Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Ли-ли

(no subject)

Настоящий бибой настолько суров, что падая с кровати, успевает трижды перевернуться в воздухе, прежде чем лязгнуться об пол и жалобно позвать маму.

Настоящим суровым бибоем Саня стал не так давно, потому изо всей богатой культуры падения на пол, выбрал начальный вариант – придя из школы застывает на полу на одной руке с задранными ногами и мучительно выпученными глазами. Как глючный Нео с запором. Заходишь в комнату, а там эта композиция кряхтит.

 - Плохо тебе, сына? – спрашиваю.

 - Да, ну тебя, - обижается он, и падает, - Это фриза. Знаешь, что такое?

 - Знаю,-  говорю, - Твой дедушка всю жизнь фрезеровщиком работал. Но ни разу, правда, так не корячился.  

 - Ну тебя, говорит он, и опять ноги за голову закидывает.

Все бы ничего, но тут случилось забавное.

У настоящего сурового бибоя есть заповедь. Если вдруг пригласит тебя другой настоящий бибой на баттл, например, когда ты беззаботно идешь по улице в белом фраке, как обычно ходят бибои, то, невзирая на пыль и собачье дерьмо, ты должен упасть, и отдрыгать свое. Прямо фраком в каки. Иначе ты не бибой, а чмо велосипедное. Поэтому бибои все такие заляпанные – чтобы видно было, что не чмо.

И тут моего свежего бибоя вызывают на баттл. Он, когда затевался, предполагал, что пиздец когда-нить наступит, но не думал, что так скоро. Упал в свою фризу, и задубел. Он теперь все время так делает, когда в растерянность впадает.

 - Хорошь ползать, говорю, собирайся. Биться поедем.

Тут он прямо об пол и шмякнулся. Понимаете, хуже, чем слить баттл, для настоящего сурового бибоя может быть только одно. Прийти на этот баттл с мамой. Тут  сразу  - чмо велосипедное, даже падать и дрыгаться не надо.

  - Так,  - говорю, - Кто из нас тут бибой, в конце концов? Собрался, и – вперед. А я – на полкилометра сзади, притворяюсь, что ты  - удивительно незнакомый мне мальчик. Так и буду всю дорогу кричать – «Вы-таки не знаете того мальчика? – Я – точно нет. Совершенно не похожий на моего сына, какой-то непонятный мальчик!» А не пойдешь, приду, скажу, что твоя мама, и за тебя станцую.

На самом деле, можно было бы и не мучить и отпустить его одного поздним вечером на другой конец Москвы. Но жалко – вдруг фрак заляпает.

Короче пришли. Болельщиков там было, прямо скажем, немного. Я и пара моих друзей, вполне авторитетно-танцорного виду. Так что Саня, даже перестал делать вид, что я – чья-то левая приблудившаяся мама, и вроде как признал родственную связь.

Там все серьезно. Бибои Штормы-Вечные-Зовы-эм-си-хаммеры, и так далее. Нашему достался такой же длинный несладеныш.

 - Бибой Саня против бибоя Вани! – обьявили. Прямо так. Не вру.

Видели ли вы нижний брейк, так, как видела его я?

Выходят два циркуля, в таких штанах, будто туда уже хорошо, так, наложено, и пытаются по очереди все это вытряхнуть без помощи рук.

Саня продул чемпиону. В равной схватке. Дважды объявляли дополнительное время – был ничья. Я  кричала «ЙОУ» хлопала и топала. Короче – была мамой в тренде.

На фото, если разберете, бибой Саня делает фишку. Я уже три месяца не могу понять где у сына теперь голова, а где ноги.

Ли-ли

(no subject)

Саня влюбился. Пришел домой с видом мыша из Леопольда. Думала – все, трояк по русскому. Ан, нет, все гораздо лучше.

Он и до этого участвовал в любовях разной степени нервности. Но обычно его просто ставили перед фактом – с сегодняшнего вечера у нас любовь и отношения, понял? За непонятливость били. А так как Саня – джентльмен, и засветить  в обратную  - манер не позволял, то любви он побаивался. Говорил, лучше Мишку или Стаса поколотить – там все ясно и однозначно.

И тут внезапно возникает на пути, практически ангел. Ну, тот, который у врат, и не пускает. (Без сменки не пускает.)  Дежурный называется.

