Tags: трижды доблестный батальон

жисть

Про здоровье. Из рассказов ефрейтора К.

Организм такая странная штука, что мотивация для него всегда стоит на первом месте. Вот, например, еду я в поезде, и слушаю разговор двух теток. Обсуждают они свою подружку - мол, болела 300 дней в году, а тут муж умер, двое детей и деваться некуда. Пошла на рынок торговать от безысходности, и хоть бы чихнула за пару лет. Выздоровела разом. Я, конечно, захотел высказаться, но все же промолчал. Но вспомнил.

У нас в полку был начмедом майор М. Где он покупал свой диплом - я не знаю, но лекарь был еще тот. Из всех медикаментов признавал только зеленку. Ангина - давай на горло намажем, рука болит - давай руку разрисуем. Апогеем стало лечение сварщика, у которого стекло с маски упало, в честь чего он "звездочек" нахватался, - покрасили зеленкой веки. Кто поумнее, тот к жене начмеда ходил. Та, хоть и не имела медицинского образования, но хоть таблеток каких посоветует.

И где-то глубоко внутри меня все два года сидела мысль: -Юра, болеть нельзя. Нельзя совсем. Залечат.

И вот по зиме в дивизии случается эпидемия диареи. Зеленка ради такого дела расходуется в промышленных масштабах. Разрисовывается даже стыдно сказать что. Защитники Родины дрищут дальше чем видят, а видят они далеко. Но не помогает. Комдив высказывает здравую мысль, что надо помочь товарищу майору в лечении. Сказано - сделано. Замполит организовывает в тайге палаточный лагерь, куда свозят всех дристунов. Питание - сухари и чай без сахара, а чтобы солдатики в палатках не замерзли - с утра до вечера рубка и корчевка леса. Вручную.

Эпидемию удалось побороть на взлете.

За день до этого гениального решения начал и у меня живот бурчать, но организм сказал: - лучше не надо, терпи. Вылечился. Я за два года ни разу не болел. Ни дня в санчасти.

Но сколь веревочке не виться, а уже ближе к дембелю скрутила болячка в дугу. Жар, температура и полный набор других приятностей впридачу. Уж как не отнекивался, а ребята меня практически силком в санчасть привели. Привели, а там пусто. Нет никого. Зашел в кабинет, взял градусник, измерил температуру. Ничего хорошего умный прибор мне не показал - 38.2, значит дело пахнет керосином. Сослуживцы ушли в казарму, а я сел на лавочку и стал ждать начмеда.

Наконец он появился: - Что, симулировать пришел? Бери градусник живо, меня не обманешь!

Беру. Измеряю Температуру. Тот же самый градусник, которым я измерил температру минут 15 назад. Показывает 36,5.

-Пошел вон отсюда!

Три раза я пытался измерить при нем температуру. Три! Первые два думал, что он меня обманывает. И только потом понял, что это мой организм меня берег. Спасал изо всех сил. Помнил эпопею с палаточным лагерем и зелеными веками сварщика из автопарка. Помнил, и не давал отдаться в руки эскулапам.

Да и до сих пор спасает. Регулярно. С 90-х годов не болею.
так

Про скобарей

Однажды все так интересно сложилось в этом мире, что папенька мой оказался рожденным аж в славном городе Пскове. И в честь этого дела не написать про красоты родной земли и про суровых пскопских аборигенов было бы с моей стороны просто неуважительно. Стоит отметить, что жители дождливого и болотного Скобаристана отличаются недюжинным похуизмом, крепкой смекалкой и, по ходу дела, любовью к родному Отечеству. О чем я и узнал, посетив в юности родовую вотчину.

Collapse )
жисть

Про медведей и экстерриториальность. Из рассказов матроса Ковалева.

После учебки распределили меня служить в бригаду вспомогательных судов ВМФ. На самый тихий из всех океанов и на самый дальний из всех востоков. Сначала был на танкере, пока тот не перешел к коммерсантам после одной крайне мутной истории, а под самый конец случилось осесть на катере. Катерок небольшой, экипажа, считай, нет, работы особо тоже. Раз в месяц смотаться продовольствие на маяки закинуть да иногда бригадное начальство на рыбалку вывезти. Короче, живи - не тужи и жди дембеля, неизбежного, как крах империализма.

Collapse )
жисть

Про вечер

Первого настоящего живого философа я увидел в возрасте 19 лет. По имени-отчеству звали его Бахытбек Вахапович, или же, если по-простому, то Бах. Был он родом из города Фрунзе, ныне Бишкек, а по возрасту старше меня то ли на два, то ли на три года. В армию попал после техникума.

Collapse )
жисть

Про утро

Что остается от сказки потом?
После того, как ее рассказали?


Однажды, ты просыпаешься, и понимаешь, что в мире что-то не так. Неуловимое и необъяснимое чувство. Ощущение полной нереальности происходящего. Будто ты сбросил со своих плеч тонну груза, готов лететь и ... не знаешь как.

Collapse )
жисть

Про тяготы и лишения. Из рассказов стармоса Лазарева

То, что дела идут как-то неправильно я начал подозревать еще на сессии в институте. Окончательно же уверился в этом, когда на ПТК Северного флота нашей команде объявили номер части, где предстоит служить и добавили:
-Срок службы назначить в два года...
-Ура!!!!
-... и двенадцать месяцев!

Collapse )
жисть

Про отпуск

Служил в нашей части прожектористом один паренек из Оренбургской области. Звали его Виталием, работал до армии трактористом, был по-деревенски крепко скроен и прост. Такой вот, как говорится, прямо от сохи.

Collapse )
жисть

Про связистов. ч.3

Правда или нет - не знаю, но говорят, что маршал Чуйков, в бытность свою командующим Сухопутными войсками, очень любил участвовать в учениях и озадачивать офицеров нетривиальными вводными.
-А что Вы будете делать, если противник двинется вот здесь? - маршальский палец утыкался в карту учений.
-На этот случай предусмотрен удар авиации, силами...
-Нет у вас авиации! Уничтожена! - резко перебивал Чуйков.
-Выдвигаю артиллерийскую бригаду с участка...
-Нет у вас артиллерии, разбита на марше!
-Связываюсь с соседом слева и провожу перегруппировку...
-Нет у вас связи с соседом! - продолжал перебивать маршал.
-Выдвигаю части с рубежа...
-Со своими частями связи тоже нет!
-Эээээ...
-А вот так мы и воевали в Сталинграде, - Чуйков довольно улыбался, выпивал стакан и больше в ход учений уже не вмешивался.

Collapse )