Tags: базар за жизнь

Мила Берлинская

Роддомная история (дополнение)

Действительно, в том моем пребывании в роддоме была масса смешных случаев.

Профессор, заслуженный врач, когда зашла в палату к нам перед моей операцией, высказала следующее: 
-Все роженицы - чокнутые! Лежит вся такая с разрезанным пузом, еле живая, и говори  в телефон: "Милый, ты котлетки из холодильника возьми, поешь, а я приду - борщ сварю!" Дуры! Муж, когда жена рожает, должен стоять внизу, в приемном, и переживать!
Палата аплодировала стоя. Я четко отрапортовала "Есть!" Позвонила мужу, передала руководящие указания, указала время операции.

После родов, день на второй, профессор зашла к нам в палату.
- Приходил ваш муж! - выразительно начала она.
Я вытянулась на стуле по стойке смирно с младенцем на руках.
- Лучше бы не приходил!
-?
- Он подошел и говорит: Доктор, когда у моей жены начнется то, что было в прошлый раз?
Я заржала по мере возможности разрезанного пуза.
 - Я ему сказала: милый, мы все делаем для того, чтобы этого не произошло! нет, все мужчины - идиоты! - сказала она и величественно удалилась под шумное одобрение всей палаты.

Роддомная история

В этот день ровно пять лет назад второй раз в жизни лежала с разрезанным пузом. Но честно скажу - между первым и вторым разом была масса отличий.
Если с Антоном я ходила затуманенная своим гормональным счастьем, то с Марком меня всю беременность тянуло а) материться б)употреблять светлое пиво в)восстанавливать справедливость везде, куда дотягивались руки. Еще меня регулярно пробивало на "ха-ха". Я уже тогда подозревала, что это много говорит о характере будущего ребенка.
Например, меня веселило в роддоме решительно все. Меня привезли туда на "Скорой", медсестра в синих линзах злобно говорила мне "Куда вы все претесь рожать, что я вас, в коридоры положу? Где я вам место найду?" (роддом был у меня строго по выбору, и не у меня одной, видимо), а я спокойно смотрела на нее и думала "Милая, и положишь куда надо, и побегаешь, хочешь ты того, или нет". Когда мальчик-интерн пришел заполнять историю болезни, я ему молча, с улыбкой достала эпикриз от прошлых родов и подумала "Ну, сейчас начнется". И началось - мальчик прочитал, вспотел, унесся, потом принесся с палатным врачом, а потом они потащили меня к завотделением и профессору кафедры гинекологии в одном лице. Профессор сидела у стены, вокруг толпились палатные врачи, интерны и студенты. Я гордо встала у гинекологического кресла в центре зала.
- Покажите живот - потребовала профессор.
Я молча задрала рубашку, обнажив огромное полосатое пузо с белым шрамом посередине. По залу прокатился вздох и гул.
- Кошмар, - резюмировала профессор. - А почему вас оперировали так, а не  по нижней линии(кажется)?
- Мне сказали, что так лучше для ребенка. 
- Так оперировали  в глухой деревне каменном веке!  А почему вам при таком-то диагнозе не делали промывание чего-то там антибиотиками? И говорите нормально, что у вас во рту, жевачка?
Я почувствовала себя студенткой.
- Нет, - сказала я, - у меня фефект фикции. И я не отвечаю за всю медицину Ульяновска и Ульяновской области.
Интерны и врачи захихикали, профессор посмотрела на меня удивленно.
- Ладно, идите  - велела она и сказала склонившейся над ней палатному врачу, - второе кесарево, надо будет перетягивать трубы...
 - Еще чего, - обернулась я от двери - я еще третьего собираюсь рожать!
 - Только не у нас! Езжайте к себе и там рожайте - свирепо ответила профессор.
- Спасибо, там я уже рожала!

Так мы друг другу подхамливали в течение двух недель, вплоть до операции. Тетка была сурова - профессор, заслуженный врач России, моя наглость ее, видимо, забавляла. А я , кстати, никогда так не говорила с преподавателями - но внутри меня так говорил Марк. 
Я бы никогда к ней не попала на операционный стол - но у меня был "отягощающий эпикриз", где за всеми анализами и описаниями читалось запрещенное слово "сепсис". Анестезиолог был в невероятной злобе - ему пришлось сделать мне - совершенно бесплатно! - лучшую, дорогущую  эпидуральную анестезию, о чем он сообщал мне несколько раз. Он говорил гадости по поводу моего веса, а я в ответ рассказывала ему ощущения от наркоза типа "немеют ноги", "ступни теплые" и т. д. , чем бесила его ужасно.