Я не видела ни одного мужчину, устоявшего перед дежурным ангелом. Не полюбить женщину, не пустившую тебя в школу, невозможно. Саня не исключение.

Для начала он собрал компромат. Компромат обнадеживал. Ангел оказался сущим демоном, не пускавшим без сменки не только шестиклашек, но и своих семиклашек. И совершенно неприступным, в плане списать домашку. То есть, кроме Сани, любить ее было некому. Скорее, наоборот.

Одноклассники предложили Сане посреднические услуги. Например, втолкнуть ее в мужской туалет, с заранее спрятавшимся там Саней, и закрыть.

И  когда из кабинки сортира выйдет принц на белом коне – девичье сердце, вроде как, расплавится. Она падет в его объятья, и, если повезет, может даже не отпиздит.

А можно втолкнуть в туалет сестру-двойняшку Ангелину, и там вклеить ей жвачку в волосы. Сестра выше Саньки немного, и оттого совершенно безобразная. Ее не жалко. К тому же она еще вреднее, это у них наследственное.

Редкая женщина не полюбит мужчину, поломавшего судьбу противной сестре.

Но Саня решил добиваться женщины своими силенками. И нанес ей предупредительный поцелуй. На перемене. С разбега.

И уже потом, убегая, по ржанию осведомленных семиклашек понял, что промахнулся. Целовать не бреющем полете женщину и рассматривать одновременно ее лицо – сложно. То, во что с разгону влепился Саня, оказалось вредной сестрой-Ангелиной.

Такого оглушительного провала у Сани еще не было. Вечером, весь в соплях и нервах, он доверил свою боль скайпу и другу. Но друг оказался и не друг и не враг, а так; своей любви из настоящей живой девочки у него пока не было, и ничего, больнее пинка по яйцам, с ним еще не приключалось.

На следующий день Саня купил розы. Угробил все свои сбережения. Три штуки, красную, желтую и зеленовато-белую.  Букет составлял ГАИшник, я щетаю.

Жаль, ГАИшник не сказал ему, что купив розы, нужно сразу идти домой. А не играть снежки. По крайней мере, не отбивать снежки букетом. Он на биту только с виду похож.

 - Как думаешь, ей понравится? - спросил протягивая мне что-то, что по виду недавно жевала коза. Я разрывалась между  деликатной корректностью и желанием выписать леща.

 - Пожалуй, одну из них еще можно спасти, - неуверенно сказала.

 - Ну, и хорошо, - обрадовался Саня, - А две других я тебе подарю.
Вот и рожай их, после этого...

Ли-ли

Как нам нано втирали

 - Здравствуйте, сейчас я расскажу вам о нанотехнологиях,  - сказала стремительная дама, легким движением сбросив оба сапога. Мы насторожились.
До знакового момента две подружки пили на кухне чай со сплетнями, и ничто не предвещало. Нет, ну мы ждали, конечно, ее прихода, но вначале нам обещали просто косметолога, не отягощенного научно-техническим прогрессом.
 - А нам сказали – будет спа, - робко возразила я,  заглядывая за спину пришедшей. Ну, обычно, за входящими в полдень в квартиру нанотехнологиями, могут притаиться свидетели Иеговы, например. Всякое бывает.
 - И будет СПА! – возвестила дама голосом иерихонской тубы, - Но какое спа! – НаноСпа!
 - Ойбля.
 Видите ли, мой домашний ликбез по кличке «муж», взяв грех на душу, за пятнадцать лет переделал мою идеалистическую картину мира в научно-материалистический агностицизм.  Например, я верю в то, что существование Бога никем не доказано и никем не опровергнуто. А еще в то, что с помощью приставки «нано» и здоровой жадности, можно любой абсурд перевести из разряда «сколько-сколько? - совсем охренели» в категорию тренда сезона.
К примеру, стакан семечек за три тысячи – значит, бабка головой шмякнулась, а вот стакан нано-семечек предполагает, что перед вами без пяти минут нобелевский лауреат, а с лауреатом и торговаться из-за каких-то семечек стыдно.
 Collapse )
Ли-ли

Гранит науки

У Сани память маленькая, школьные мегабайты там не все умещаются, часть информации он скидывает на отдельный носитель. Носитель визжит от удовольствия, но носит, как умеет, сильно повреждая при архивировании.

