Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Ли-ли

Гранит науки

У Сани память маленькая, школьные мегабайты там не все умещаются, часть информации он скидывает на отдельный носитель. Носитель визжит от удовольствия, но носит, как умеет, сильно повреждая при архивировании.

Биология поделила всех на два лагеря непривычным способом – не вкусно-невкусно, игрушки-прочий хлам, друг – отдай машинку, жиллипопер! (от жила-попа), а живое-неживое, - это же вообще за гранью четырехлетнего умишки.
- Вот мотоцикл, - упирается Саня, - Он живой?
- Даа, - говорит Даня, а у самого глаза, как плошки, - Он же ездит…
Саня превращается в огненного демона, закипая с ушей.
- Что делает живое?! – кричит. Видать, живое это делает уже не первый час. Данины глаза стекленеют.
- Вастет, питается, вазвивается, - отвечает, монотонно раскачиваясь.
- Прально, - успокаивается Саня, - Растет, питается…

Мир треснул напополам. Компромисса нет – либо живой, либо, сами понимаете… Унитаз, сожравший втихаря от меня порцию Даниной овсянки, признан живым, хотя и отстающим в развитии. А вот беззубый вьюнок – увы, все, не жилец. ( все равно хотела его выкинуть)
- Мама, Кера живая?
Собака в этот момент пыталась питаться прямо со стола.
- Пока да. Но если сопрет ту колбасу – никаких гарантий.

- Видишь, какой у тебя хороший брат, - говорю.
- Ага, - соглашается Даня.
- Позвони, - предлагаю, расскажи бабушке.
Имидж ангелочков – штука приятная, а моментов, когда Саня хороший брат, а не жиллипопер, не так уж много.
- Саня – хаоший бват! – говорит Даня в трубку.
Но бабушка – дотошный стреляный воробей, ее так не провести.
- А почему, Даня, - допытывается, - Почему Саня хороший брат?
Даня деревенеет.
- Потому что он вастет, питается, вазвивается, - шепчет обреченно.

Я вернулась. Всем здравстуйте.
Ли-ли

(no subject)

 - Ты где? – кричит мама, - Где?

 - В Катманде, - отвечаю, и реву. Потому что а) ненавижу летать, б) только что с высоты птичьего наслаждалась «Дамы и господа, слева – Эверест, справа - Анапурна».

Пятнадцать раз подряд. На пару часов больше, чем обещано в билете.Collapse )

Ли-ли

(no subject)

Рядом с Даней переодевается чудо-чудное, такое все рюшечно-ленточное, в розовых бантиках. Я б всю карамель мира ею назвала.

Берешь конфету, а там  - Она.  Люди бы перестали есть пиво с колбасой, и закупали бы одни карамели. И все бы всем улыбались.

А Даня не улыбается.

 - Я с ней не дружу, - говорит, - Она мою машинку хочет. А я ей не дам! Ничего не дам!

Карамелька засопела.

 - Зря, - говорю, - Она тебе тоже ничего не даст.

  - А у нее ничего и нет! – презрительно говорит Даня – ну, разве маме понять, как бесполезны девочки и их хрупкие игрушки для настоящих мужских увлечений.

Тут засопела мама карамельки.

 - Это пока нет, - возражаю, - А вот вырастет, и у нее столько всего будет! Столько всего!

 - И мне не даст? – с опаской спрашивает Даня.

 - Не даст! – хором отвечаем с карамельной мамой, - Вспомнишь тогда свою машинку.

 

Задумчиво побрел к каше. Машинку-таки зажопил. Раз пока ничего не выросло, то и машинками раскидываться незачем.

 

А мне подумалось, что мужское взросление как раз обуславливает иррациональную готовность бросить машинку к карамельным ногам….

Ли-ли

(no subject)

Томка просыпается раньше всех, ну, за исключением мамы, но та и не спит никогда, а потому не считается. Босиком – на кухню, там - самый лучший в мире запах, мама достает его из стеклянной банки. Он называется кофе, и детям его нельзя. А Томка сейчас маленькая, по крайней мере, до тех пор, пока большая стрелка на часах не доползет до верху. Потом проснутся Мишка с Ванькой, заорут и все испортят. Томка опять вырастет и пойдет надевать колготки. Сама.

 - Ты уже большая, Тамара,-  скажет мама, - ну-ка живей!

