Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

Ли-ли

(no subject)

Саня влюбился. Пришел домой с видом мыша из Леопольда. Думала – все, трояк по русскому. Ан, нет, все гораздо лучше.

Он и до этого участвовал в любовях разной степени нервности. Но обычно его просто ставили перед фактом – с сегодняшнего вечера у нас любовь и отношения, понял? За непонятливость били. А так как Саня – джентльмен, и засветить  в обратную  - манер не позволял, то любви он побаивался. Говорил, лучше Мишку или Стаса поколотить – там все ясно и однозначно.

И тут внезапно возникает на пути, практически ангел. Ну, тот, который у врат, и не пускает. (Без сменки не пускает.)  Дежурный называется.

Я не видела ни одного мужчину, устоявшего перед дежурным ангелом. Не полюбить женщину, не пустившую тебя в школу, невозможно. Саня не исключение.

Для начала он собрал компромат. Компромат обнадеживал. Ангел оказался сущим демоном, не пускавшим без сменки не только шестиклашек, но и своих семиклашек. И совершенно неприступным, в плане списать домашку. То есть, кроме Сани, любить ее было некому. Скорее, наоборот.

Одноклассники предложили Сане посреднические услуги. Например, втолкнуть ее в мужской туалет, с заранее спрятавшимся там Саней, и закрыть.

И  когда из кабинки сортира выйдет принц на белом коне – девичье сердце, вроде как, расплавится. Она падет в его объятья, и, если повезет, может даже не отпиздит.

А можно втолкнуть в туалет сестру-двойняшку Ангелину, и там вклеить ей жвачку в волосы. Сестра выше Саньки немного, и оттого совершенно безобразная. Ее не жалко. К тому же она еще вреднее, это у них наследственное.

Редкая женщина не полюбит мужчину, поломавшего судьбу противной сестре.

Но Саня решил добиваться женщины своими силенками. И нанес ей предупредительный поцелуй. На перемене. С разбега.

И уже потом, убегая, по ржанию осведомленных семиклашек понял, что промахнулся. Целовать не бреющем полете женщину и рассматривать одновременно ее лицо – сложно. То, во что с разгону влепился Саня, оказалось вредной сестрой-Ангелиной.

Такого оглушительного провала у Сани еще не было. Вечером, весь в соплях и нервах, он доверил свою боль скайпу и другу. Но друг оказался и не друг и не враг, а так; своей любви из настоящей живой девочки у него пока не было, и ничего, больнее пинка по яйцам, с ним еще не приключалось.

На следующий день Саня купил розы. Угробил все свои сбережения. Три штуки, красную, желтую и зеленовато-белую.  Букет составлял ГАИшник, я щетаю.

Жаль, ГАИшник не сказал ему, что купив розы, нужно сразу идти домой. А не играть снежки. По крайней мере, не отбивать снежки букетом. Он на биту только с виду похож.

 - Как думаешь, ей понравится? - спросил протягивая мне что-то, что по виду недавно жевала коза. Я разрывалась между  деликатной корректностью и желанием выписать леща.

 - Пожалуй, одну из них еще можно спасти, - неуверенно сказала.

 - Ну, и хорошо, - обрадовался Саня, - А две других я тебе подарю.
Вот и рожай их, после этого...

Ли-ли

(no subject)

- Скажи, зачем ты это делаешь? – говорю, как мне кажется, проникновенно. Насколько позволяют стучащие зубы.

Дурга улыбается, кивает, что, мы помним, как переводится, и вдавливает педаль в пол. То же самое делает и водитель вылетевшей нам в лоб фуры. Я смотрю, как левое колесо скребет камни, и те, шурша, летят куда-то вниз. Где, если верить картам, на глубине полутора тысяч метров, лежит уровень моря.

Ладно, уговариваю себя, они тут все – профессионалы. Они так все ездят. И ничего. Главное не смотреть влево и вниз. Откуда два желтых спецкрана вытягивают с уровня моря очередного профессионала. Бля.

Дурга – мастер обгонять слева. Что было б ничего, если бы в Непале было правостороннее движение, и слева не заканчивалась бы дорога. И земля. И вообще все.

Просто справа – там скала, и негде. Серпантин, ё.

Родители водителя - ребята с фантазией. Дурга это хорошей женское имя женской богини. Но там такая отвязанная богиня, что лучше б был Вася.

- Вася, - говорю, -ТьфубляДурга! Вот ты – индуист. Пусть, сейчас ты – водитель. Родишься вновь прорабом, а после из прораба до министра дорастешь. У тебя все колесо сансары впереди.

А я, понимаешь, даже христианин – не очень качественный. У меня эта жизнь одна, может, на всю жизнь. Оставь мне ее, пожалуйста, не будь жлобом. Дай я выйду, и убегу на хуй отсюда домой к маме заберите меня кто-нибудь сфотографирую вон тот хороший вид и хрен меня кто поймает.

Дурга улыбается, кивает, и резко тормозит. Не потому что внял, а потому что отвалилась коробка передач. Collapse )