В описаниях у кого-то я читала , что операцию можно подсмотреть в лампочке на потолке- передо мной стояла шторка, решительно закрывающая все на свете. Я тщетно искала эту лампочку, потом пыталась извернуть шею так, чтобы хоть что-то увидеть. Меня резали - я понимала, что это что-то типа ножниц, слышала звук разрезаемой кожи и мяса, и думала о том, что блин, ну ничего не видно!
Потом уже послышались звуки - какое-то недовольное хныканье, и мне поднесли младенца. Он был весь в складках,  как щенок шарпея, розово-сизый, и недовольно гудел. Я глядела во все глаза и думала.. блин, не скажу, что я думала.
- Поздоровайтесь! - подсказали медсестры.
- Привет! - сказала я. - Так это ты пинал меня в мочевой пузырь?
- Еще не раз пнет, - пообещали медсестры. - Кто у нас ? (все в курсе, что это ритуальный вопрос, для чего - ума не приложу)
- Вообще-то хорошо видно было еще на УЗИ, теперь еще лучше,
-Так кто у нас? - грозно спросили медсестры с такой интонацией, что я решила не спорить.
 - Да мальчик, это же очевидно, что мальчик!
- И вы не хотите его поцеловать?!
Я хотела сказать, что вообще-то мне категорически запретили поднимать голову, и что я вообще не могу шевелиться, но потрогала болтающуюся перед рукой пятку - она оказалась неожиданно шелковая и теплая - и покорно сказала:
 - Конечно, хочу.
Мне милостиво поднесли пятку, потом положили младенца на столик и стали обтирать и закутывать. 
- А к груди прикладывать не будем? - поинтересовалась я?
- С разрезанной   маткой? - грозно поинтересовалась профессор из-за ширмочки.
Ой блин, а я и забыла. А они тем временем меня зашили, скололи скобками, профессор  пошла к выходу, а палатный врач наклонилась ко мне:
- Как вы?
- Все нормально, спасибо. Я думала, будет страшнее.
- Что значит страшнее? - грозно высунулась из дверей профессор.
Палатный врач бросилась к ней, чуть ли не закрывая меня телом:
- Она имеет в виду, что после того случая, после первого раза, она боялась, но наоборот, все прошло хорошо!
-То-то же! - гордо сказала профессор - Мастерство не пропьешь! ну, пошли переодеваться - велела она палатной и удалилась.
- Ну что ж вы так, - укоризненно сказала мне санитарка. - Это же - заслуженный врач республики! А вы говорите - страшнее!

И да, заслуженный врач республики прооперировала меня настолько удачно, что через неделю я уже скакала по дому с младенцем, мы месяц подбирали ему имя (http://users.livejournal.com/_verbena_/113304.html) ,и это была уже совсем другая история. Собственно , она продолжается и по сей день. Младенец Марк успешно громит книжные полки, а я иду готовить ему торт. Сейчас у нас настал период энгрибедзов - так что  украшать торт будем птичками, свинками и рогатками.

Мила Берлинская

(no subject)

