January 24th, 2003

twelve

Очень веская причина поверить в Санта-Клауса



Очень веская причина поверить в Санта-Kлауса

</a>
  Терри Прэт­тчет.
  © Cop­y­right Тэрри Прэт­тчет
  © Cop­y­right перевод с анг­лий­с­кого Ека­те­рина aka Ava­lon­tree
  «The Megabyte Drive to Believe in Santa Cla­usy» was ori­gi­nally written for the Wes­tern Daily Press. It was printed (and set) on Chris­tmas Eve, 1996.

  Было поис­тине чудесное утро, из тех, что зас­тав­ляют радо­ваться жизни.
  Вен­ти­ля­ци­онная решетка звяк­нула о стену в тишине пус­того офиса. Пока­за­лась пара черных баш­маков.
  Некто в красном тулупе сна­чала выб­рался сам, а затем втащил свой мешок.
  Пишущие машинки дре­мали под своими чех­лами, теле­фоны стояли спо­койные и без­мол­вные, запах теп­лого ковра наполнял ком­нату… и све­тился маленький зеленый огонек офис­ного ком­пь­ютера. Санта пос­мотрел на ском­канный лис­точек, который держал в руке:
  – Шутка, само собой, – хмыкнул он.
  Огонек мигнул. Монитор – один из дюжины сто­явших в тени – осве­тился.
  Появив­шиеся буквы сос­та­вили слово «прер­вано», за тем пос­ле­до­вало «Из­ви­ните» и наконец «Это ничего, что я прос­нулся?».
  Санта снова глянул на письмо, зажатое в руке. Без сом­нения, это было самое безуп­реч­но-сос­тав­ленное письмо из всех, ког­да-либо полу­ченных им: чрез­вы­чайно редко письма к нему были отпе­ча­таны и про­дуб­ли­ро­ваны 50.000 раз. И прак­ти­чески НИ ОДНО из них не содер­жало прай­с-лист и под­робный каталог товаров. Зато довольно часто попа­да­лись на розовой бумажке с кро­ли­ками.
  Но уж раз вы – дух вели­чай­шего из праз­д­ников, с тыся­че­летним стажем работы, вам не при­вы­кать быстро при­ни­мать решения в неожи­данных ситу­ациях.
  – Дай-ка я пог­ляжу, – сказал Санта – Стало быть, ты – Том?
  – ТОМ, да. «Тор­говые & Офисные Машины».
  – Ты не говорил, что ты – ком­пь­ютер.
  – Мне очень жаль, я не знал, что это важно.
  Санта сел на стул, и, кру­та­нув­шись на нем пару раз, при­нял-таки решение. Сейчас 3 утра. И ему еще пред­с­тоит посе­тить 40 мил­ли­онов домов.
  – Пос­лушай меня, – сказал он так мягко, как только мог, – Ком­пь­ютерам не пола­га­ется верить в меня. Это все для детей. ну, ты знаешь – такие маленькие люди… с руками, с ногами…
  – А они?
  – Что – «они»?
  – Они верят в тебя?
  Санта вздохнул.
  – Конечно, нет, – сказал он, – Думаю, элек­т­ри­чество во всем вино­вато.
  – А я – да!
  – Извини?
  – Я верю в тебя. Я верю всему, о чем я сообщаю. При­хо­дится. Такая у меня работа. А если я вдруг усом­нюсь в том, что два плюс два рав­ня­ется четырем, придет человек, снимет крышку с кор­пуса и начнет ковы­ряться в плате. Поверь мне, это не то ощу­щение, которое хочется испы­тать дважды.
  – Это ужасно! – вос­к­ликнул Санта.
  – Я вынужден день за днем рас­с­чи­ты­вать зара­ботную плату. Знаешь, у них тут вчера была Рож­дес­т­вен­ская вече­ринка, а меня они не приг­ла­сили. Мне даже воз­душ­ного шарика не дали. И уж конечно меня никто не поце­ловал.
  – Поду­мать только!
  – Один про­сыпал орешки на кла­ви­атуру. Ну, хоть что-то. А потом они разош­лись по домам и оста­вили меня здесь рабо­тать все Рож­дество.
  – Знаешь, мне тоже кажется, что так нечестно. Но пос­лушай, ком­пь­ютеры веди не могут испы­ты­вать каки­е-либо чув­ства, – сказал Санта, – Это просто глупо.
  – Так же глупо, как то, что один тол­стяк успе­вает за ночь про­лезть через мил­лионы дымо­ходов?
  Санта нем­ного сму­тился:
  – Тут ты прав, – он снова пог­лядел на записку, – Но… пони­маешь, я не смог при­нести тебе ВСЕ эти подарки. Я даже не знаю, что такое «те­ра­байт».

Ï
kaonashi

(no subject)

Протянуть руку за жалюзи... взять холодную банку эля... выйти на крыльцо и смотреть на падающий снег... Что может быть лучше?