Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

ruki

"Мандельштам" Мордвинова

Денег на издание книги про Мандельштама не дали. То есть ответить на сакраментальный вопрос "Кто такой этот ваш Мордвинов, чтобы с классиками спорить?" таким образом, чтобы ответ удовлетворил спрашивающих, мне не удалось. Проверяю все известные мне ходы, чтобы книгу всё же опубликовать. Начну с родного заведения, с филфака и иняза.
Поделитесь своим опытом и соображениями, как бы вы решали эту задачу. Пароли и явки наверняка у кого-то из вас есть.
Прикладываю предисловие, написанное мной, для ознакомления с сутью дела.

От составителей
Об этой книге и ее авторе

Александр Борисович Мордвинов родился 9 марта 1950 года в городе Омске. Школьником он серьезно занимался музыкой, хорошо играл на пианино. В старших классах школы учился в знаменитой ФМШ в новосибирском Академгородке. Но затем лингвистика перевесила, хотя математические способности Александра позволили ему впоследствии стать прекрасным лингвистом. Александр поступил на филологический факультет Омского педагогического института. Еще студентом четвертого курса Мордвинов пишет большую интересную работу – анализ романа в стихах «Спекторский» Пастернака. После окончания института Александр Борисович работал по распределению учителем в сельской школе, а затем поступил в аспирантуру МГУ. Его научным руководителем была В. А. Белошапкова. К моменту окончания аспирантуры А. Б. Мордвинов написал несколько статей и увесистый труд по синтаксису текста. По аспирантским семинарам и кулуарным разговорам было понятно, что никому неведомый аспирант из Омского пединститута разрабатывает абсолютно новый подход в синтаксических штудиях. Друзья-аспиранты и Вера Арсеньевна настаивали, чтобы Александр сократил свою работу до размеров, пригодных для защиты кандидатской диссертации. Но сам Александр Борисович, объясняя, что триста с лишним страниц машинописи, – это только часть теоретической главы работы, от сокращений решительно отказался. В результате всю жизнь работал не кандидатом наук. Впрочем, ему самому это никак не мешало оставаться замечательным филологом, настоящим ученым, обладавшим абсолютной творческой свободой и вкусом к обстоятельному и точному анализу в разных областях филологии и лингвистики.
Окончив аспирантуру, А. Б. Мордвинов возвращается в родной город, где какое-то время работает в пединституте, а затем переходит на кафедру общего языкознания Омского университета. В качестве преподавателя читает различные лингвистические курсы, в частности, историю русского литературного языка. Сообщество омских филологов, преподавателей и студентов, видит в Александре Борисовиче человека необычайной интеллектуальной одаренности, творческой свободы и смелости, удивительного обаяния. Мордвинов обладал огромной эрудицией, его культурные горизонты, диапазон знаний поистине безграничны. В романтический для гуманитарных наук период конца 80-х – 90-х годов Мордвинов возвращается к юношескому увлечению герменевтикой, ведет кружок «Искусство толкования поэтического текста». На заседания этого кружка с большим удовольствием ходили не только студенты и преподаватели, но и самые разные люди – и по возрасту, и по специальности. Это были увлекательнейшие разборы «темных» текстов Блока, Цветаевой, Пастернака, других не самых простых поэтов. Александр Борисович не отказывался толковать и тексты, интересные для студентов, например, песни Битлз и Гребенщикова. К этому периоду относится работа, ставшая хитом среди филологов города и ходившая по рукам в машинописных списках – анализ цикла стихотворений Блока «На поле Куликовом». То, что было написано в этой работе, поражало не просто тем, что это было, мягко говоря, далеко от канонического разбора текста в учебниках и статьях различных авторов. Мордвинов написал работу, в которой одновременно с анализом поэтического текста подробно объяснял герменевтические приемы, к которым прибегал и которые сам обосновывал. В этой работе проявилась главная черта работ А. Б. Мордвинова: несмотря на кажущуюся парадоксальность результатов анализа, часто опрокидывавших всё, что до сих пор было написано про тот или иной текст, эти результаты выводились с железной, математической доказательностью из самого текста. Как позже заметит Александр Борисович на своем спецкурсе по творчеству Мандельштама: «Я не мандельштамовед, я просто лингвист». Отсюда и неприятие приблизительности и бессодержательности в литературоведческом анализе. В 1989 году в издательстве Красноярского университета в сборнике «На стыке всех наук» публикуется работа, посвященная анализу блоковского цикла и включающая наглядное описание герменевтических методов .
