June 5th, 2006

Ли-ли

Сто лет одиночества. Гаврилна tribute.

Самое время вернуться к началу.

Финал.

Я не знаю, почему деревню в пятнадцать домов назвали Волчиновкой. Говорят, еще в войну, здесь водились волки и кушали людей, а потом их распугали не менее человеколюбивые кабаны. Или наоборот. Во всяком случае, генетическая память аборигенов о свино-волчьих людоедах была сильна, чем дачная детвора нагло пользовалась.
- Кабан!!!! Дядь Володь, там кабан!!!!
- Володька!!! - поднятая по тревоге сиреной детского крика Гаврилна колотит в дверь соседа-ветерана, к несчастью еще и обладателя единственного ружья в деревне, - Скорей, кабан!!
После трех перепуганных выстрелами кошек и одного обморочного гуся, рейды в прибрежный кустарник прекратились.
А вот по лесу мы гуляли часто, да...

------

Мелькает полуразваленный башмак, маленькая сгорбленная фигурка исчезает из виду. Сверху летят ошметки глины и ворчание:
- Наддай, ну, наддай! Давай, Ляксанна, загладела совсем!
Мама, не обезображенная худобой, уже минут двадцать ломится сквозь лесную чащу с грацией и эффектом лося-пятилетки. Ситуация осложняется отнюдь не горизонтальной поверхностью заданного маршрута. Древний лесной овраг размыт дождями до состояния минусовой скалы. /__\
Смотреть вниз мама боится, смотреть вверх - еще страшней, но там цель. Тащит маму за собой в бурелом трава кровохлебка - кто знает, тот поймет, корни этой заразы в лечении всего ассортимента из справочника практикующего врача творят чудеса. И главное чудо - этот корень найти и откопать - в нормальной жизни, без разодранных коленей, непроходимого бурелома и риска свернуть шею, этот "гребаный дристогон" ((с) Папа), как выяснилось, не встречается.
- А она там точно есть?
- А то! А вот она! - светящаяся Гаврилна уже ковыряет куст. Куст большой, темно-зеленый, прямо на обочине хорошей лесной дороги-двухколейки.
- ГАвриллна..... - на маму страшно смотреть, - А что, пройти ДОРОГОЙ МЫ НЕ МОГЛИ?!!!
- Хер в сумку, это пол-оврага в кругаля обходить! - разобиженная Гаврилна похожа на макаку-резус, грызнувшую по ошибке банан из папье-маше.

-----
Корни идут в ход уже осенью. Гаврилна приезжает в город в поликлинику с болями в животе. Ее отправляют назад с упаковкой таблеток. Мама в рефлекторе набекрень кроет хирургов, хирурги кроют Гаврилну, маму, узкую специализацию в целом, и сельский осмотр в частности, но отъезд откладывается, а уже через полчаса хлопнувшуюся в обморок Гаврилну разделывают на хирургическом столе с диагнозом перитонит.

- Ляксанна, ты смерть отвела! - очнувшаяся Гарилна торжественна, как дающий клятву пионер, - Я тебе это век помнить буду.

Collapse )