Через каких-то три дня мы должны вернуться с земли греческой (скажу честно, очень не хочется), и тогда я сяду закачивать фотографии и писать к ним пояснения. А пока - короткая зарисовка того, как мы тут отдыхаем (да хорошо отдыхаем,чего уж там).
- Пойдем  на пляж, - говорю я.
- Пойдем, -  говорит муж, заваливается на кровать и включает айпад.
- На пляж, на пляж! - голосит младшенький, скача по номеру в чем мать, т.е. я, родила.
Старшенький, весь из себя противоречивый,  не то хмуро улыбается, не то хмурится, улыбаясь:
- А я хочу в бассейн!
Звонок в дверь. Я иду открывать. Заходит свекровь:
- Ну как вы, идете  на пляж? А мы хотим пойти на лодке. Давайте, полчаса мы, полчаса вы? 
- Надо подумать, - говорит муж и переворачивается на другой бок.
- А я хочу энгри бёдз на айпаде! - скачет уже по кровати младшенький, и суровая гостиничная кровать прогибается под ним, как батут.
Я раздаю всем купальники, выражение лица у меня самое непреклонное.
С грохотом распахиватся дверь, заходит свекор.
- А я вот ходил на заре фотографировать, и опять видел НЛО. Вот,  я его сфотографировал. Вот зеленая точка возле солнца!
- Ага, - говорит муж, зевает, закрывает глаза , прижимает к груди айпад и засыпает.
- А я хочу в бассейн! - это старшенький.
- А после пляжа мы зайдем в супермаркет и купим картошки на обед, - говорит свекровь. - А овощи у нас есть, сделаем салат.
- А мы купим сок и фрукты, - предлагаю я.
- Вот, видишь, какая зеленая точка? - Вот тут она слева от солнца, а тут уже справа!
- Это дифракция света, - говорю я.
- Это космическая птичка  иииууукпфффф!!!
- Нет, вот тут ее нет. а тут она есть, так что это НЛО!
- Бассейн! Бассейн! Бассейн!
- А вы чего еще не одеты! А я вот пойду сейчас в пещеру, я тут недалеко пещеру нашел! - это свекр.
- А как же на лодке? Мы же хотели на лодке? - недоумевает свекровь.
- Ну, сначала на лодке, а потом в пещеру, - отвечает свекор.
- Красная птичка атакует! - младшенький.
- Мы идем на пляж? - я.
- Я не хочу на пляж! Я хочу в бассейн!
- Ну зачем в бассейн? Чего там полезного? надо посмотреть пещеру!
- А колбасу покупать не будем, лучше нарезку!
- Угу, - бормочет во сне муж.
- Марек, ты что делаешь! Ты весь в мороженом! - кричит старшенький, тщательно размазывая белой футболкой по айпаду шоколадное мороженое.
 
Я укрываюсь в ванной, надеваю купальник и говорю зеркалу:
- Все! Больше большой компанией не едем! И с детьми не едем! И с мужем! Одна поеду! Одна! Одна буду неспешно завтракать, спокойно плавать, тихо обедать, любоваться звездами, тратить все деньги на телефон, чтобы быть уверенной, что с детьми все в порядке. Все, пошли на пляж!

Все герои вымышлены, все совпадения случайны

Мила Берлинская

Картинки с моря

Жарко, жарко мне. солнышко печет, и если долго сидеть на балконе (интернетный провод только тут), то головка начинает ощутимо бо-бо. Так что очень коротко (названия, если хочется, придумайте сами.  автора самого смешного названия мы угостим абрикосовым вином)

Это театр начинается с вешалки, а пляж - с крокодила и машинки. как же крокодила оставить непоглаженным:Collapse )
Мила Берлинская

На Троицу березки завивали?

                                                                                                                                                       Друзьям-фольклористам посвящается

С этого вопроса начинался, можно сказать, каждый опрос по календарю. Он, этот вопрос, можно сказать, въелся нам в печенки, и мы могли задать его и ответить на него с закрытыми глазами, не просыпаясь. И когда нам с Юлей в сверкающий июньский день делать было нечего, я вспомнила про троицко-семикскую обрядность.
- Юля! - сказала я. - На Троицу березки завивали! Все девицы! Мы с тобой девицы?
- Девицы! - согласилась Юля. - Причем на выданье девицы. И женихи как-то в дом не ломятся.
- Так пошли ж березки завивать!
- А когда Троица? - Юля подошла к вопросу по-деловому.
- Троица? Так ведь в эти выходные!
Collapse )
Мила Берлинская

(no subject)

