Category: россия

Мила Берлинская

Ульяновск: впечатление первое

После года почти непрерывного пребывания в Москве Ульяновск видится как бы заново. Третий раз я заново рассматриваю этот город и каждый раз наблюдаю то же самое.
Первый раз - после Вятки, в 90-м - сильно ощущалась очень громкая речь в магазинах/ на улицах, "немодность" одежд, отсутствие кафешек и кофе как такового. Тогда же поразило наличие еды вообще - Вятка тогда тихо голодала. Тогда же слегка обалдела от вытяннутости города, и большие расстояния в небольшом городке как то волновали воображение.
В 91 - после Баку - в глаза бросилось: обилие зелени, травы, травы, по которой можно ходить, на которой можно сидеть; безучастность людей: кури, носи вызывающую одежду/косметику - все как-то спокойно; мат как русский диалект, которым владеют все. Тогда впервые расслышала ульяновский говор. Неприятно ощущалась общая боязнь подростков-гопников: в Баку я договариваться умела, здесь - нет. И совершенно убило сообщение, что по мосту через Волгу нельзя ходить. А как же прогулки в лунную ночь? Вплавь? И если просто надо на другой берег, а денег или машин нет?
И сейчас... Все тоже, и еще:
- не знаю, как центр, а в нашем районе - вытоптанные и некошеные газоны; песок и грязь равномерно покрывают потрескавшийся и бугрящийся асфальт везде, кроме проезжей части; пляж по-прежнему дик и по-прежнему заполнен, вечером (темнеет поздно, но все равно видно) - не горят фонари.
- почти все мужчины носят рубишки и спортивные штаны, хотя изредка встречаются и стильные юноши в льняных одеяниях; женщины за 40 выгуливают детей на площадках в халатах и тапочках; девушки при модной одежонке почему-то в шлепанцах, а если и встретиться что-то приятное, то оно смотрится дико и неорганично на фоне грязных, заваленых мусором улиц;
- взгляды незнакомых по-деревенски настороженны; соседи- по-деревенски доброжелательны;
- общий налет запустения на всем;
- посреди мусора - пожалуйста - интернет-клубы, и - убиться можно!- игральные автоматы.
Я весьма свыклась с Ульяновском за 10 лет жизни в нем - но что-то мне все это не нравится. Хотя, конечно, это было всегда. В голодном 91-ом мои однокурсницы со смехом рассказывали, как они размешивали дорогущими тогда "Сникерсами" шампанское и меняли шубы каждый сезон, а мы жарили картошку в духовке, и иногда дома был только хлеб, горчица и самогон, и трамвайные пути заносило снегом, и ежели бы не мои добрые хозяева - как бы я выжила?
Я знаю, что это везде так. Но после сытой Москвы нищета и запустение места , где живут твои родители и куда, скорее всего, вынуждены будем вернуться мы, нестерпимо режет глаза, и хочется делать революцию.