Твин (_twin_) wrote,
Твин
_twin_

Зона отчуждения: не только боль и трагедия, но и уникальный научный полигон

Основная цель нашей поездки по пострадавшим от аварии на ЧАЭС районам Белоруссии — посмотреть на то, как справляется страна с этой проблемой, как живут пострадавшие земли и города. А зацепило эти края не слабо. В Белоруссии загрязнению цезием-137 подверглось 23% территории страны и 20% сельскохозяйственных земель, 25% лесного фонда. На загрязненной территории проживало 2,2 млн человек, находилось более 3600 населенных пунктов, в 479 из них больше никто не живет.

Ну а мы с вами сейчас поедем по территории Полесского государственного радиационно-экологического заповедника. Заповедник создан в 1988 году, на прилегающей к ЧАЭС самой загрязненной территории. Площадь заповедника 216,1 тыс. гектаров, заповедная - читай закрытая зона, она же 30-ти километровая зона — 147,7 тыс. гектаров. На этой территории сосредоточено 30% цезия-137, более 70% стронция-90 и и около 97% всех (их несколько) изотопов плутония, доставшихся на долю Белоруссии после разрушения активной зоны 4 блока реактора.





Научная часть заповедника находится в отселенном населенном пункте Бабчин. В ее составе: отдел радиационно-экологического мониторинга, экологии растительных комплексов и экологии фауны, лаборатория радиационных измерений. К последней, надо думать, относится и станция дезактивации, на которой нам всем выдали пиксельный камуфляж, сшитый заключенными местной колонии (местной — белорусской, чтобы никто не подумал, что колония находится на территории заповедника, нет).



Кроме людей, на станции дезактивируются транспортные средства, путем смывания с кузовов, колес и колесных арок пыли и всех тех частиц, что можно утащить с собой.



Собственно основную опасность представляет собой не гамма-фон, который тут если и есть, а местами он отличается от природного фона, то не значительный. По крайней мере он незначителен при небольших длительностях пребывания. Наши 3-4 часа — вообще не в счет. Основная неприятность — вдохнуть или съесть что-нибудь эдакое, излучающее, что будет лежать внутри организма и долбить его гамма-, бета- или альфа- частицами. Особенно хорош в этом плане плутоний. Организм норовит его приткнуть куда-нибудь в кости, понадежней. А плутоний, если мне не изменяет память — альфа-излучатель. Т.е. «стреляет» он тяжелыми частицами с большой энергией, которые разрушают окружающие ткани. В общем встретите плутоний - не вздумайте его жевать.



У нас было немного свободного времени и мы начали обходить сначала станцию.

Грустный список. Людей эвакуировали спешно, из этой зоны еще разрешали взять с собой немного вещей первой необходимости, говорили: «Много не берите, дня через три вернетесь». Прошло 30 лет ... и пройдет еще несколько раз по 30, прежде чем тут можно будет жить ничего не опасаясь



Нам не очень повезло с погодой для фотосъемки, пейзажи за околицей выглядят довольно тоскливо



Деревья с такими «гнездами» — обычная история для Украины и Белоруссии — это какое-то вирусное заболевание, абсолютно не радиационной природы.

Постоянные жители Бабчина встречают нас у подъезда



Вот этот звездный персонаж в нарциссах по-моему совершенно сознательно и осмысленно красовался перед объективом. Интервью дает:



Что-то фруктовое



По этой дороге мы позже поедем вглубь заповедника, в закрытую 30-ти километровую зону



Ну а пока что побродим по заброшенному поселку



На территории заповедника находится 92 отселенные деревни. До аварии тут жило 22 тысячи человек. В течение последних 10 лет на эту территорию, по крайней мере официально не въехало ни одного человека. Но в 13 отдельно контролируемых населенных пунктах проживает 64 человека, — те, кто наотрез отказался уезжать. Как рассказали нам егеря — в их домах есть электричество, им привозят продукты питания.

В Бабчине никто не живет, тут только работают. А деревню потихоньку захватывает лес. Видно, что уходя, люди старались закрыть дома - вешали ставни.





Наверное летом этот сарай можно и не заметить за зеленью



Заглядываем в окно



А вот большой, зажиточный дом



Мне кажется довольно очевидным то, что мы видим следы мародерства, в первые годы после аварии, когда зона не была оцеплена. Полы еще крепкие - они не провались — их выламывали. Печки, кладка, подпол — где еще деревенские жители хранят «драгоценности».



Сейчас зона охраняется очень хорошо и основной захватчик и разрушитель — природа.



Научная деятельность в заповеднике ведется по разным направлениям. В том числе выявляются культуры, которые меньше накапливают радионуклиды, несмотря на то, что произрастают на зараженной земле. Например, кукуруза практически не накапливает радиоактивные элементы. Также выявляются типы древесины, которые менее склонны к накоплению, и изучается зависимость между почвами, степенью увлажнения, набором древесных пород и накоплением радиоактивных элементов.



В одном из домов нашли «Комсомолку» 1981 года рождения, читаем



Исследования прошлых пяти лет показали, что основное количество цезия-137 и стронция-90 аккумулировано в лесной подстилке и в верхних пятисантиметровых слоях минеральной части почвы. Не всякое дерево тащит из земли эти элементы, поэтому на некоторых частях заповедника разрешена заготовка древесины, для ограниченного списка хозяйственных нужд.



Всего в Белоруссии было выведено из сельхозоборота 247,3 тыс. гектаров радиационно опасных земель, в настоящее время возвращено в пользование 17,5 тысяч гектаров.