Новый год прошел ужасно мило.
Я, на удивление, все успела: и еду сделать, и башку вымыть, и квартиру прибрать, не прибив при этом никого из домашних. И даже поспать.
Наготовила всякой еды. Мои мужчины, правда, совершенно не оценили изысканный салатик из груш и авокадо: им оливье подавай. Мясо фаршированное их тоже не сильно впечатлило - привыкли. А вот торт был очень шоколадный, нежный, правильный - нашла офигенный рецепт как раз перед Новым годом.
По радио передавали мой любимый джаз. Илюшка распластался в кресле. Марк пританцовывал с долькой мандарина в руке. Антон, в белой сорочке и галстуке, показывал спектакль в двух действиях про царя Солтана, его дочь прекрасную принцессу Менитрису, доблестных рыцарей Лонцылота и Робингута (во всяком случаи, он так подписал бумажные фигурки) и огнедышашего дракона. Я подвязала бороду из мочалки и в сомбреро и длинном соседском пальто изображала Деда Мороза, требуя стихов и песен взамен подарков.
Потом я по дури воткнула бенгальские огни прямо в торт. Было очень красиво, но при включенном свете оказались, что они покрыли мелкой копотью взбитые сливки.
Потом мы уложили Марка, посидели еще немного и легли спать, слушая пулеметные очереди и одиночные залпы, глядя в серо-коричневое, освещенное множеством фонарей и фейрверков. Наверное, это очень красиво наблюдать из самолета - кукольные домики, улицы, и расссыпающиеся разноцветные звезды.
И все равно почему-то грустно.
Мила Берлинская

(no subject)

Сидим на кухне, мирно ужинаем, я рассказываю о том, что вот, мол,была в магазине,
все купила, а самое главное - муку - забыла.
Илья иронично спрашивает:
- Зачем тебе мука? Опять тортики печь?
Я изволю гневаться:
- Ничего-то ты, Илюша, в хозяйстве не смыслишь. Что в доме всегда должно быть? Мука! А также соль, сахар, масло и яйца. Но мука главнее всего. Из нее все можно сделать.
Илья:
- Например, салат с помидорами.
Я, высокомерно:
- В голодное время ты не помидоры будешь желать, а хлебушка, а хлеб печется из муки!

И тут с ужасом обнаруживаю, что ребенок серьезно смотрит на меня, приоткрыв рот.
МАМА ГОВОРИТ О САМОМ ГЛАВНОМ! ЭТО НАДО ЗАПОМНИТЬ! НА ВСЮ ЖИЗНЬ!

Ну да, я так живу, мне мука важна. Меня так научили - бабушки, если было неохота идти в магазин,
сами хлеб пекли. В 90-е только всякими оладьями-блинами спасалась. Но я осознаю, что это для меня.
А кто другой картошки запасет, или макарон мешок.

Но ребенок смотрит круглыми глазами и запоминает. Формирует стереотип. Мама учит, как жить.
Мама на самом деле с папой кокетничает, только ребенок этого не знает.
А он будет потом со своей жены спрашивать: почеу муки нет в доме? Мука - это же главное!

Ах, если б знали, из какого сора выросли наши стереотипы, из каких взрослых дурчеств, как было б легче жить.
Мила Берлинская

Билетно-паспортная история

Вчера приехали из Ульяновска - были там недели две, бегали со всякими документами по всяким организациям. Это все не интересно, интересно, как мы уезжали.

Билеты на Москву мы купили заранее- не сильно заранее, но все ж не за 2 дня. Я вообще хотела самолетом - чтоб не мучиться с младенцем на вагонной полке. Илюха в ответ многозначительно и мрачно говорил "Знаешь, где я работаю?", давая понять, что не информация по авиационным катастрофам доходит до нас, ой, не вся. "ТУ-104 самый лучший самолет...Надо было поездом, надо было поездом". Так что мы сошлись на купе фирменного поезда, и чтоб отправлялся с Верхней Террасы.
48часов до отправления поезда.
Выясняется, что билеты мы купили на внутренние паспорта, а паспорта, оказывается, могут быть и не готовы в срок. Хотели переделать на загранники - а оказывается, билеты переоформить нельзя! Только сдавать!
- Да ладно, - жизнерадостно говорю я , - полетим самолетом.
Collapse )
Мила Берлинская

(no subject)

Почему-то считается, что выходные – самые спокойные дни. Это заблуждение. Именно в выходные на ограниченном пространстве квартиры собираются все живущие в ней. Суета и прочий шум возрастают пропорционально носителям суеты и увеличиваются вдвое при их встречах друг с другом.
Вот, например, среднестатистическая семья: папа, мама, двое детей. С чего начинается их воскресный день?
Collapse )