Джульетты, Ивана да Марьи, на худой конец - Отелло и Дездемоны. До самого финала я ждал, что Андрей Болконский выживет, они с Наташей Ростовой поженяться и я получу оправдание аннотации. когда же я осознал, что все, финиш, брака не будет, я были сильно разочарован. "Всплакнувшую на мосту" девчонку я тоже не обнаружил. Как бывший поклонник приключений, я ждал, пока кто-то из героев не выхватит пистолет и не загасит венчальную свечу на амвоне - этого тоже не случилось. Правда, задним числом я решил, что эти строчки метафорически и сильно романтизированно подают поступок Анатоля Курагина. Вообще, было впечатление, что Вознесенский описал версию "Войны и мира" из какой-то альтернативной реальности. А потом понял, и в печатном варианте этого стихотворения (которое положили на музыку Никитины), никаких аллюзий к Толстому уже не осталось. Поэт не хотел, чтобы кто-то догадался, что он - не из нашего измерения.
Но исключая эти мелочи роман я прочитал на одном дыхании, даже зубодробительное послеслование с философствованием по мотивам Шопенгауэра. И эти два дня и одна ночь вошли в достаточно длинный список самых счастливых моментов моей достаточно запутанной жизни.