Tags: География

Ли-ли

(no subject)

Тибет начинается с китайцев. Которых нельзя фотографировать. Собственно все китайцы в Тибете делятся на тех, кого нельзя фотографировать, и тех, кто следит, чтобы первых не фотографировали.
Так как местным и оригиналы китайцев никуда не вперлись, а уж фото и тем более (там лучший подарок – портрет Далай ламы), то обе категории скучают, с надеждой посматривая в сторону туристов.
Один наш зазевался с объективом, его тут же облепило штук пять китайцев, похожих на людей в штатском, и, интимно обняв, потерли весь компромат. Он сделал им день, как говорят иностранные американские шпионы.

Буддизм туристам насаждают насильственно, прямо на дороге. То есть, сажают, и везут. А ездить по тибетским дорогам без буддизма в организме – безумие, вредное для сердца и нервов.







Здесь главное – не иметь ни гнева, ни желаний. Collapse )
Ли-ли

(no subject)

Гид обещал нам священную реку. Поэтому ночью мне приснилась Волга с шашлыком.

Пацан сказал, пацан сделал.

И была река, и был шашлык. Все как во сне, только в мусоре. Из  реки обезьяны доставали шкурки бананов, бутылки и прочие свидетельства присутствия здесь человека. Присутствующие здесь же человеки что-то пекли и жарили на природе, и сыпали горящие бревна на голову обезьян.

 - Священная река, - гид нырнул прямо в барбекюшный дым.Collapse )

</p>
Ли-ли

(no subject)

- Скажи, зачем ты это делаешь? – говорю, как мне кажется, проникновенно. Насколько позволяют стучащие зубы.

Дурга улыбается, кивает, что, мы помним, как переводится, и вдавливает педаль в пол. То же самое делает и водитель вылетевшей нам в лоб фуры. Я смотрю, как левое колесо скребет камни, и те, шурша, летят куда-то вниз. Где, если верить картам, на глубине полутора тысяч метров, лежит уровень моря.

Ладно, уговариваю себя, они тут все – профессионалы. Они так все ездят. И ничего. Главное не смотреть влево и вниз. Откуда два желтых спецкрана вытягивают с уровня моря очередного профессионала. Бля.

Дурга – мастер обгонять слева. Что было б ничего, если бы в Непале было правостороннее движение, и слева не заканчивалась бы дорога. И земля. И вообще все.

Просто справа – там скала, и негде. Серпантин, ё.

Родители водителя - ребята с фантазией. Дурга это хорошей женское имя женской богини. Но там такая отвязанная богиня, что лучше б был Вася.

- Вася, - говорю, -ТьфубляДурга! Вот ты – индуист. Пусть, сейчас ты – водитель. Родишься вновь прорабом, а после из прораба до министра дорастешь. У тебя все колесо сансары впереди.

А я, понимаешь, даже христианин – не очень качественный. У меня эта жизнь одна, может, на всю жизнь. Оставь мне ее, пожалуйста, не будь жлобом. Дай я выйду, и убегу на хуй отсюда домой к маме заберите меня кто-нибудь сфотографирую вон тот хороший вид и хрен меня кто поймает.

Дурга улыбается, кивает, и резко тормозит. Не потому что внял, а потому что отвалилась коробка передач. Collapse )

Ли-ли

(no subject)

Непальские боги странным образом похожи на непальских гражан. Откуда это – ума не приложу.

Ездила с нами, к примеру, очаровательная беспокойная женщина небуддистской ориентации.  Полная разных комплексов, навроде любви к чистоте, и невротических привычек мыть руки перед едой.

 - Отчего вот это? – в сотый раз спрашивает, обводя пальцем весь Непал.

Непальский гид улыбается и кивает, что всегда делает непалец в ситуациях, где русскй, матерясь, пишет уход по собственному желанию.

 - У вас что, нет коммунальных служб? Муниципалитета?

 - Как нет? – удивляется такой дремучей неосведомленности гид.

 - А что ж они ничего не делают? Не убираются?

 Гид изумленно смотрит на нас, потом разводит руками, объясняя очевидное.

 - Но им же не хочется… Collapse )

Ли-ли

(no subject)

 - Ты где? – кричит мама, - Где?

 - В Катманде, - отвечаю, и реву. Потому что а) ненавижу летать, б) только что с высоты птичьего наслаждалась «Дамы и господа, слева – Эверест, справа - Анапурна».

