Tags: Сказка

Ли-ли

И снова Семен Семеныч

 - Неправда, - возразил Семен Семенович, заталкивая ногой под стол толстую книжку с бородатыми страховидлами в обрамлении женских грудей, - Анимус есть в каждой женщине.

 - Это, смотря в какой, в каждой! – сварливо отозвалась пациентка, поправив петушиное боа, - Вон у Верки-соседки, так, почитай, каждый вечер или анимус, или орал, а я – женщина приличная, я так не могу.

 - А что за Верка … то есть, - спохватился Семен Семенович, - Я хотел сказать, что анимус – это не там, где вы думаете.

 - Это вы там все думаете, - визгливо перебила клиентка,  - А я – женщина порядочная.

 - Я просто хотел сказать, что анимус – мужской элемент, неотъемлемый от вашей сущности.

 - Еще как отъемлемый! -  лицо посетительницы пошло пятнами, посыпалась штукатурка мейк-апа, -   Вот только с утра был – элемент, как элемент; яичницу ел, люблю, говорил, а вечером – к этой сучности помчался! Конечно, у нее там  и анимус и другие извращения всякие, а я – женщина правильная…

 - Послушайте, я вам, как психолог, говорю, - Семен дернул головой в направлении стены с дипломами и жетонами.

 - А вот я те щас дам телефон, - петушиное боя угрожающе качнулось к нему, - Так ты, как психолог, ему и скажешь, что ежель он к вечеру ко мне, как муж не вернется, я его Верке, как последней сучке…

- Да что вы заладили про свою Верку, в бога душу материнский комплекс! – нетерапевтично высказался Семен Семеныч, - Вы просто не понимаете сути проблемы.

 - Это Верка не понимает, - пробормотала клиентка, но мысль развивать не стала. Семен ободрился. Встав с кресла, он принял картинную позу чревовещателя.

 - Дорогая моя, - простер он руку к боя, поглядывая в зеркало сбоку, - В каждой женщине живет богиня. Гера, Афродита, да что там, даже Ко… Койольшауки, - выговорив, перевел дух, - И так же в каждом мужчине скрыт…

 - Козел.

 - Не буду спорить, - улыбку «похмельный Санта в построждественское утро» Семен использовал, как  невербальную демонстрацию вселенской мудрости, - Действительно, согласно мифам – козел – древнее архетипичное мужское животное, равно как кобыла – для вас, женщин.

 - Кобыла?! – взвизгнула клиентка, - Ксения Собчак тебе кобыла! А я – женщина честная!

 - Да засунь ты себе свою честность в анальную стадию психосексуального развития! – Семен дрыгнул ногой, книга вылетела из-под стола под ноги клиентке, - Вот именно сейчас, хотя Вы этого и не понимаете, - перешел он на Вы, - Вы находитесь в полной и безоговорочной власти анимуса!

 - В чьей-чьей? – она наклонилась, и, подняв том, скривилась брезгливо,  - Это в чьей это я тут власти?  Да ты что себе тут думаешь, извращенец?! Козел  архетипичный!

Перед тем, как отключиться, Семен увидел, как книга, тяжелой птицей летит к нему, хлопая страницами. Карл Густав Юнг крайне тяжел в восприятии -  сверкнуло в сознании, и пришла тьма.

 

…Два пакета со льдом извел, а шишка все не проходила.  Вот транзактный анализ, говорят, идет легче…

 - И опыт, сын ошибок трудных, - пропел Семен, скомкал пакет, и метнув комок в мусорку, потянулся к книжной полке.


Ли-ли

роlter-zeit-geist

Меня зовут Джон Смит, и я абсолютно счастлив. Я танцую стрип, пою по утрам, не пропускаю ни одной сучки и сутками рублюсь в комп. Мне тридцать пять. Тридцати шести не будет. Никогда.
Collapse )
Ли-ли

Макроэкономика для чайников, или финансовый кризис российских деревень.

Кризис этот случился давно в двух бескрайних российских деревнях с исконными именами Американо и Капучино о двадцати домов каждая. С той поры прошло немало лет, но история, как это с ней бывает, опять никого не научила, и даже не пыталась.

Деревня Американо стояла на пригорке и считалась элитным жильем, Капучино  же в половодье смывало, зато люди там были веселые и открытые.

 

 

Тон в селе Американо задавали два брата близнеца самогонщика, по имени Дима. Говорят из отец, Дмитрий Дмитриевич, чтил семейные традиции и имел бедную фантазию. Как бы то ни было, крепче первача от Дим в селе считался только мат от Митрича. В народе братьев Дмитриев прозвали Доу  и Джонс, чтобы хоть как-то различать, кому из них отдавали деньги за самогонку.
 

Collapse )
Ли-ли

О пользе масонства в РФ

Сказочка. Просто сказочка.

Семен Семенычу потребовалось пойти в масоны. Срочно. Желание возникло у него спонтанно, после митинга, через который он пытался протолкнуться ко двору. Там, в частности, облив его пивом, сообщили, что власть и деньги в руках жидомасонов.  В общем, идея богатая, а он уже который месяц не только без власти, но и без работы и денег.