Биология поделила всех на два лагеря непривычным способом – не вкусно-невкусно, игрушки-прочий хлам, друг – отдай машинку, жиллипопер! (от жила-попа), а живое-неживое, - это же вообще за гранью четырехлетнего умишки.
- Вот мотоцикл, - упирается Саня, - Он живой?
- Даа, - говорит Даня, а у самого глаза, как плошки, - Он же ездит…
Саня превращается в огненного демона, закипая с ушей.
- Что делает живое?! – кричит. Видать, живое это делает уже не первый час. Данины глаза стекленеют.
- Вастет, питается, вазвивается, - отвечает, монотонно раскачиваясь.
- Прально, - успокаивается Саня, - Растет, питается…

Мир треснул напополам. Компромисса нет – либо живой, либо, сами понимаете… Унитаз, сожравший втихаря от меня порцию Даниной овсянки, признан живым, хотя и отстающим в развитии. А вот беззубый вьюнок – увы, все, не жилец. ( все равно хотела его выкинуть)
- Мама, Кера живая?
Собака в этот момент пыталась питаться прямо со стола.
- Пока да. Но если сопрет ту колбасу – никаких гарантий.

- Видишь, какой у тебя хороший брат, - говорю.
- Ага, - соглашается Даня.
- Позвони, - предлагаю, расскажи бабушке.
Имидж ангелочков – штука приятная, а моментов, когда Саня хороший брат, а не жиллипопер, не так уж много.
- Саня – хаоший бват! – говорит Даня в трубку.
Но бабушка – дотошный стреляный воробей, ее так не провести.
- А почему, Даня, - допытывается, - Почему Саня хороший брат?
Даня деревенеет.
- Потому что он вастет, питается, вазвивается, - шепчет обреченно.

Я вернулась. Всем здравстуйте.
Ли-ли

невыносимая легкость бытия

Вот за что не люблю немецкий кинематограф — за предсказуемый оптимизм. То есть, если там что-то стуком в ночи и будит немецкую фрау, то, сразу понимаешь, что, несмотря на статус пришедшего, ни письма, ни ремонту ей не будет. А будут дасистфантастишные развлечения на сколько у режиссера хватит терпения и бюджета.
У нашей фрау в этом плане все бодрее и с сюрпризами.
Приходят, вот, ко мне ночью мужчины. Знакомиться. Большие, сильные, уже сразу мокрые. Лица обещают все развлечения немецкого кинематографа, плюс немного из японской мультипликации, плюс что-то от себя добавят.
  - Здравствуйте, - говорят, - Штоб вы сдохли. А мы ваши соседи. К сожалению. Зашли узнать, все ли у вас в порядке.
 - Ну, как сказать, - отвечаю, - Вот, только сын двойку принес, и у собаки течка, а еще я покрасилась неудачно, а еще...
Говорю, а сама левой пяткой чувствую — не в течке дело. И не в двойке тоже. И, судя по мужчинам в ночи, они это тоже поняли и сейчас будут меня развлекать. Возможно даже ногами.

А все потому, что не надо доверять лучшем друзьям. Лучший друг женщины — стиральная машинка, которой я на ночь доверила самое интимное, вдруг и без повода разругалась с унитазом, с которым жила в любви и согласии девять лет без ремонта.

Обозвала его засранцем, вырвала свой шланг, и, логичная, как все женщины, залилась слезами. Плакала, сука, всю ночь — режим стирки я выбрала самый отстирывающий, "Ной entertainment" .

У австралийских аборигенов женщина, огонь и опасные вещи — одно слово.
У наших аборигенов тоже есть похожее слово. Оно обозначило женщину, ее стиральную машинку, всю ситуацию в целом, а немного поразмышляв к нему добавили собаку женщины, еще раз женщину, и ее маму.

Учитывая поздний час, беседовали вяло и без энтузиазму. Между матом представились, оказались довольно милыми соседями с четырнадцатого и тринадцатого этажей.
Загадка, где соседи с пятнадцатого. То ли смыло, то ли в Индию, как собрались, уехали. В любом случае, у них сейчас — сезон дождей, лучше не тревожить.
До утра была бурная половая жизнь, убрали несколько тазиков воды, увлеклись, перестелили ламинат, собака помогала, как могла, падала в лужу, закатывала глаза, к утру набухла так, что не прошла в дверь.

