Tags: once upon a time

нежность

Просыпаюсь в сумбурном настроении (другого в свете обстоятельств и быть не может), понимаю, что ни в одно из мест, куда надо идти, идти не хочется, получаю неожиданный звонок, на проводе моя новая большая любовь—Е.:

--Кааак? в Берлине? С подругой? На два дня? Нереально, почему в фб не сообщили? Спонтанно решили? Еще офигеннее, конечно, встретимся!! 

Все бросаю, бегу. 

С Е. мы пересеклись случайно, в виртуальном мире и резко задружили, но, вот беда, живем в разных странах, она много работает и постепенно забывает русский, с английским у нее туго, с французским у меня просто непролазно, но, главное, нас сближают общие темы и совместимые для дружбы психотипы.  

По пути продумываю темы для беседы.  Что рассказать, что спросить и так далее.  Прибегаю, обнимаю Е., знакомлюсь с подругой, начинаю задавать дежурные вопросы, как долетели, как погода, как познакомились, они улыбаются, отвечают, а у меня же в это время все важные темы вылетают из головы, и реальность начинает искажаться.  Все расплывается и глаза застилает тонкая пелена, а в нос ударяет сладким, усыпляющим дурманом.  Какая-то просто неземная энергия исходит от близко сидящих друг к другу девочек.  Через несколько секунд понимаю, это--нежность, совершенно неземная, сильная и всеохватывающая, сохранить трезвый рассудок просто невозможно.  Нежность перекатывается между ними как густое желе, ее так много, она такая вязкая и терпкая, что кажется, она живая, ее можно потрогать, войти в нее и остаться там, потеряв физический вес.  Нежность покрывает их светлые, игривые глаза, шалью закручивается на тонких прозрачных шеях, невидимым бисером осыпает длинные крепкие пальцы...невероятно это все, просто невероятно, никогда я еще такой пары не видела…сообщаю им об этом, они соглашаются, говоря, что у самих уже началась интоксикация.  Мы проболтали и просмеялись почти весь день, мне так не хотелось уходить, что я попросила превратить меня в нематериальный предмет и забрать с собой.  Правда, ни кольцом ни книжкой с французской поэзией мне быть не хотелось, а сувенирные хлопчатобумажные носовые платки никто из них не носит, так что пришлось остаться в своем теле и вернуться домой.  Но дух до сих пор захвачен.