Tags: люблю

Hell

(no subject)

"новая запись" и вид вот этого белого безликого пространства - это почти единственное в мире, чего я не боюсь. в детстве у нас были конструкторы и пуцли, теперь мы проделываем то же с предложениями. игра продолжается. дабл энтер - мой джокер.

у этих людей всегда такие имена. изысканно-лаконичные или же, напротив, барочно-обьёмные. имена-иллюстрации. если тебя зовут патрик вульф, это уже пол дела. а если эндрю ванвингарден, то ты вообще можешь себе позволить любую выходку, вплоть до выпуска альбома "mgmt", и вас простят.
так было до сих пор. я привыкла, говоря о своих героях, произносить какие-то чудесные сочетания букв. коди ван клиппел выложил новую фотографию на фейсбуке, брайан молко снова с моей любимой длиной волос, кая скоделарио меня пугает, луи гаррель вернулся. и продолжать можно бесконечно, у них всегда такие имена.
а теперь. данила козловский.
Hell

дк

удивительно, не иначе. думала, что он - воплощение всего того, что я так сильно не люблю в людях. оказалось - квинтэссенция всего, что люблю. и даже больше.

в общем, стоп себе думаю.
Hell

(no subject)

ничего не могу с собой поделать, даже пост о том, что завтра мне собираются предложить повышение с переводом в другой магазин, я хочу начать с "не умереть ли мне сегодня", потому что я катастрофически не могу решить, как поступить. вообще мне столько всего уже предлагали... кассир, стилист по работе с прессой, продавец-наставник, товаровед... и вот теперь - менеджер. кем вы работаете? я менеджер в топшопе в цветном. но... что может быть отстойнее, чем работать менеджером. и как как КАК я могу оставить моих топшоп кидс. например, прямо сейчас, я абсолютно ин лаф. когда мне было восемнадцать, я только мечтала о такой компании. теперь восемнадцать им и у них есть я. и сегодняшний вечер это просто апофеоз нашей дружбы. настолько прекрасно, что всё, дальше некуда. добавка картошки-фри, и снимок на фоне сити посреди почти ночи и машин, и петино "как жалко, что вы не парни. мы могли бы потом снимать квартиру вместе". и мой ритуал, который теперь уже наш. "мы будем постоянно приезжать к тебе в цветной!" я не знаю, проще умереть. на самом деле нет, но как же это некстати. может, просто заболеть и не пойти завтра на работу. аааар
louis

луис стивенсон миллер, я люблю тебя

сутки назад умирающий мальчик находился на расстоянии вытянутой руки, теперь - в параллельной вселенной. там ему и место, конечно. белая кожа отливает зелёным, такой плохой осанки я ещё не видела, как можно выглядеть настолько худым, когда количество слоёв одежды даже считать лень. он как рис вебб, только интроверт - тот же непереносимый магнетизм, тот же транс во время выступлений. он как тадзио, только настоящий. он как питер пэн, только забыл дорогу в нл и может вернуться лишь по белому порошку. когда я увидела его в первый раз, в прошлом октябре, у корсика клаб, он был укутан в гигантский кусок чёрного бархата, вчера ночью, когда я видела его последний раз, он был в оверсайз парке с огромным меховым капюшоном. он абсолютно во всём выглядит великолепно и постоянно умирает. удивительно, почему до сих пор поколение, воспевающее смерть и её атрибуты, не избрали его своей иконой - у него же просто на лице написано "я здесь ненадолго". и совершенно не важно, что на самом деле он может пережить пышущего здоровьем делапа, важно - что выглядит он так, как будто не то, что до завтра, а даже до вечера не доживёт. кажется, что со времён трёхгодичного интервью, в котором луис выкрикивает "пропаганда!" прошло несколько столетий - так он изменился. куда делся смешной застенчивый мальчик, норовящий засунуть в рот игрушечную собачку. я вам скажу куда: мальчик совершенно ушёл в себя. двадцать девять друзей в фейсбуке и пять наклеек с щенятами на гитаре. писать о нём - пытка, но по сравнению с "молчать о нём" - это просто рай. в инстаграме его вчерашние фотографии выкладывают с такими подписями: "сверх-хипстер со сверх-стрижкой в сверх-пижаме" или "в этом юноше живет сатана". фотографии алекса и прочих выкладывают без подписей. мне так хочется и не хочется узнать, что же творится в этой голове. столько всего в нём намешано... эта его природная застенчивость и смущение от собственной красоты - абсолютно гремучая смесь. но сильнее всего меня восхищает, пожалуй, то, что сложнее всего описать: он такой чудесный ребёнок, есть в нём что-то совершенно детское, не смотря на эти все игры со смертью и прочее. и кажется, что в голове у этого мальчика происходит что-то совсем не такое, как у остальных девятнадцатилетних мальчиков. да, возможно, это лишь мои впечатления, не имеющие ничего общего с действительностью. но... у него ведь всего двадцать девять друзей. так что вряд ли мы когда-нибудь узнаем правду.
гейб

(no subject)

Photobucket
в этот холодный вечер, когда ты болеешь и за окном снег, поверить в то лето практически невозможно. я скрывалась от жары на даче, а ты приезжала ко мне на последнем поезде до перерыва. я вставала, умывалась и ехала на велосипеде встречать тебя на станцию. какое же восхитительное это было время! мы покупали какие-нибудь фрукты в одной и той же палаточке, я вешала пакеты с ними на руль, ты садилась на багажник и мы мчали вдоль интернациональной к моей даче. и бесконечное cluedo с чаем, и фильмы с делоном... и нерегулярные занятия английским. целые дни в саду за игровым столом или на моей постели под мечтателями. и не так уж грустно везти тебя обратно, потому что наутро ты приедешь опять.
и я знала, что в конце лета ты уедешь. вероятно, насовсем, и даже навсегда. но это не мешало мне, и конец лета казался ужасно далёким даже в конце лета.
с тех славных пор прошёл год и четыре месяца. и мне не хочется считать, сколько дней из этого времени мы провели вместе. в любом случае - ужасно мало. и я никак не привыкну к тому, что ты уехала. и не собираюсь. и вряд ли когда-нибудь смогу.
louis

(no subject)

иногда начинаю чувствовать себя немного японцем. многое из того, что я люблю, особенно любимо именно ими. особенно, когда речь идёт о чём-то не самом очевидном. бьорн андресен, colour of fire, egyptian hip hop...