Пятнадцать раз подряд. На пару часов больше, чем обещано в билете.Collapse )

Ли-ли

Бедуинская деревня

- Бедуинов многие считают такими неграмотными дикарями, - ковбой осуждающе покачивает шляпой, - На самом деле - это не так. Среди них есть очень образованные люди, книги, написанные ими очень ценятся в арабском мире.

Группа с сомнением уставилась на двух замызганных подростков, раздающих кружки с чаем.
- А чем они еще занимаются, после того, как книги напишут?
- А вот об этом я сейчас расскажу, - ковбой выводит нас из импровизированной сборной хижины.
Не знаю, чем занимаются прочие образованные бедуины, а наши жарили туристам хлеб на экологически-чистом костре верблюжьего дерьма, плели для них экологически-чистые сумки верблюжьей шерсти, и катали на экологически-чистом источнике всех этих благ. Collapse )
Ли-ли

(no subject)

- Дай, ну, дай, а? Ну давай же! - ко мне тянет руки маленький араб.
- Ну, скажи ей, земляк, ну чево ты, - это уже мужу.
Земляк тихо ржет. На самом деле все пристойней, чем в монастыре святого Пантелеймона. Мы только что купили арафатки и я уже 10 минут верчусь перед зеркалом, неумело скручивая фантазийный узел "доярка Фекла выходит на сафари в рязанские просторы". Хозяин лавки искренне пытается помочь, потому исключается из акции "Доебись три раза и огреби дюлей бесплатно. Подробности при раздаче."

Маленький торговец получает доступ, обегает меня трижды, последним взмахом драпируя лицо, и... Хлоп! Вот оно! Искус арабский, деффка отечественная маде ин Россия в зеркале пропала. Остальное дорисовало воображение, оно у меня буйное. Уже вижу себя кочевником, но не пыльным лохом на верблюде, а тем, конно-рекламным красавцем, что чуть не порубал в капусту актерскую группу на джипе - только кока-колой и откупились.
И это - фигня, что вместо коня у меня четырехколесный уродец, ростом и управляемостью скопированный с осла. Мы едем в пустыню!
Collapse )
Ли-ли

(no subject)

- Убей женщину - спаси бобра!
- Не тронь женщину - спаси дерево!
- Не трогайте женщин - спасайте флору!
- Трогайте женщин - спасайте фауну!
- Убей бобра - спаси природу!
- Убей бобра - спаси бобра!


Страдаем фигней, валяясь на пляже четырехзвездочной Арабеллы. Хотя страдать должны в пятизвездочном Хилтоне.
- Но, какие мелочи - места оказались случайно заняты, а компенсация квадрациклами сафари - случайно свободна.

Территория пляжных джунглей строго поделена. Справа - похмельная русская ватага, слева - флегматичная немецкая туса. Русских персонал не любит, в ответ получает полную взаимность. По-английски из соотечественников говорит лишь браток-кооператор Серега, но его гортанное " Гив ми сок-апельсин, фак ю", с утра понимают не все. Вечером "виски-кола, шнелер, бля" доходит до официанта быстрее.

- А-пе-льс-ин, во, тупой, бля, круг-лый, вы-жать... Хуй с тобой, виски-кола есть?

Collapse )
Ли-ли

Вернулась

Рожденный ползать летать не может, и не хуй лишний раз проверять. Первый и последний до сей авантюры раз, летела я, помнится, из далекой Германии в глубокой беременности. И если не родила, то лишь по причине герметичного влипания в кресло, с жестким креплением тела в районе подлокотников. Женщина на сносях - она только пить не может, а вот материться - очень даже запросто. К середине полета немцы перестали предлагать помощь и путать родовые схватки с симптомами акрофобии русского человека.

Накануне отпуска весь вечер мурлыкала на мотив похоронного марша: "Надо было поездом, надо было поездом..." И, конечно, там, где должны были присниться арабы среди пальм, приснились обломки среди акул.
- А может все-таки поездом? - искательно заглянула в глаза мужа.
- В Африку?
- Так там, вроде как можно... По прямой... Страны посмотрим.
- Ага. Иран, Ирак и Палестину.

Самолет наш был большой светло-салатовый. После первой воздушной ямы мы сравнялись в цвете. Кто-то сказал, что Бейлис нельзя пить из горла? Залпом? Бутылку? Брехня.


Collapse )