Два дня ушли у Семена в мониторинг газет и журналов, но объявления о наборе ему так и не попалось. То ли не сезон, то ли печатались они где-то еще, помимо «Работы для Вас» и брачных объявлений. Рассудив, что хлеб-таки да, за брюхом не ходит («таки» он стал вставлять в речь намеренно, для перестраховки, хотя известно, что после Пьера Безухова в масоны принимали даже украинцев), он сам дал объявление в газету. Откликнулись двое. Некий Варлам обещал быстро и безболезненно посвятить его вечером того же дня, просил принести с собой бутылку водки и триста рублей денег, что в ситуации Семена было катастрофично. Жанна Н., водки и денег не просила, зато сообщала, что она незамужняя женщина без м/ж проблем, без в/п, и с ч/ю.  И тоже предложила встретиться.

Collapse )

 

 

 

Ли-ли

(no subject)


 - Шах, Семен Семеныч, - Сеня подтолкнул указательным пальцем белого слона и потянулся за пивом.

Он любил играть белыми, в этом было что-то светлое из детства, где белые рыцари на белых конях, и все такое. Белыми он всегда выигрывал. Когда приходилось играть черными, Сеня был невнимателен, тороплив, неизменно проигрывал и, надо сказать, не особенно огорчался. Откровенно говоря, он неважно играл в шахматы. И не только.

 

Collapse )
Ли-ли

(no subject)

То ли канун религиозного праздника, то ли к концу поста организм страдает от нехватки минералов и микроэлементов, но лента и топ-яндекс пропитаны духом страдания и сострадания. Из самых ярких, вот нежно любимая писательница народ провоцирует, ну я и не удержалась, не обижайтесь друзья :-))

Расскажу вам про Леночку.
 

Искать смысл жизни Леночка начала рано, но сразу по Достоевскому. Тварь ли я дрожащая, иль право имею, думала она, вытрясая из папиного кошелька его нехитрое содержимое. Оттуда выпало несколько бумажек с изображением дяди на лошадях и какого-то театра, и одна бумажка с изображением тети без лошадей и лифчика. Тетя была похожа на маму количеством выступающих частей, но существенно отличалась качеством. Неопытным глазом Леночка не распознала угрожающего отличия, и уже через десять минут скука в семье сменилась ярким перформансом. Мама убедила Леночку ремнем, а папу тарелками, что смысл жизни нужно искать в чем-то другом. Через пять тарелок и одну скалку папа с мамой согласился, и  подвел итог, опять-таки по Леночкиной попе.

Сосед Валерка, потом объяснил в чем ошибка, и как нужно было понимать Достоевского – лишь не пойманная за руку тварь дрожащая имеет какие-то права. Но потребность стать человеком с большой Ч, холодной головой, чистой душой и вымытыми руками, толкала на дальнейшие эксперименты. Душа, как известно, страданиями очищается, и Леночка с энтузиазмом искала темы для страданий. Двойка по русскому и грудь нулевого размера за экзистенциальный повод к страданию не катили, и, собравшись духом, Леночка тяпнула молотком по пальцу. Прибежавший на визг Валерка объяснил, что жить нужно так, чтобы не было мучительно больно, а оттого, лучше не страдать, а сострадать кому-то, продвигая те же чувства, но опосредованно, через третье лицо. Лицо Валерки было вполне подходящим, Леночка тут же жахнула его молотком и, убегая, мгновенно включилась в сострадание.

Collapse )
Ли-ли

(no subject)

Умные и хорошие френды мои в сказки с моралью ударились. Ну, и меня жаба задушила. И села я вам сказку писать. А получилась, как обычно, похабень.  Хотя, что есть сказка, как не похабень с моралью? Моя без морали, читайте смело.

Сказка собственно.

Лелька сидела на выщербленной плите балконного парапета и хотела умереть. Причем совершенно не так, как обычно в этом возрасте хотят умереть экзальтированные (с придурью, прим. бабушки) девы – чтоб в последний момент спасли бы, поняли, полюбили, простили…  Нет, умереть Лелька хотела по настоящему, и сама себе удивлялась. Еще неплохо бы сделать все тихо, чтобы не заметили, и не сильно страдали – расстраивать близких Лелька не любила; она вообще не переносила лишний шум, крики, слезы, звон посуды.

Пятнадцатый этаж – почти небо, выше только взбитое ватное облако, похожее на огромное кресло с примятыми подушками. Наверное, Бог, если он вдруг есть, пил там чай и подушки примял. Во всяком случае, будь Лелька Богом, чай пила бы именно там.

Отношения со Всевышним у Лельки, откровенно говоря не складывались. Особенно в этом месяце. Причем не по ее вине, она и в храме с Маринкой свечки ставила, и почти неделю в начале поста колбасы не ела, и все зря.

Сначала кошелек потеряла, и, к тому же, парня нет. Ну, это, конечно не главное, и об этом вообще-то говорить не стоит, хотя… Умом Лелька понимала, что пока оно не критично, а вот остальной организм с этим не соглашался. Вот не далее, как вчера, на Веркином безднике немножко много пива выпила, и тут же именинница и обнаружила своего бойфренда с Лелькой в ситуации, не то, чтобы двусмысленной, напротив, кристально ясной, и оттого сильно Верку разозлившей. И как теперь объяснить, что обнимал-то Гориков вовсе не Лельку, а ее наполненную пивом неодушевленную оболочку? К тому же, теперь, стоит об этом подумать (да и просто о чем-то подумать), нестерпимо начинает болеть голова, и умереть хочется еще сильнее.

Collapse )