Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

ruki

(no subject)

В этом году совпали еврейский Новый год и День переводчика. Сегодня.
Среди моих френдов евреи и переводчики -- это не полностью совпадающие подмножества. Я не еврейка, но мой муж был еврей наполовину, лучшие друзья -- евреи, так что еврейский Новый год я отмечаю, хотя бы на словах.
А День переводчика в этом году праздную непосредственно в профессиональной деятельности. Сегодня закрытие фестиваля в театре кукол. Я перевожу каталонцу. Осмелела уже настолько, что перевожу не только с русского, но и с английского на испанский. Параллельно слушаю французский, поскольку у моего Тьяна парочка из "любимого" театра хэ-зэ-арт XZArt -- друзья. (С французским у меня не очень.)
Короче, евреи, а также гои и гойки, а также переводчики. С праздниками нас. Пусть жизнь будет легка и приятна. Если нельзя всегда -- ну, иногда. И пусть еврейский бог напишет каждому на предстоящий год в его личном деле: заслужил -- годен для любви и душевного покоя.
А от меня старый домодельный стишок.
Перевожу – не деньги в банки я
И не старушек через шумную дорогу.
Романтик я большого словаря,
Я миру дан в коммуникативную подмогу.
Мне внятно всё: и речь людей, и шелест вётел.
Помочь всем всех понять не изживу запал.
Святой Иероним меня заметил
И в долю лобную мозгов поцеловал.
Я – птица попугай; реинкарнирую в сороку.
Перескажу любую ерунду.
И нет от звания ни отдыху, ни сроку.
Как скажете - я всё переведу.
maestra

(no subject)

Из устных ответов на зачете
-- Как связаны апостол Иаков и Испания?
-- Он там лекции читал.
...Ой. Я слово забыла. Как это? По... про..
maestra

Мексика, третий заход

По утрам в универ меня возят дочка хозяйки с мужем. Обратно в четыре -- на такси. Вот с таксистами больше всего получаешь наблюдений над местной жизнью.
Все это время продолжала изучать обращения, например. Весьма интересно. Сегодня ехала с мужиком среднего возраста под жалистные песни про любовь, мой любимый жанр испаноязычной музыки. Заехали на заправку, таксист сначала сказал парням broders (мексиканский вариант brothers), потом одному из них -- carnal. Потом спросил меня, откуда я, гуэрита. Этот мексиканизм мне ужасно нравится. Гуэра -- так называют белокожих женщин, гуэрита -- уменьшительно-ласкательное. А, говорит, se te ve por los ojazos. Ну да, назвать мои небольшие глазоньки глазищами может только мексиканец. Наверное, из-за светлого цвета они ему показались большими, не знаю.
Сейчас пятница вечер, и на дорогах пробки. Встали в одну из них, со всех сторон все водители давят на клаксоны, включая моего. Чего все такие нетерпеливые? -- спрашиваю. -- Так два раза уже светофор сменился, и ни с места! Все домой уже хотят!
Водители автобусов -- вообще красавчики. Во-первых, все ездят с открытыми дверями передними, а то и задними тоже. Спрашивала, почему? -- плечами пожимают мексиканские друзья и знакомые и ругаются. Во-вторых, водители автобусов страшно религиозны и отнюдь не ограничиваются образком на переднем стекле. На панели у них большие статуэтки Девы Марии, Иисуса, святых. Видела одного, у которого по бокам у Иисуса стоят два букета красных роз в вазах. Не мелочатся ребята.
maestra