Или еще хуже: «Быстро памперсы в ведро! Осторожней, черт тебя возьми! Что за ребенок криворукий вырос!»

Томка ненавидит братьев.  И мама их иногда ненавидит.

Collapse )
Ли-ли

(no subject)


В столице ходит вирус, господа. Кажется, я стала его носителем. Он запускается кодовой фразой «Давай попьем кофе». Ответ, дающий доступ «Конечно, давай, сегодня я свободен/на» валит наповал. Люди в неведении соглашаются, и ложатся умирать с температурой 39 и соплями в носоглотке. Я поставила антивирус. «Давай выпьем водки», сказала я другу. Порядком ох&ев, он согласился. Напрасно. Слегла я. С температурой и желанием выжить.

Не соглашайтесь на кофе, господа, берегите себя. На водку тоже. Берегите женщин, им еще рожать.
ПЫСЫ Прошу прощения у всех, кому я морально должна. Я еще встану, и у нас все будет.

Ли-ли

(no subject)

У всех дети, как дети, а у меня Доширак ест.

Это только в рекламе быстрые обеды прекрасны – у них длинные ноги и внутренние органы на шляпах, а настоящий мужской Доширак, чудо нанотехнологий, крайне суров и пахнет корзиной для белья.

Где-то я не доглядела, и пагубная привычка развилась и дала осложнение на мозг. Он Дошираки не просто ест, он описывает.

 - Вот на что,  говорит, мама похоже?

 - Аскариды,  - отвечаю автоматически, - семейство круглых червей. Паразитируют в кишечнике человека и позвоночных животных. Давай только не сейчас, мы же за столом.

 - А вот и нет,  - говорит – Это у Маши (любовь такая) на голове вот так, и еще заколка золотая.

 - Аскариды с заколкой! – ужасаюсь я, сразу видно свекровь из меня нетерпимая. Ну, подумаешь, аскариды, мы же тоже гидропиритом баловались и группу Квин слушали.

Collapse )

 UPD Ни хрена никто не знает.

Ли-ли

(no subject)

- Может быть, хватит? – Феб устало погладил буйные кудри Кипариса.
- Нет,- тот всхлипнул, и ударил дерево головой, - Ты не понимаешь. И никогда не поймешь, - он опять боднул ствол.
- А ты попробуй, - Златокудрый лениво перебрал струны кифары, - Время безвозвра-атно, и-и-и нет пути обра-атно…. Хочешь поговорить об этом?
Нет! – Кипарис высморкался, и, вопреки логике, продолжил - Он был мне другом, он был мне братом, он был… - он замолчал, ритмично постукивая о дерево.
- Продолжай, козолюб.
- Ты все опошлишь! Это были высокие чувства!
- Нну, да, - Феб задумчиво посмотрел вниз, - Этак, метра полтора в холке…. А рога! Какие рога!
- Брось свои намеки!- Кипарис подпрыгнул.
- Ну, ладно, ладно,- Феб обнял своего любимца, - Пошутил. Ну, оглянись. Ты – молодой красивый мужчина, ты можешь выбрать любую женщину, ты можешь выбрать любую деву, ты можешь выбрать меня, в конце-концов…
- Это ненормально, - Кипарис покраснел и отвел глаза.
- А ЭТО нормально?!!!! – взвился Феб, ткнув пальцем в тушу, - Это олень, просто олень. Дичь. Жаркое. Тушенка. Постыдись бардов. Они все запишут. А потомки запомнят.
- Он был другом, - неуверенно повторил Кипарис, - И я – другом. Так и запомнят.
- Тебя запомнят дубиной, проворонившей свое счастье, - Феб ласково посмотрел на юношу, - Пойдем, Дик Чейни, устроим погребальный костер. Ты не против дружеского обеда из мяса с черносливом?
Кипарис улыбнулся.
Ли-ли

Новая угроза

Разборки Великой Степи 7



- Молоко вдвойне вкусней, ... - Тохтамыш помешал палочкой вареную на кумысе анашу.
- Френд-ленту читал? - Едига влетел в юрту, как ошпареный. Тохтамыш вопросительно поднял бровь.
- Димон там освободителем обьявился и всех наших забанил.
- Оба-на! Че так?
- Говорит, мы - бяки-буки, как выносит нас земля... Русская.
- Лишку я ему травки сыпанул, лишку. Кильманды-ы-ы! Тащи бумагу, щас один Мицгол огребет.
Collapse )