Category: недвижимость

Category was added automatically. Read all entries about "недвижимость".

Варежка

Собранный из нищеты, мусора и гениальных идей «Дом Наркомфина»

Очень долго лежала у меня в загашнике эта экскурсия, аж с февраля. И не только потому что она длинная, а расшифровка двухчасовой очень плохой записи — это четыре часа работы минимум. (Когда приходится и снимать и писать, что-то одно страдает, у меня страдает звук, он вынужден бегать со мной и часть того, что рассказывает экскурсовод проваливается в мои шаги, пыхтение, щелчки затвора.) Но и потому, что как-то боишься, мандражируешь начать, хочется сделать получше, откладываешь на потом. Наконец-то я ее добила, чему несказанно рада. Мне нравятся экскурсии, которые делает «Москва глазами инженера», с удовольствием на них хожу, с удовольствием эти три вечера, что расшифровала, заново ее переживала и вспоминала и теперь попытаюсь пересказать и показать ... ну и раз я добила этот рассказ, то могу себе разрешить выбрать следующий, такое у меня правило.

Мы отправляемся в 1930-е годы прошлого века в эпоху агрессивного конструктивизма (это не официальное название стиля, это я так обзываюсь). Конструктивизм в СССР интересен тем, что в нем минимум заимствования из-за рубежа и максимум собственных разработок, как с точки зрения архитектурных решений, так и с точки зрения материаловедения. Возможно, не все они гениальны и даже удачны, но это в любом случае очень интересно!



Collapse )
promo _twin_ december 16, 2017 10:35 3
Buy for 10 tokens
Варежка

Очарование старых фотографий

Фомин Максим Николаевич, 1894-1940 (приблизительно), род. в Калужской губернии
Соболева Варвара Ефимовна, 1896-1925, род. где-то на тогдашней границе с Польшей (которой и не было по сути)



На фото мы видим счастливый момент бракосочетания завидного московского мастерового и крестьянской девицы. У него целая комната в коммуналке - неслыханная роскошь жить одному в целой комнате. Он признанный в Москве мастер-механик. Починить кинокамеру? К Фомину. Покрыть купол, который никто не берется крыть ибо две бригады уже навернулось оттуда насмерть - к Фомину. Починка и настройка любых сломанных машин - есть такой мастер. Ее сосватали за глаза. Любовь? Не знаю, не слышали. Собирайся, Варенька, такого мужа тебе никто больше не предложит. В Москве жить будешь, как сыр в масле кататься. Ну а что, что глухонемой? Так это ж и неплохо - ни как дети плачут не услышит, ни как ты стонешь, рожая. Орать не будет - счастье тебе бабское привалило! Собирайся.

У них было две дочки - Сонечка и Оля. Сонечке в 4 года поставили диагноз: рак среднего уха. В 8 или 10 она умерла. Мать, занятая старшей любимой умирающей дочкой, к младшей здоровой была сурова. Песен не пела, по голове не гладила. Кормила вкусно и сытно, обшивала красиво - рукодельница была - все соседки к ней просились. Да и только. Чуть какая провинность на колени - на горох. А может и не знала она, в 17 лет выданная замуж за глухонемого за тридевять земель что такое ласка, любовь, нежность. Откуда ей знать. Отец когда не пил (а пока была жива первая жена он не особенно зашибал) с девочками общался, как мог. Язык глухонемых он почти не знал, если я правильно помню и никто в семье не думал учиться оному. Так и мычали, каждый как мог. Но у девочек, например, был свой настоящий паровозик. На спирту. Представляете: 1925 год, московская коммуналка - по коридору пыхтя, выпуская пар (у него был настоящий котел) и звеня - звонок тоже был - катится паровоз!

После смерти Сони, Варвара Ефимовна прожила полгода. Туберкулез надо лечить, но лечить и себя и Соню она не успевала. Себя забросила. Хотя деньги в семье по тем временам и для того социального слоя были очень хорошие. А может и не очень ей хотелось жить. Младшая дочка Оля, моя бабушка, не помнила мать улыбающейся.