Хотела отоспаться, но тут позвонили с очередным дасистфантастишем. На уроке физкультуры у Сани учитель самокритичен и понимает, что только мешает детям своим брюзжанием. Поэтому он запускает их в спортзал и уходят. А там они развлекаются в веселую игру «пни ботана (ТМ)»
Сначала пинали двух новеньких, они весело убегали, потом дошло до Саньки, он тоже новичок. Но из него ботан, как из дерьма пуля. Ну не должен нормальный ботан давать сдачи пятерым сразу. Я ему не раз это говорила.
Не суетись, говорю, сынок, выбери сначала одного, накидай обстоятельно, потом уже переключайся. А то все смазано как-то получается, суетливо. Но дети пошли нелинейные, короче пока Саня там бой при Фермопилах отрабатывал, кто-то из персов ему сзади подножку поставил, да еще пока тот летел, немного спереди навесили.
Вот не учит, засранец, историю, а то б прикрывал тылы.
Прихожу в школу, там мой в медпункте, выглядит хуже чем все те спартанцы сегодня, вокруг разнообразная скорая помощь, и все что-то лопочут. Кажется, выясняют, извечный вопрос, кто виноват.
Я тут это универсальное слово вспомнила и озвучила, сгребла Саньку, врачей скорой, и с залихватской русской дорожной помчались мы в травму.
Там выяснили, что у Саньки в кости головы есть мозг, правда изрядно встряхнутый, а еще брюшная стенка оказалась не противоударная.
Короче Санька уже неделю лежит в больнице и возвращаться  иначе, как с матч-реваншем отказывается. Что объяснимо.. Я тоже не люблю, когда пятеро на одного, прямо посреди урока.

Но счастье мое был б неполным, ибо, Бог, как известно любит троицу. И переживала б я по поводу этого третьего, но меня выручил Даня, заболел, и я успокоилась.  Надеюсь, это - точка в  феерии радости и хорошего настроения.
Сижу, обдумываю стратегию. Советы можно советовать, буду рада.
PS Все, у кого я пропала-не-ответила-не пообщала, простите. Мне немного не до того.

Ли-ли

(no subject)

В каждой женщине должна быть тайна. Порой (в двадцать третье, как вариант) некоторые женщины дарят эти тайны мужчинам. Иногда, даже, коллективно. Вот саниному другу подарили тайны викингов.
Так он дошел до главы берсеркеров и прогрыз стол. Прямо на естествознании. Старик Дарвин нервно перевернулся.
Другому поднесли тайны стихий и природных катастроф. Практически автобиографическое описание. Даже думать боюсь, как там у них теперь, в пятом классе.
Сане на этом фоне досталась форменная нудятина — происхождение человека. Он, было обрадовался, думал анатомия, а там, вместо плейбоя — онто и филогенез.

Вечером Саня объяснил все Дане. Вкратце пересказал несколько миллионов лет. Как умел. Даня понял, как умел. И все всем про нас рассказал. Как умел. Оказалось, мы с Лехой — сралопитеки.
Соседи говорят — и раньше знали. Просто ссориться не хотели.

Ищу в книжном к восьмому марта подробное описание жизненно важных каждой девушке бриллиантов. Буду мстить.
Ли-ли

(no subject)

У всех дети, как дети, а у меня Доширак ест.

Это только в рекламе быстрые обеды прекрасны – у них длинные ноги и внутренние органы на шляпах, а настоящий мужской Доширак, чудо нанотехнологий, крайне суров и пахнет корзиной для белья.

Где-то я не доглядела, и пагубная привычка развилась и дала осложнение на мозг. Он Дошираки не просто ест, он описывает.

 - Вот на что,  говорит, мама похоже?

 - Аскариды,  - отвечаю автоматически, - семейство круглых червей. Паразитируют в кишечнике человека и позвоночных животных. Давай только не сейчас, мы же за столом.

 - А вот и нет,  - говорит – Это у Маши (любовь такая) на голове вот так, и еще заколка золотая.

 - Аскариды с заколкой! – ужасаюсь я, сразу видно свекровь из меня нетерпимая. Ну, подумаешь, аскариды, мы же тоже гидропиритом баловались и группу Квин слушали.

