Tags: devochka

ruki

Уходящая натура

Сегодня я совершала подвиг. У матери на даче большой урожай баклажанов и перцев. И поскольку считается, что после пяти лет, прожитых на юге, я лучше в них разбираюсь, то как-то так сложилось, что консервировать сельхозпродукт я взялась. Стоя весь день над сковородкой, думала, что произвожу некое мемориальное действо. Вот ведь уходит, уйдет эта цивилизация родителей, с их блокадным синдромом, "тягой к земле". Да буду ли я, думала в некотором ужасе, когда дача реально останется на мне, буду ли в феврале сеять, потом сажать, полоть, возить урожай, каждый день, именно каждый, консервировать, а оставшиеся в году месяцы приставать к сыну, будущей невестке и внукам, что они ничего не едят. Жуткая картина! Да максимум - по вдохновению, баночку огурцов засолить по сто лет назад записанному сногсшибательному рецепту тетки, и в марте на день рождения съесть их с друзьями и гордостью - сама солила, вот!
А эти походы в "закрома родины"! Официально у нас это называется "ячейка в овощехранилище". Там, где закрома заполняются моей матерью, подземелье, в котором постоянно стоит вода, и от этого часто нет света, и ходить туда надо с фонариком и в резиновых сапогах. Мать, входя, стучит ключами по всем дверям, у меня отчетливое ощущение, что привидения отгоняет. А сын, побывав на мероприятии в первый раз, обозвал нас сатанистами. Добираешься до двери своих сусеков, а за ней - только что пшеница не хранится, все полки уставлены банками, бутылками. Соку возьмешь? А компот? А варенье? Почему нет? - Ну мам, ну только в зубы еще осталось... - Опять ребенка одними макаронами кормишь!
Люди, проверьте меня лет через ... пятнадцать. Так и спросите нелицеприятно: сколько банок огурцов ты на зиму заготовила? И где ты их хранишь?
Неужели я буду это делать?