Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

maestra

Переводческое: засада

Видно, каждому переводчику за профжизнь хоть раз, да выпадает решать гендерные проблемы имени "На севере диком".
В городе международный фестиваль кукольных театров. Мексы, зайки, в рамках оговоренного в апреле всяческого сотрудничества, присылают двух тетенек с детским спектаклем. Тетеньки шикарные, мать и дочь, одна 35, другая 58 года рождения. Попереться на другой конец света - легко. Но сейчас не об этом.
Главный персонаж пьесы - стрекоза. То есть стрекозел. По-испански стрекоза тоже женского рода, но персонаж превратили в мужика минимальными средствами: заменили конечное -а женского рода на -о мужского и взяли это дело в кавычки. Так этот стрекоз по сюжету решает жениться на цветочке. Который по-испански женского рода, а по-русски - фигвам. Так что адын маладой стрэкоза решыл жениться на адын цветок. Блеск толерантности, но как-то не очень по-детски выходит. Мое предварительное предложение: заменить цветок на ромашку (несмотря что на фотке там такие кислотные страшные твари, эти цветочки), стрекозла на кузнечика - презрев наличие у куклы крылушек и вводя в заблуждение детей относительно вида кузнечиков. Но счас вот пойду пьесу почитаю - он же там сто пудов полетит куда-нибудь, букашка холерская. Завлит предложила именовать тварюку "стрекоза Модест". Зовут его так, Модестом. Вдобавок к тому, что он стрекозел.
Дорогие биологи, а особенно энтомологи, вы меня не раз уж выручали. Может, придумается вам что-нибудь удобоваримое?

UPD. О господи. Там еще Отец Солнце, всех строит и вразумляет. Его-то к какому роду приписывать?
tormenta

Тунис: не ходите, дети, в Африку гулять.