Collapse )

 UPD Ни хрена никто не знает.

Ли-ли

Подстава

Я в детстве очень мечтательным ребенком была. Даже родители беспокоились. Пока нормальная ребятня совочками в глаз друг другу в песочнице досуг обеспечивала, я замирала в нирване и даже на горшок не просилась. Это только со стороны казалось, что в песок заполз имбецил с мокрыми штанами и рассеянным склерозом. А я в это время летела по алмазной тверди в блестящей юбочке, давя коньками букеты роз. Ибо больше всего на свете любила танцы на льду, ну не считая хороших драк. Поэтому иногда мой тройной мысленный тулуп завершался четким маваши сразу по трем-четырем нервным злодеям. Откуда их вынесло на лед, понять невозможно, но родители говорили – плохие дяди в любой момент могут оказаться рядом. И если вторая мечтательная часть реализовалась, и шла я по жизни с радостным криком «ки-и-и-я!», распугивая плохих дядей и потенциальных мужей, то с танцами как-то не заладилось. Нет, пару раз я пыталась встать на коньки. Но потом инструктор – соседский сынок, попросил, сжимая разорванную моим коньком штанину: «Слушай, а давай лучше в пластилин лепить, а? Хочешь, я тебе фигуристку слеплю?» И ведь, ладно бы хорошую фигуристку слепил, гад, а то ведь развел на гиппопотама в сальсе в стиле Церетели. Вот так, пластилиновой массой и была заляпана Великая Мечта. Нет, танцую я до сих пор. Во сне. Муж жалуется. «Ты, - говорит, - Катя, не могла бы двойной тулуп делать? А то, во время тройного, ты все одеяло на себя скручиваешь». «А ты, - обижаюсь я, - еще спасибо скажи, что мне плохие дяди не снятся». Collapse )
Ли-ли

Жопа

Я с утра сегодня две думы думала. Мне можно, у меня моск нелинейный, там либо ничего (замаскированное под буддистское созерцание), либо две-три разом. Сегодня я готовила к осознанию вероятность восьмимерного пространства и не-место-женщины. Ну, про пространство все ясно, а про не-место поясню. То есть, где место – вроде определено, кюхе, там, кирха и творчество Некрасова. С не-местом сложнее.Collapse )
Ли-ли

(no subject)

А вот нельзя гнаться за двумя зайцами - весь день из-за этого наперекосяк. Началось с карася - и пущен был слух, что пошел карась строем, мордастый да голодный и жует аж пустой крючок. Ну, запасаю я пустых крючков и садочек свой к рандеву готовлю - не каждый же день счастье из пруда лезет. И выгоняю я машину, и разверзаются хляби небесные и хлябают 7 часов подряд. И гласит молва, что нахлябано ни много ни мало, аж на белые грузди. БЕЛЫЙ ГРУЗДЬ, господа! Это жеж не хрен моржовый, это ж манна небесная вымоченная, поэзия, вернее, квинт ее (поэзии)эссенция, под водочку переходящая из зоны плотских утех в область сакральных наслаждений. И выбрасываю я садочек и удочки, и гружу взамест корзины, от жадности своей самые неприподъемные. И собираюсь я устроить рай в отдельно взятом доме, для отдельно взятых людей. И тут эти отдельно взятые люди берут и в который раз чинят мне интернет. (Если кто не понял, то не поблагодарила я вас месяц назад за поздравления не потому, что стервь неблагодарная (хотя и это конечно есть) а потому что мы с паутиной опять не поладили. Вот теперь благодарю, а чуду морскую от gamaunata хочу выклянчить на юзерпик, ибо соответствует до жути.) И отвлекаюсь-то я всего на несколько минут перед выездом, как на тебе - рождается ребенок. Опять накрылись грузди....
Верный брачному обету муж опять торчал рядом до финала, успев лишь прохрипеть в конце "Рожай одних сынов" (Шекспир, Макбет, часть третья) и сожрал мою роддомовскую картошку. (вру, вру, сначала меня покормил) Да, сколько лет живу, а девочки мне как-то не удаются....
И вот пока вы там богемно тусите заразы, я здесь лежу, как драная калоша размышляю о смысле бытия под вопль младенца 4-х кг без рыбы и груздей шоб все так жили. А все потому, что нельзя гнаться за двумя зайцами.