September 22nd, 2011

Ли-ли

Гранит науки

У Сани память маленькая, школьные мегабайты там не все умещаются, часть информации он скидывает на отдельный носитель. Носитель визжит от удовольствия, но носит, как умеет, сильно повреждая при архивировании.

Биология поделила всех на два лагеря непривычным способом – не вкусно-невкусно, игрушки-прочий хлам, друг – отдай машинку, жиллипопер! (от жила-попа), а живое-неживое, - это же вообще за гранью четырехлетнего умишки.
- Вот мотоцикл, - упирается Саня, - Он живой?
- Даа, - говорит Даня, а у самого глаза, как плошки, - Он же ездит…
Саня превращается в огненного демона, закипая с ушей.
- Что делает живое?! – кричит. Видать, живое это делает уже не первый час. Данины глаза стекленеют.
- Вастет, питается, вазвивается, - отвечает, монотонно раскачиваясь.
- Прально, - успокаивается Саня, - Растет, питается…

Мир треснул напополам. Компромисса нет – либо живой, либо, сами понимаете… Унитаз, сожравший втихаря от меня порцию Даниной овсянки, признан живым, хотя и отстающим в развитии. А вот беззубый вьюнок – увы, все, не жилец. ( все равно хотела его выкинуть)
- Мама, Кера живая?
Собака в этот момент пыталась питаться прямо со стола.
- Пока да. Но если сопрет ту колбасу – никаких гарантий.

- Видишь, какой у тебя хороший брат, - говорю.
- Ага, - соглашается Даня.
- Позвони, - предлагаю, расскажи бабушке.
Имидж ангелочков – штука приятная, а моментов, когда Саня хороший брат, а не жиллипопер, не так уж много.
- Саня – хаоший бват! – говорит Даня в трубку.
Но бабушка – дотошный стреляный воробей, ее так не провести.
- А почему, Даня, - допытывается, - Почему Саня хороший брат?
Даня деревенеет.
- Потому что он вастет, питается, вазвивается, - шепчет обреченно.

Я вернулась. Всем здравстуйте.