Увлечение Мордвинова поэзией Осипа Мандельштама было огромным и плодотворным. В 90-х за несколько лет А. Б. Мордвинов опубликовал три статьи в омских сборниках научных трудов . Дважды был прочитан спецкурс для студентов филфака ОмГУ, пособие к которому Александр Борисович не окончил. Остались неопубликованными работы «Сюжет кролика и удава в версии Мандельштама: «Канцона» и родственные тексты», «”Узенькие саночки” в смысловом мире Осипа Мандельштама», наброски к анализу стихотворений «Нет, не спрятаться мне от великой муры…» и «В тот вечер не гудел стрельчатый лес органа…» Все эти работы, как опубликованные, так и неопубликованные, а также расшифровка аудиозаписей лекций спецкурсов, и составляют эту книгу. Она должна была быть написанной и изданной много лет назад, но ей не суждено было состояться при жизни автора. Помешала болезнь. Александр Борисович Мордвинов умер 11 апреля 1999 года.
Идея опубликовать работы А. Б. Мордвинова, посвященные анализу произведений О. Э. Мандельштама, возникла у омских филологов – коллег, учеников и родных Александра Борисовича. Было очевидно, что Мордвинов как никто другой понял со всей ясностью Мандельштама в его отнюдь непрозрачных по смыслу текстах. Ясность понимания достигалась титаническим трудом толкователя. Следует помнить, что это были еще доинтернетные времена. Это сейчас мы в два клика можем найти этимологию слова «вокзал», значение слова «шпигун» или полные имя и отчество Г. П. Струве. А Мордвинову приходилось долго рыться в книгах, разыскивая такую информацию. «Нееру найти – кучу книг перелопатить», как заметил он в спецкурсе по поводу толкования метафоры «влажный чернозем Нееры» в стихотворении «Нашедший подкову». При этом «слово единственный раз появляется во всем объеме сочинений Мандельштама».
А когда слово повторяется, Александр Борисович внимательно рассматривает все эти повторения – и при этом помнит все упоминания этого слова, в стихах, прозе, заметках Мандельштама. Этот прием позволяет толкователю во многих случаях вывести значение слова и понять его место, «вес», в системе образов Мандельштама. «Удивительным образом, – пишет Мордвинов, – Мандельштам каждую детальку своего смыслового мира рано или поздно все-таки воплощал в каком-нибудь отдельном тексте, по которому можно понять, о чем идет речь». Собирание рассеянных по всему корпусу текстов Мандельштама деталек дает в результате реконструкцию смыслового мира поэта. Мордвинов вычленяет в этом мире то, что он называет сквозными мандельштамовскими сюжетами: сюжет Первичного океана, Дерева, Яблока, Шороха, Скобяного товара, сюжет Чтения и читательства и многие другие.
Вообще главный герменевтический прием А. Б. Мордвинова – это толкование текста из самого текста. Это может показаться очевидным, но сколько на свете литературоведческих работ, написанных в духе «что хотел сказать автор» – с той или иной степенью фантастичности допущений. Мордвинов предлагает доверять автору и понимать его текст, читая то, что написано. Скелет, основа герменевтических приемов – реконструкция места действия, действующих лиц, коммуникативного сюжета стихотворения. Для этой реконструкции, добиваясь ясного понимания, Александр Борисович привлекает головокружительное количество текстов самого Мандельштама, самых разных поэтов – Сапфо, Пиндар, Пушкин, Баратынский, Лермонтов, Тютчев, Ахматова… По разным поводам привлекает древнегреческие слова, латинские, слова иврита, немецкие, английские. Не отрываясь от основной задачи, учит студентов внимательно читать словари, искать в словаре Даля устаревшие или простонародные слова. И не боится учиться у студентов, спрашивать своих слушателей о чем-то, чего не знает сам, а слушатели могут знать. Такая по видимости простая вещь, как внимание к синтаксической структуре предложения (и связанным с ней знакам препинания), частенько ускользает от толкователей текстов Мандельштама, но талант лингвиста и в этом случае помогает Александру Борисовичу не только понять текст, но в некоторых случаях имеющихся разночтений в публикациях текста Мандельштама добраться до истины.
Таким образом, мы полагаем, что эта книга станет таким вкладом в понимание творчества Осипа Эмильевича Мандельштама, значение которого трудно переоценить. Но и герменевтические приемы и методы Александра Борисовича Мордвинова обязательно сослужат добрую службу филологам, желающим толковать поэтический текст.

Составители выражают признательность людям, помогавшим собрать эту книгу. Основная часть лекций спецкурса, прочитанного в ОмГУ зимой и весной 1997 года, записывалась и хранилась Еленой Владимировной Родионовой. Запись лекции с разбором стихотворения «Там, где купальни, бумагопрядильни» предоставлена Валентиной Кузнецовой. Борис Исаевич Мордохович тщательно оцифровал все имеющиеся магнитофонные записи на старых кассетах. Омские филологи Ирина Петровна Подгорная, Ольга Анатольевна Кутмина, Татьяна Ивановна Подкорытова, Александра Владиленовна Петрова помогали в расшифровке этих записей.

Е. В. Родионова
Е. А. Ронина
ruki

(no subject)

Давно хочу попиарить аргентинскую группу музыкальных эксцентриков Les luthiers. Мне их показал приятель-аргентинец, в сети много их записей. Они начинали годах в 70-х еще, и конечно, они музыкальные эксцентрики: изобретали собственные музыкальные инструменты из подручных средств и спародировали все на свете музыкальные стили, от средневековой музыки и оперы до французского шансона и, прости господи, кумбии. Поэтому я их с удовольствием презентую френдам.
Но не хуже, а может быть, и лучше, их словесные пародии -- тексты песен, конферанс, пересказы мировой классики. Не знаю, кто им писал тексты, но это тексты в лучших филологических традициях аргентинских университетов и вообще культуры: знать всё, всё со всем смешивать, анализировать на серьезных щах и наслаждаться результатом. Метафора у них -- самое простое из слов, употребляющихся в пародиях на ученых дураков. "Эпистемологическая кумбия" -- пример того, что они творят.
В универе я подсадила на них всех, до кого дотянулась. Но студентам трудно получить удовольствие в полной мере, потому что для этого нужен, прямо скажем, немаленький лингвистический, культурный багаж. Прецедентные феномены там просто в каждой строчке и даже позе. Так что всем, кто может развеселиться не только от музыки, но и от текста, решительно рекомендую.
maestra

(no subject)

Показали дивный документ из Сколково -- "Атлас новых профессий". Там много офигительного для всех отраслей народного хозяйства. Я посмотрела прежде всего сферу образования. Никаких учителей и преподавателей в ближайшем будущем, считают эти хорошо оплачиваемые прекрасные люди, не будет. А будет вот кто: координатор образовательной платформы. Модератор. Игромастер. Игропедагог. Тьютор. Организатор проектного обучения. Тренер по майнд-фитнесу. Разработчик образовательных траекторий. И мои любимые: разработчик инструментов обучения состояниям сознания, Ментор Стартапов (это имя такое, конечно же) и экопроповедник.
Мне только одно непонятно: ну ладно минобразина, к его полету чиновной фантазии мы уже как-то привыкли. Но почему наросло в большом объеме это вот, безнаказанно креативящее за мои налоги? Это было бы смешно, если бы в универ уже не являлось некто, примерно вот такую революцию в образовании и предлагающее: лекции--преподавателей отменить, специальностям никаким не учить, а сидеть студентам и креативно проектировать проекты. При этом у этих веселых сытых ребят есть деньги. А у государства денег нет содержать университеты. И кто гарантирует, что университетские управленцы деньги от этих веселых ребят не возьмут? И подадимся мы все в майнд-фитнес. Хотя большинство из нас не возьмут, конечно.
maestra

Имени Балаганова-Паниковского

Давно хотела написать про любопытный наблюдаемый мной феномен.
Пока я использовала жж исключительно для страданий о личной жизни, я была мало кому интересна. И это было неплохо. Но потом гормональный фон успокоился, и я неожиданно как-то профессионально заматерела. То есть осознала, что я реально неплохой переводчик, особенно письменный, что у меня есть способности к научной деятельности. Нет, свои пределы я знаю прекрасно: я мало прочитала работ хороших ученых, например. Но вот раз за разом убеждаясь в своих возможностях, я научилась открывать время от времени рот и говорить, что я думаю о жгучих проблемах научно-практической современности, осуществляемой в полях под снегом и дождем. И вот тут-то обнаружилось, что некоторые (или многие) люди не разговаривают по существу. А только с позиций "А ты кто такой?"
Нет, это и раньше бывало. Бывало, что мне сопливая незнакомая, конечно, деушко советовала "больше книг читать". Но последние три столкновения в инете меня уже прямо заставили задуматься. Сначала дяденька, две недели как защитивший диссер по методике преподавания перевода, на мое конструктивное, как мне казалось, предложение, устроил истерику в профессиональном паблике с требованием пойти и почитать, что он пишет, и вообще преподавать всей стране только то и так, как он считает нужным. Ну, у дяденьки реально крыша поехала, он уже по причине своих требований даже подрался с неким оппонентом. (Прикиньте, какие страсти кипят при обсуждении профессиональных стандартов!) Хотела я ему сообщить, что я кандидат наук с 2004 года, но маховик истерики раскручивался так быстро, что эта часть эксперимента осталась нереализованной. Затем уважаемый мной человек в беседе о герменевтике просто с порога отмел все возможные рассуждения и точки зрения, причем агрессивно насмешливо. Было похоже, что у человека школьная травма. Понятно, дурных училок литературы пруд пруди повсюду, но это не причина не слушать другую точку зрения. Казалось мне. И наконец совсем уж серьезный персонаж, философ, ВШЭ, всё такое, попытался меня потыкать носом в моей собственной области. С аргументацией своей точки зрения "от практики", его личных конкретных знаний. И тут агрессивность меня поразила. И именно этот последний персонаж навел меня на обсуждаемую мысль, поскольку несколько сменил тон после того, как я вынуждена была сообщить, что я обратно кандидат филологических наук и лекции в Испании и Мексике читала.
В общем, на это всё можно было бы и наплевать и дальше не торопясь править хотя бы коллегам ошибки время от времени. Но передо мной стоит серьезная задача. Я таки вознамерилась доделать книгу с толкованиями текстов Мандельштама моего мужа. Потому что нам здесь, в нашей глубокой жопе провинции, очень понятно, что мой муж понял Мандельштама, как мало кто другой его понял. При этом мой муж -- никто, и звать его никак. Он даже не кандидат наук. Он такой провинциальный гений (признанный, но только людьми понимающими). Его толкования текстов -- это высший пилотаж, доказательно и так мастерски, что производит впечатление, что да ведь и правда, тут именно это сказано, и это же очевидно! При этом Саша в спецкурсе для студентов говорит время от времени, что мандельштамоведы текстов Мандельштама не понимают. Включая -- со всеми реверансами -- таких людей, как Гаспаров. При этом за пазухой у меня уважительная ссылка Гаспарова на Мордвинова -- одна штука. Всё остальное, что сопровождало Сашу при жизни при любой попытке высунуть нос из провинции, -- а ты кто такой? Как началось с аспирантуры, когда он написал диссер по русской грамматике, в котором несколько ээээ менял устоявшиеся взгляды, и вполне проникнувшейся Белошапковой говорили: ну Вы же понимаете, кто такой этот аспирант из Омска, из Омского педа даже? Так и дальше всё шло. Я злопамятная, я помню всех этих мандельштамоведов и профессоров, людей не особо умных, но безошибочно определяющих опасность для себя в писаниях этого никого. С тех пор, полагаю, политика относительно безвестных провинциальных умников только укрепилась. По регалиям и встречают, и провожают. По делу разговаривать никто не готов.
Ну я, конечно, книгу тем или иным способом издам. Хоть фандрайзингом, хоть под заказ, хоть как. Она толстая будет. Но Саша не ответит уже ни на вопросы, ни на возражения, ни на (ожидаемые мной) возмущения. Ладно, посмотрим. Тут сын наш внезапно переквалифицировался из историков в литературоведы. Может, выступит за отца.
ruki

(no subject)

Дорогие и любимые родные, друзья, друзья-френды, друзья-выпускники и студенты!
Поздравляю всех с новым годом. От души желаю, чтобы все мы в новом году стали счастливее, не болели, много радовались, путешествовали, чтобы наши зверики были здоровы и наши дни светлы.
Всех обнимаю.
Ваша Лена (Е. А.)
maestra

Мое расписание на текущую неделю

Вторник:
9.45 испанский, 4 курс
11.30 сходить в фирму, получить заказанное, сдать вскрытую кем-то корицу (корицей не пахнет, в отзывах пишут, что это кассия, и что банку постоянно вскрывают)
13.45 испанский, мага, 1 курс
15.30 перевод спецтекстов, мага, 2 курс
Среда:
10.00 маникюр
13.00 заседание комиссии, в очередной раз решающей, публиковать ли наши с коллегой пособия (которые университет другой рукой с нас требует)
13.45 практика перевода, 3 курс
15.30 испанский, мага, 1 курс
17.15 перевод спецтекстов, мага, 2 курс
Четверг:
9.45 ярмарка научных направлений, презентация социолингвистики и диалектологии
11.30 РКИ
13.45 испанский, 4 курс
15.30 испанский, 4 курс
18.00 проверка олимпиадных работ в педуниверситете, до которого надо еще доехать
Пятница:
9.45 испанский, 4 курс
11.30 РКИ
13.45 испанский, мага, 2 курс
17.00 юбилей факультета в другом корпусе
Суббота:
с 13.30 и до смерти -- юбилей факультета, совмещенный с Днем танго.
КТО-НИБУДЬ ИЗ РЕКТОРАТА И МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ НЕ ХОЧЕТ ЛИ НА МОЕМ МЕСТЕ ПОДЕРЖАТЬСЯ ТУТ -- И ЗА МОЮ ЗАРПЛАТУ??!!
ruki

Актуальное

Еду в автобусе. Рядом две девы обсуждают грядущую защиту диплома. Я, естественно, слушаю. "Я уже сдала диплом. Двадцать страниц", – говорит одна. Эт что же за диплом, думаю я. "А какая у тебя тема?"– спрашивает вторая. – Мясной салат и булочка "Столичная", – ответствует явная отличница.
Остро позавидовала ее научруку. Правда, на защите диплома они не готовят, а комиссия, соответственно, не ест. Обходятся презентациями. Хотя казалось бы.
Самим девицам в принципе тоже можно позавидовать. В их училище два прости, господи, направления подготовки: кулинарки и рулевые-мотористы речных судов. Удивительная отеческая забота о гендерном благополучии юношества сохраняется на местах.

maestra

Обрывочные вести с полей. Под девизом "кэнт билив ит"

Столько всего произошло, но нет ни времени, ни сил рассказывать. Поэтому пока только про основное содержание моей жизни в апреле-мае-июне.
Правлю статью студентки. Читаю: "функция профессионального дискурса -- разграничение агентов и клиентов профессиональной деятельности". Ссылки нет. Наезжаю на студентку: это откуда? -- Вас цитирую, отвечает. Ну да. Такое явно не Вы сочинили. И не я. Надо найти. -- Да я же помню, как Вы мне это говорили. Кэнт билив ит, отвечаю -- и иду к гуглу. Гугл такого не находит! Вот так набредишь, а студенты тебе верят, пишу девушке. Главное, на защите этого не произносите. Так и слышу вопрос комиссии хором: КТО ЭТО СКАЗАЛ?
А вчера. Правила другую статью, в процессе лазания по гуглу в поисках того-сего читаю: "Специфика использования Спанглиш в романе "Дон-Кихот". Ловлю челюсть, лезу выяснять. Глава диплома из Белгородского национального исследовательского университета. И научрук, и рецензент -- обе кфны. Студентка "изучает" перевод Дон-Кихота на спэнглиш, кем-то там зачем-то там сделанный. Но формулировки! И два кфна из национального исследовательского университета ничего такого не видят. Не читали диплом обе, что ли?
Вот хоть какая-то польза от нынешних мод минобразины выставлять всё в сеть. Весь рунет уже забили студенческими переводами с практик и их "анализом", курсовыми, ВКР и магистерскими. Гигатонны мусора. Но вот глупость каждого теперь всем видна, по заветам предков. Еще бы оргвыводы высокое начальство делало по результатам ознакомления с научным творчеством масс. Но нет. Нам суждено личное укромное им наслаждение.
maestra

(no subject)

Из устных ответов на зачете
-- Как связаны апостол Иаков и Испания?
-- Он там лекции читал.
...Ой. Я слово забыла. Как это? По... про..
maestra

Вопрос из серии глупых вопросов

В школе нас учили, что при нагревании тела расширяются. Тогда почему, если при стерилизации пластиковой крышки обыкновенной ее передержать в кипятке чуть-чуть, она сжимается и на банку налезать уже не хочет?