Дорогие люди, не ездите в Тунис. Если вас интересует качественный отдых, то в этой стране делать нечего. Нет, там есть неплохое (на четверку) море и масса интересного в этнографии и замечательного в природе, и об этом я расскажу. Но лично ездить интересоваться стоит только тому, кто спокойно перенесет диковатые условия жизни, примитивную кухню и неуклюжий сервис сынов и дочерей пустыни.
Прежде всего, нам не повезло с отелем. Особенно не повезло, поскольку было с чем сравнить, и в нашем Hill Diar в городе Сусс было как-то уж совсем погано. Хотя и вообще надо еще учесть, что гордые арабы и воинственные берберы и прочие туареги плохо приспособлены к обслуживанию других людей, тем более женщин. Жаркий влажный климат и крепкие традиции приводят к тому, что граждане арабы в целом производят впечатление тупых, ленивых, жадных и хитрых. По меньшей мере, нам непонятна логика их действий, а им, соответственно, – наших. Но по порядку.
Началось с того, что в первый же вечер у меня украли половину денег. Половину – потому что там мода такая, всегда крадут половину, Робин Гуды хреновы, и тонкий психологический рассчет: если человека совсем лишить денег, он устроит большой скандал, а так – поорет-поорет и перестанет. Особенно меня умилило то, какие купюры взяли: в кошельке были сотни, две купюры по 5 баксов и две по одному. Забрали половину сотенных и обе по баксу. Еще тонкость: мои деньги были в кошельке, а Ольгины – в бумажке с документами, так вот ее деньги не тронули. То ли не нашли, то ли не искали.
Технология кражи отличная. Когда группа приехала, номера были неготовы: на этаже одна горничная, и мы промариновались часа два с половиной в холле, время от времени пытаясь скандалить с рецепцией. Рецепции это надоело, и нас начали расселять. В номере на первом этаже не работало просто всё. Еще часа два мы ходили на рецепцию с претензиями. Потом нам надоело, и то, что балконная дверь не запирается, мы обнаружили уже перед выходом на пляж. Несколько раз сказав об этом на рецепции, прослушав на рипите «сейчас пришлю someone починить» и не дождавшись, мы ушли на пляж, просто закрыв дверь. Деньги были в чемодане под замком, ключ с собой. Мы так ездим постоянно, с моим чемоданом в качестве сейфа, и везде обходилось. Но не в стране Аладдина и Али-Бабы.
Замок на двери починили в две минуты – когда мы вернулись с пляжа. Пришел «монтер Мечников» в черном грязном халате и всё сделал. Ровно та же история с балконной дверью повторилась, когда нас переселили в номер на втором этаже. Что не может не навевать.
Денег я хватилась только на следующий день. Пошли к гиду отельному, та обратилась к менеджерше на рецепции, все пошли в комнату выяснять обстоятельства. Прибежала горничная, стала горячо клясться, что это – не она. Я потребовала полицию. А что полиция сделает? Она не приедет, говорит менеджерша. Дверь не была заперта. Типа сами виноваты. Пойдем сообщим директору. Ушли – и с концами; тоже мода такая – в неприятных ситуациях с клиентом не объясняться. Могут и вообще спиной повернуться или сделать вид, что жутко заняты, если клиент пришел скандалить. Идем к директору сами. Вот тут я зашлась хуже, чем от кражи. Выходит такая гладкая морда и начинает с нами строго разговаривать. Почему мы не оставили деньги в сейфе? Хорошо, это наш косяк, а то, что твои служащие по вызову полдня идут и с третьего раза и это вызывает подозрения, это как? Все разборки по-английски, и обеим сторонам не очень легко вдобавок. Плюнула, перенесла разборки на следующий день. Лё гран шеф директёр с нами разговаривать уже не стал, да и мы не рвались, переговоры вели через гида Ольгу. Я нажаловалась, что директор грубо разговаривал – «он говорит, что Вам показалось и извиняется». Лично извиниться за своих работников хотя бы – этакого в заводе нет. Вызывайте полицию, говорю. «Полиция максимум что сделает, – рапорт напишет». – Пусть напишет, этого мне и надо, хоть какую-то неприятность этому индюку. – Директор предлагает Вам переселиться в роскошный номер на Ваш выбор, бутылку вина и фрукты за счет отеля. Спрашиваю девочку, что посоветует – соглашайтесь, говорит. Ладно, согласились. Если б я знала, что нам всем еще и дополнительные унижения по этому поводу испытать придется – пообщалась бы с тунисской полицией.
На следующий день нас не переселили. Собственные обещания выполнять – это не к арабам. Переселили через день, без всякого выбора, в номер чуть-чуть получше. Никакого вина и фруктов, разумеется, мы не дождались. В номере балконная дверь опять не запирается. Тут уж пошла я на рецепцию и, натурально стуча по стойке, сказала мальчикам-рецепционистам по-русски, что я их отель разнесу нахрен и по-английски, что у них есть минута, чтобы прислать монтера Мечникова. Осман, с которым мы к тому моменту уже задружились, стал прикладывать руку к сердцу и просить пять минут – «for me». Осман – прелесть,
349.31 КБ
поэтому заржала, да и монтер быстро пришел.
Про вино и фрукты мы Ольге чисто из любопытства напомнили. Ольга говорит: не принесли? Да Вы что! Я директору говорила, не забудьте, он мне сказал: «Это что – приказ?». Бедные наши девчонки-гидши. Работать с людьми с такой психологией – лучше бы в младенчестве умереть. Козлина директор все две недели с нами прелестно общался. Обычно «не видел». Но как-то идем – навстречу толпа арабов при галстуках, в белых рубашках. Комиссия, не иначе. Директёр сбоку крысиной побежкой мимо бежит – мне в лицо заглядывает, здоровается вежливо. Ольге говорю: надо было комиссии-то нажаловаться! Да вдобавок нам с ней один дяденька всё улыбался сладко, странноватый дяденька, без традиционной жены и кучи детей, но постоянно с другим дяденькой, оказалось, большой полицейский начальник Сусса, с телохранителем. Во, и ему надо нажаловаться! Но что-то не решилась я, да и противно, да и неизвестно, как они там в своем арабском мире такие дела разрешают, стал ли бы кто-нибудь из этих сынов верблюда слушать бабу, к тому же иностранку, к тому же русскую.
При всем при этом кража была самым мощным, но не единственным аккордом тунисского экстрима.
ruki