Филологическое

Я сейчас, как уже говорила вчера, готовлю к публикации книгу мужа о Мандельштаме. В связи с этим попутно изучаю биографию и творчество Мандельштама. Муж мой был а) гениальным герменевтом, при этом очень сложно выражающимся, под стать объекту исследования, с которым он под конец жизни сжился, как с самим собой и б) въедливым дотошным филологом, дотошным математически. В его работах аппарат ссылок, сносок, скобок, кавычек и прочего такой, что мама не горюй.
Еще я на сон грядущий читаю роман каталонского писателя, до этого мне неведомого Жауме Кабре. Каталонец круче Эко, Фаулза, Сарамаго. В романе монахи, инквизиторы, таинственные рыцари, скрипичные мастера и современные люди прошлого века. Много разных языков одновременно. То же, что у Эко, но сквозь Эко я продираюсь, а тут не оторваться, так захватывает. Сарамаго - это отвал башки, как он пишет диалоги в подбор без соответствующих знаков препинания, а Кабре еще дальше идет, у него один диалог ведут две пары людей, разделенных несколькими веками, вернее, нет границ между двумя диалогами, между действиями в одном абзаце, так же разделенными несколькими веками.
Так что сегодня ночью я сходила в кино - со всех этих дел. Смотрела черно-белый фильм 1938 года, очень подробно и связно показывали. Работа режиссера и оператора впечатляющая. Фильм про инженера-ракетчика и его преследующего агента КГБ. Тут мозг лоханулся: не КГБ, а НКВД, конечно. НКВДшник с очень узнаваемым советским лицом недавнего крестьянина-пролетария, скуластый и мелкоглазый, не улыбающийся, в черном пальто правильной стилистики. В какой-то момент непосредственно преследования он подхватил руками полы пальто и взлетел, Бэтмен хренов, за инженером, бежавшим от него вверх по горке.
Дело происходило зимой, пейзажи заснеженные. Это понятно: я сплю с открытыми окнами под простынкой, которую все время норовлю сбросить, а у нас сейчас нежарко.
Самый крутой момент кино - это обнаружение инженерова преступления. Был такой густой лес из ракет - здоровых высоченных прямоугольных дур, нацеленных в небо, и вот они оказались все вырублены, одни пеньки торчат почти вровень с землей. А вот фигушки, и не Зигмунда нашего Фрейда поминать тут надо. Во-первых, мандельштамовская Башня и вообще устремленность вверх (в его другой мир). Во-вторых, у Кабре прочитала историю про монаха, убитого за не очень понятный грех. В кармане у монаха были семена клена и ели в мешочке. Через много лет к заброшенному монастырю приходит мастер, умеющий выбирать древесину для скрипок, срубают клен и видят в его корнях человеческие останки. Дерево проросло сквозь человека, из того самого семечка в кармане.
Дальше не спойлерю. Кабре очень рекомендую.
Кстати, читаю в переводе, конечно. Переводчиков аж трое, ничего так они работают, но ни шероховатостей, ни ошибок избежать им не удается. Главный герой - классический филолог, всю жизнь изучавший языки и к старости написавший про свою жизнь. Натурально, заголовок первой части романа - De pueritia. Переводчик: Из детства. А я своими руками, вот еще когда латыни на филфаке было три семестра, преподавала эту стилистику называния ученого и неученого текста. А теперь вот что. Вот результат двух склонений имен и системы инфекта глагола, которые в самом лучшем случае успевают за семестр обычные, не классические, филологи и лингвисты. Грустно, девицы.
Но Кабре таки рекомендую.
ruki