Как нам рассказали егеря, к ним сейчас много приезжает японцев. И очень интересуются наработками по использованию в хозяйстве загрязненных радионуклидами земель. И им есть чему поучиться у товарищей по несчастью — сельское хозяйство ведется на площади почти 1000 гектаров загрязненных земель.

В некоторые дома уже постучался лес





Тоже был большой зажиточный дом





Мысленно стучусь, захожу







«Обычная» заброшенная деревня, ничего не указывает на «особенность», но мы то знаем и это знание тяготит, кажется, что кто-то смотрит в спину, затаился ... ждет, невидимый и опасный ... да еще этот дождь и унылое серое небо



Карта не существующей страны на обочине призрачной деревни



Но довольно уныния. Мы едем смотреть на обитателей зоны, очень неплохо устроившихся тут на ПМЖ.



На территории заповедника есть ферма, тут разводят коров и свиней, чтобы понять что попадает в мясо и молоко в условиях постоянного накопления малых доз радиации. А еще тут разводят лошадей.

Вот, полюбуйтесь, ну хороши же!



Детский сад на выпасе



Лошади знают людей, которые за ними ухаживают, жеребятся в конюшнях, но не объезжены. Общая численность — 300 голов.





Сотрудники хозяйства каждый день ездят сюда на работу. Не смотря на то, что считается нежелательным постоянное проживание в зоне, работать тут допустимо.



В сопровождении милицейской машины



Мы едем все глубже и глубже в зону отчуждения. По сторонам мелькают перелески, овражки, болотца, полуразрушенные сараи.



В отсутствие антропогенного фактора в заповеднике расплодилось самое разное зверье и чувствует себя вольготно. Когда-то подаренные 10 зубров превратились в стадо на 116 голов (по другим данным до 140). Много волков, видели даже медведя. Большое поголовье болотных черепах. Было много кабанов, но их в прошлом году что-то подкосило, как думают егеря — вирус. Теперь они прогнозируют резкое сокращение численности енотовидной собаки, да-да, тут живет популяция тануки. По словам егерей они будут первые, на кого переключатся голодные хищники.

Зверь тут непуганный и какому-то копытному даже приспичило перейти дорогу аккурат между автобусом и милицейской машиной, кажется, кто-то из тех, кто ехал впереди успел заснять зверя, но у меня есть только виды из боковых окошек



Дорога вдоль деревни Борщовка. Единственный день в году зона открыта для посещения. Радоница - день поминовения умерших. В этот день любой может приехать, зарегистрироваться на КПП и ехать в зону. Егеря говорят, что посетителей всегда очень много.



Из соседней Украины приплыла через Припять лошадь Пржевальского, да так и осталась в заповеднике небольшим стадом. Украинские коллеги, в свою очередь, жалуются на злостные нарушения границ зубрами.

Так как это заповедник, то никакого отстрела тут не ведется, изучать можно только павших животных. В общем случае больше накапливают хищники, чем травоядные. В целом, пока что по животному миру выводы таковы, что ни один из изученных показателей не отклонился за пределы нормы для изучаемого вида.

А мы приехали на научную станцию Масаны. она находится в 12 км от Чернобыльской АЭС.



За колючкой — могильник. Тут закопали технику и конструкции, которые нельзя было очистить







Трава, листья, место ничем не примечательное. Но радиологи знают, что где-то тут упала частичка разрушенного ТВЭЛа — топливного элемента реактора.



В хорошую погоду, говорят с вышки видно саркофаг и старый и новый





Всего в заповеднике работает 750 человек. На станции в Масанах гораздо меньше, тут только ученые. Приезжают каждый со своими задачами, вахтовым методом. Да егеря иногда с проверками. Саму станцию тщательно мыли, грунт снимали



Тут относительно чисто, но все равно пребывание от 5 дней, до двух недель, в зависимости от набранной дозы и задач. Но есть и постоянные обитатели









Говорят, что не так страшна радиация, сколько страх перед ней — очень много было самоубийств и инфарктов среди перепуганных людей, решивших что они обречены. В том числе и со страхом борятся эти люди, приезжающие сюда изучать невидимого врага





А еще в заповеднике есть пасека. Поначалу ее продукция совсем никуда не годилась, фонила очень сильно. А потом догадались высаживать медоносы рядом с пасекой, чтобы пчелы не летали неизвестно куда и теперь мед с пасеки разрешен для продажи.

А мы прощаемся с зоной



Отселение началось с июня и закончилось около августа, а некоторые деревни аж только в ноябре



Тут заповедная зона, тут рай для зверья и нечего делать человеку



На станции дезактивации мы моем ноги



И наш автобус моет



Желающие могут посидеть 3-5 минут в специальном кресле



И получить свой радиационный профиль с подписью и печатью



Белоруссия очень многому научилась за эти годы. Ей не просто далась эта наука, но ей есть чем гордиться и чем поделиться с другими странами. Хочется пожелать этой чудесной, гостеприимной и красивой стране процветания и здоровья населению. И никогда никаких аварий! Впрочем, это нам всем актуально.

За возможность посетить Белоруссию и зону отчуждения благодарю организаторов пресс-тура:
Постоянный Комитет Союзного государства,
Национальный пресс-центр Республики Беларусь,
Посольство Республики Беларусь в РФ,
Евразийский коммуникационный центр

Tags: 30 лет ЧАЭС, Белоруссия, путешествия
Subscribe
promo _twin_ december 16, 2017 10:35 3
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments