_trick_ster (_trick_ster) wrote,
_trick_ster
_trick_ster

Памятный это был год. Страна рыдала под олимпийского мишку, мамуля плакала после разборок с бабушкой. Нрав у старушки был ох, как крут. Мусик в очередной раз попыталась нарушить строгую геометрию палисадника своими бархотками (харкотки, называл их дед, после удачного плевка по клумбе папеньки). Дипломированный биолог-бабушка методично указывала молодым свое место. Место у сортира ни бархоткам, ни маме не улыбнулось. "До свиданья, наш ласковый ми-ишка", взвыло ТВ, и мама, хлопнув дверью, умчалась к Гаврилне снимать стресс. Шестилетняя мелочь кайфовала.
Гаврилну я знала всегда. Помню, как плакала в пять лет, когда мне сказали, что эта вечная старушка в надвинутом на нос-картошку платке нам не родная.
- Доктор, у меня эта... ухА..., - 30 лет назад в кабинет вполз 30-и процентный сельский составляющий ЦРБ.
- Какая? - матушка давно забила на филологические склоки.
- Левая уха... А ты плохая, доктор, - и пока маман раздувалась, как древесная лягушка перед кваком, - Худая и бледная. Дай я молочка парного тебе повожу...... .


Молочко пошло впрок и вширь, Гаврилна долечила уху и заплела интригу.


- А у нас тут вот дом пустует. А ты про дачу плакала. И про пасеку....
Цена дилеммы - 200р, домик в деревне перехерил новое пальто. Семья домовладельцев ввалилась в дверь и застыла в ахуе.
- Дура, пальто, целое пальто, дура, - шептала побелевшими губами мама, и через стену смотрела в бездну. Из метровой трещины в саманной стене бездна смотрела на маму звездами Большой Медведицы.
- Ковш, - подытожил папа. - Ведро, - синхронно с ним Гаврилна.
- Ааа? - мама впала в прострацию. - Где?
- Ковш на небе, а ведро за перегородкой. За саманом пойдем.
Так начиналось СЧАСТЬЕ.
- Кто какие песни знает? - папа загружал в машину мелкую россыпь - меня и двоих внучатых племянников Гаврилны.
- А по утру-у-у трава-а примя-ата...
- Нет, Света, давай лучше про Малиновку....
Над кроватью в умирающей деревне висели десять портретов. Красивая юная блондинка - Гаврилна, ЧЕРТОВСКИ красивая, породистая брюнетка, словно со старого голливудского постера - сестра Тоня, и набор братьев.
Родня делилась на три ровные части.
1) Закрывшие счеты с жизнью
2) Сидящие.
3) Готовящиеся, или уже вышедшие но, тем не менее, готовящиеся.
Работали все в разных отраслях, но в одном направлении. Мужчины садились за 1)кражу, 2) угон, 3)разбой
Женщины были более категоричны. Светина мать, племянница Гаврилны™, не сошлась с мужем в вопросе резервных фондов (заначки) и проломила ему голову топором.
(Детей рано умершей Тони воспитывала старая дева Гаврилна. Детей посаженных детей Тони - она же. Отвозила передачку и гордилась, как на родительском собрании: "Наташеньку досрочно выпустят. За хорошее поведение - так-то!!" (Скучаю, мама, по твоей капусточке (с))

- Гаврилна, брось бутылку, - мамуля на утренней прогулке по лесу благодушна, как порвавший дворнягу питбуль.
- Тык, двадцать копеек!!! А за кустом еще две. Девчонки!!!! (шепотом - нам) тащите домой, и ершиком, ершиком их!

- Гаврилна!!!! - мама доходит до точки сборки, - БРОСЬ ДРЯНЬ НЕМЕДЛЕННО! Цивилизованный человек, а бутылки собираешь!
- Как-как ты меня? - пугается Гаврилна, - Ну, ладно, ты права, - и обреченно бьет бутылку о корень.
- ЗАЧЕМ?!!!!!
- Так ведь, украдут!
Логика Гаврилны непоколебима, риторических приемов всего два, но зато - железобетонные. Аргумент - "маманя говорила" - канает подо все, от теологических споров до вопросов зачатия - и то и другое у Гаврилны в теории. "Хер в сумку" - контраргумент, уточнений и доказательств не требует.
- Она ночью к нему летала, как свекла так, через трубу....
- Не бывает ведьм, Гаврилна!
- Маманя говорила.
- Давай поспорим, а я тебе книжку покажу?
- Хер в сумку. А ну, спать!
Спорить бесполезно и небезопасно. Летали ли змеи-умершие-души формой свеклы через печку, поднимали ли конек крыши колдунам - маманя говорила - аксиома. Та же маманя, заплакав полвека назад в формате "Ты уйдешь, с кем я останусь" навсегда отбила толпы женихов красивой девушки Шуры. После у Гаврилны осталась одна страсть - подглядывать за молодыми и отыскивать лисят в оврагах. Что в принципе одно и то же.
- Девчонки, тихо, ползем через овраг - там Сашка жену привел.
- ГАВРИЛНА!!!! Они - дети!!!
- Ой, ладно, Ляксанна. Ползем в овраг. Щас лисят покажу.
В первом овраге лиса играла с маленькими лисятами. Помню, хотела выбежать и поймать "собачку". Во втором были большие лисята и ободранные коленки.

- Что ты говоришь, дорогой? - рафинированную тетушку (зав. кафедрой иностранных языков) уже второй месяц безнадежно заманивают назад в столицу. Тетушка приватизировала диван с видом на кладбище и явила полную и масштабную недвижимость. - Вернуться к десятому? Ты уезжаешь? А, знаешь.... хер в сумку, дорогой. (Лингвистические способности у тетушки феноменальны, схватывает моментально, включая местный прононс. Впоследствии это значительно сократило время и споры при невыдаче зачетов студентам)


Папа развернулся в полную силу. Сначала он завел грузинских обыкновенных. Открывал улей - мир и спокойствие - никто не работает, только на пять голосов жужжат - ВАх, прахади, смотри, дарагой!!!!
Они не дотянули даже до зимы. Замерзли осенью, когда все уехали.
Папа взбеленился и привез русских маток. В первый летный вечер, выдергивая три жала из носа, ревел - Передавлю!!! - и давил пчел на окне. После третьей (ах, эта русская привычка!) начинал выпускать на волю остальных.
Они были злы. Остервенело таскали мед, заблокировав соседям три фляги с бражкой, соседи ходили злые и опухшие. Лучшая игра пчел была - Я тебя вижу!!! Исполнялась, когда кто-то заходил в туалет.
- Боря-а-а!! Помоги!!! - взывал сидящий. Вокруг туалета кружили три дозорные пчелы.
В гараже свили гнезда ласточки. И засрали всю машину.
- Летать, бляди, летать! - мы проснулись от бормотания басом. Выскочив, застали картину маслом - папа с ладоней отпускал на волю ласточкиных птенцов.
Заброшенный на лето детский десант дружно лопал свежий мед и бежал в дикое поле в десяти километрах от цивилизации, встречать закат. Или смотреть лисят. Загорелые, как черти, с сучковатой удочкой, мы рассказывали, какая рыба сорвалась. - Во-о-от такая, веришь, мама? Мы плясали раз в год, делая за сеновалом концерт для десяти бабулек, который готовили два месяца. Бабульки, с инстинктом собаки Павлова, привыкли и ждали финального выступления гастролеров все лето.
Дикая речка смыкала гроты над маленькой надувной лодкой с детьми. Земля пахла травами так, что кружилась голова.
- Козел!!!! - подруги в большом городе плакали, тасуя колоду парней. И я везла их в маленький домик в деревне, где травы пахли так, что кружилась голова. Где не было города, не было людей, и была маленькая речка и лошади пастухов, отданные на вечер за бутылку красного.
Где маленьких подлещиков ловила семидесятилетняя Гаврилна, сидя на суку большой ивы над омутком. Мы хохотали, изображая средневековых дам, в пчеловодческих шляпах, притащив к роднику шезлонг и бутылку шампанского.
Я приехала туда через десять лет. Умерли последние бабульки. Все это время никто не заезжал в забытую деревню. Вру. Туда приходили гости. Разбили стекла, сняли провода, разбили стену, растащили ограду, вырвали трубу родника. Cтарого родника, в котором моешь голову без шампуня, и волосы шелковые. Бездна смотрела на нас из разбитой стены. Мы смотрели в перепачканную бездну. Сын пнул ногой саманные остатки - Плохой дом, правда, мама? Дырявый и грязный...
- Неправда, сынок, - чертова аллергия, я вовсю хлюпаю носом, - Это - самый лучший в мире дом.....
Tags: Призраки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments