Tags: Бату

Ли-ли

(no subject)

- Как ты сказал? – Батый потряс головой, не веря ушам.
- Ну, да, - Сартак улыбался, - Бог отец, Бог сын и Бог…
- У нас один БОГ! – взревел Бату, - И мы в него – не верим! Это – наше татарское кредо!* – он на секунду задумался, - Или не татарское?...
- Но ведь три – лучше, чем один? Вот посуди – был у тебя один тумен, - Сартак загнул один палец, хрустнув суставом.
- У меня одного никогда не было, не хрусти, - Бату нетерпеливо прервал сына, - У нас вообще все сложно – мы ж не деревенщина на пальцах считать. У нас есть или один, или… - хан посмотрел на растопыренную ладонь, - много…. Очень много. Но много богов – это никаких баранов не хватит. Так что лучше – один.
- Один, так один, - подозрительно легко согласился Сартак, - Так я пойду?
- Куда еще?
- Искупаюсь, - Сартак невинно улыбнулся, - Испачкался… Штаны коником пропахли. Collapse )
Ли-ли

(no subject)

- Сиськи-масиськи., - Субедей богатур пожевал губами, обозревая посольство в приемной, - Комусосиськи.
- Чево?? - Александр дернул за рукав лучащегося, как солнце, Чогдара. Тот, не переставая сиять, аккуратно отдавил князю ногу.
- Тссс. Не вздумай переспрашивать - терпеть не может. Частокол с черепами видел? То-то.
- Так там, вроде как, коровьи черепа-то.
- Во-во. Никому не спускает.
- Масиськи-масиськи, - богатур покивал головой.
- Так ни черта ж не понятно, - князь зашипел в ухо проводнику.
- А у него давно уж не понятно. С тех пор, как надежда наша богатур, да продляться дни его, переспросил как-то солнце наше Чингиза, да продлится память его. Ага. Вот с той великой поры и носит надежда наша богатур один глаз и вставную фиксу. Из-за нее и непонятно. Понятно?
- Сиськи-сиськи, - Субедей задумчиво смотрел вдаль, сквозь гостей.
- А может, что важное пропустим? - неугомонный князь вновь завертелся, как уж на сковороде.
- Не бойся, Саня. Он не для тебя говорит. Он - для истории. Слова богатура потомкам ясны и приятны будут. А что тебе надо, я потом сам растолкую. Пошли к хану.
.Collapse )
Ли-ли

Едем дальше?

- Гаврила, ты что?!!!! – Александр взволновоно пробежался кругом, - Что ты, Гаврила?!!!!
- Надо, Саня, – сам Батя зовет. А он обычно редко зовет, чаще сам приходит. Оно тебе надо?
- Не поеду, - Алекандр решительно остановился, - И все тут. У меня желудок слабый. В папу. У нас на их кухню аллергия. Обделаемся в глазах сюзерена.
- А мы попросим кумыс заменить, - Гаврила задумчиво пожевал губу, - На что-нибудь привычное. Например – грибы.
Александр оторопело уставился на друга.Collapse )
Ли-ли

Давно я вам сказки не рассказывала, нет?

- Ох-ох-ох… Охохох, – перед большим пузатым казаном сидел, раскачиваясь, маленький пузатый человек, - Ай-ай-ай…
- Останови маятник, в глазах рябит, - советник и наставник хана Субедей богатур одним глазом посматривал на воспитанника. Похоже в кровь Бату вновь проникла черная грецкая болезнь меланхолиа, а когда она с ханом приключалась, политическая карта континента резко меняла контуры.
- У тебя в глазах, а у меня внутри все переворачивается.
- Не надо было жирное на ночь. Возраст не тот.
- Не тот! – Бату вскинул руку, и, подумав, опустил ее в казан, - Не тот! Никому уже не нужен, - продолжил с набитым ртом, - Никто не пишет, никто не вспоминает.
- Не пишут, потому что письменности нет, - Субедей решительно, хоть и с натугой, отодвинул казан, - А вспоминать – вспоминают, как же….
- Где друзья мои – соколы быстрокрылые? – Бату осторожно потянулся за посудиной, - Где родня моя, - орлы кривоклювые? Все забыли…
- Ну, почему, - Субедей пожал плечами, - Вот племяши тебя на днях вспоминалиCollapse )