Мексика: отчет

В первый день, воскресенье, повезли в город Малиналько, смотреть святилище бога ветра Эхекатля, Дом орлов и августинский монастырь. Пирамида Эхекатля (небольшая) и Дом орлов (копия подлинного) находятся высоко, но поскольку это место туристическое, то ползли туда по более-менее цивильным лестницам и дорожкам, с объяснениями на испанском, науатле и английском по краям их. Дом орлов - это место, куда воины приходили для обряда посвящения. Входивший туда воин "умирал", и выходил оттуда уже не совсем человек - либо воин-орел, либо воин-оцелот. Там же нам продемонстрировали камень для жертвоприношений и подробно рассказали о человеческих жертвоприношениях у ацтеков. Этот рассказ потом еще повторили на экскурсии в Templo Mayor, Главный храм, в Мехико. В Малиналько поворот темы был научный: археологи говорили, что современные политические веяния таковы, что не было никаких жертвоприношений, и нечего нагнетать. Но мы-то знаем, говорили археологи, что были. Мы черепушки и косточки вареные находим. Вареные потому, что после вырезания сердца, отделения головы и помещения ее на специальный алтарь остаток жертвы варили (в посоле, похлебке с кукурузными початками, как пошутили хозяева) и съедали. На это имели право только высшие вожди. И вообще, в Templo Mayor найдены кости по преимуществу детей, и а) это были не ацтекские дети, а пленники, б) это были дети с пороками развития, слабые и больные и в), главное, перед жертвоприношением ацтеки проводили особый обряд, в результате которого человек переставал быть, то есть считаться, конечно, человеком. Его "овеществляли", cosificaban. В общем, всё равно страшновато это всё и дико, но и отрицать факты глупо.
Бог ветра Эхекатль очень милый и нестрашный. У него на рот надета маска, напоминающая птичий клюв. Через него он и дует.
На обратном пути сопровождавшая нас археологиня Виридиана наклоняется и поднимает с земли что-то. Обсидиановый ножичек. Древности невообразимой. Просто лежит под ногами. Культурный слой в Мексике не только огромный, он расположен непосредственно под ногами у потомков, особо рыть ничего не надо. Достаточно пошевелить землю рукой или ногой - и вуаля. Когда лазили на горы, где будут совместные раскопки, и мексиканские, и наши археологи то и дело наклонялись и извлекали то кусок керамического горшка с росписью, то ручку от горшка, то те же обсидиановые ножи или наконечники стрел. Мне мексиканец протягивает ножичек, я его нашим археологам отдаю. Через пятнадцать минут другая протягивает другой ножичек со словами: этот оставь себе. Так и привезла домой национальное, между прочим, достояние. По закону все археологические находки принадлежат государству, но этого добра столько, что, если бы всё собирать, ни хранить это, ни жить современникам было бы негде.
Августинский монастырь абсолютно прекрасен. Добрые августинцы не только наняли индейцев расписать его, но и позволили им расписывать стены так, как они хотят. В галерее и своды, и все стены покрыты сплошным удивительным рисунком в три краски, черную, белую и синюю. Изображена священная история, как ее поняли индейцы, но бОльшую часть занимают изображения местных растений, цветов, животных и птиц. Милейшие кролики на задних лапках, например. Колибри высасывают мед из цветочков. Есть изображения Марии, Иисуса, герба августинцев, латинские аббревиатуры обычные. Обезьяна сидит на дереве, держит плод, похожий на яблоко. Змея гипнотизирует птицу, и это христианский символ борьбы добра и зла. Все изображения изучены-переизучены, описаны, воспроизведены и опубликованы в книгах. Но самая радость - просто бродить по этой галерее, рассматривая индейское творчество. Очень духоподъемно и жизнеутверждающе.
tormenta

О незамутненности

Madre mía, что за преподавателя нам сегодня бог послал! Неряшливый нервный старый хрен, упрямый и гордый, что твой пингвин.
С переводчиком, конечно, мало кто из инженеров работать умеет. Но это же не повод не желать работать применяясь к новым условиям. Штатная переводчица, девушка с нашего же иняза, мне рассказывала, что на прошлых курсах его еле-еле, войной, приучили делать паузы для переводчика. Сегодня один из моих подопечных попросил: пусть рассказывает медленнее, нам надо сперва понять, а потом записать. Куда там! "Я не буду ни под кого подстраиваться! Пусть под преподавателя подстраиваются!" Йооолкин тузик! Как можно подстроиться под человека, который выражается назывными предложениями без каких-либо связок в виде падежных окончаний и/или предлогов, поскольку в его дискурсе объяснение составляют русские аббревиатуры названий механизмов, и в потоке этих аббревиатур я не слышу, как это всё между собой связано. А мне предлоги вставлять надо, на секундочку!
Когда дед объясняет водя указкой по схеме, переводчик вообще может пойти убить себя апстену. Выглядит это так: "Вот тут давление повышается, подается сюда, это тут открывается, а вот это идет вниз до открытия вот тут...". Отдельная проблема - всё те же профессиональные жаргонизмы. "Проливка дроссельных пакетов бла-бла-бла". Дроссельный пакет я знаю, меня словарик научил, но проливка, ради всего святого? Что такое проливка? - Ну как что такое. Это проливка. (раздражаясь) Это по-русски. - Нет, это не по-русски! В перерыве сказала про жаргонизмы - товарищ не согласен, ищоб. Ладно, объясните тогда, что такое приемистость. Формулировал раза четыре, с каждой новой формулировкой уточняя. Вообще невозможно получить ответ на вопрос "что такое?". Вместо того чтобы сказать по-человечески "Приемистость - это..." (я бы даже формулировку через "когда" сумела перевести), дедок начинает сыпать физическими формулами. Я вешаюсь, иностранные спецы вешаются.
А по дороге домой у водилы в машине радио спело несказанное. Буквально вот что:
Мы с тобой не играли в любовь,
Мы не знали такого искусства.
Просто мы у поленницы дров
Целовались от странного чувства.
Эдуард наш Асадов взреял. В смысле, его стилистика. Проверять не полезу - пусть герой философской незамутненности падет среди меня неизвестным.
Целовались они. От странного чувства. У поленницы, блин. Дух, блин, веет, где хочет. В том числе у поленницы.
Пингвины, блин.