Об имянаречениях

Маманю мою зовут Фаина. Что вызывает подозрения относительно моей национальной принадлежности у всяких зоологических национально-озабоченных существ.
Дело между тем было так. Когда маманя родилась, дед, пролетарий железнодорожных мастерских и стопроцентно русский сибиряк, был отправлен бабушкой, русской, регистрировать ребенка и наречь ему имя Таисия. Дед, натурально, на радостях непросыхавший, до ЗАГСа такое сложное имя донести не сумел. И там ему сердобольные работницы долго помогали вспомнить, как велено было дочь наречь. Перебирали, по всей видимости, уменьшительные, и случайное Фая деду навеяло. Бабушка руками всплеснула, да делать уже нечего - документ выправлен.
Чего только не бывает. У нас вон лаборантка одна работала - Радость. Так и написано было на дверях: Радость Михайловна Такая-то. Я всегда, мимо проходя, персонаж Альмодовара вспоминала, переводчиками не очень удачно Радостью названный. Он в оригинале Agrado, точнее это - удовольствие, радость тоже можно, но он - трансвестит, и прозвище получил правильное, в форме мужского рода. Вот.
maestra

(no subject)

Это май-чародей, это май-озорник
машет каким-то там своим опахалом.
Госы. Потом контрольные и американские досрочники. Потом DELE. Потом распределение нагрузки на следующий год. Потом обычная сессия.
Еще надо к ученому секретарю и к проректору по учебной работе. Это как минимум. И в учебный по делам драгоценного.
Турка опять же никто никуда не девал. (Мартин Мистери-3, Текс-3, Мистер Но-4, замучишься перечислять-четыре-пять...) Как жизьнь, Елена Анатоливна, спрашивает сегодня. - В мае в природе нет жизни.
Дети побили рекорд невменандра на нынешних госах. Несчастная George Sand была у них всегда Джордж Сэнд, это в целом, с учетом тенденций там, понятно даже было. Теперь она Георгий Сандо. Что? Как? Почемууу?!! Не дает ответа. А хотелось бы эту логику постичь. Приобщиться ткскзать.
А некоторые на парах стихи пишут. Хоть учи, хоть не учи.
maestra

Переводческое классовое

Переводим подстрочно известный текст Лорки "Когда я умру, оставьте балкон открытым".
- Ребенок ест апельсин.
Со своего балкона я это вижу.
Жнец жнет пшеницу.
Со своего балкона я ему сочувствую...

(В оригинале lo siento - я это слышу, в этом контексте. Совпадает по форме с фразой "извини, извините".)

Просмеявшись, говорю: ну что я могу сказать, кроме "дуры!"? Первая группа на моей памяти, кому я уже вслух говорю "дуры!".
- И мы даже и не обижаемся! Мы согласны!
ruki

О катастрофическом сознании

Рассказываю мамане, что у нас соседи сменились. Тишайший старичок Степан Иванович отправился жить к сыну и невестке, а на его место внучка беременная приехала.
- Вчера поздно приходила за теркой, заодно представилась. Катя, а мужа зовут Ашот.
- Ой-ой-ой. А сколько ей лет?
- На год Митьки старше, они в одной школе учились.
- Теперь этот Ашот будет за Митькой с ножом бегать!

Еще маманя пообещала уронить мой кальян. Предварительно преподнеся вырезку из газетки о вреде оного. Потом спрашивает: а вот ты мне обмолвилась, что стихотворение написала, а не прочитала? Прочти!
- Нет.
- Почему?
- Потому что, если я тебе его прочитаю, ты еще чего-нибудь придешь у меня уронишь.
maestra

Кустодиев и переводчики

Как-то на толкованиях к слову пришлись каноны женской красоты. Точнее, прилагательные, коими пристойно и сподручно женщину описывать. Обнаружилось, что и всегда: младое поколение богатым словарным запасом не отличается. Притащила им репродукции Кустодиева. Начали просто с описания того, что видят. Венеру в бане описать оказалось почти нерешаемой задачей: дети не понимают, что за предметы изображены и как они (по-русски!) называются. То же самое с трактиром. Когда дошли до собственно женских частей, вся группа уже нервно хихикала. Потребовала называть мне прилагательные, приложимые к составляющим красивой женщины по-отдельности. Зрительно видят, что канон красоты был другой, а сказать - слов нет. Словосочетания "пышная грудь", "полные плечи", "круглые брови", "высокий лоб" вызывают когнитивный диссонанс или потому, что в голову не приходило, что плечи могут входить в канон, или лингвистически: разве так можно сказать?
Но и то сказать: зачем им теперь устаревшие каноны описывать. Ты меня реально зажигаешь, детка. И всё, этого хватает. Какой детке в голову придет спросить: а правда у меня бедра круче, чем у Аньки? В исходном значении слова то есть -))).
ruki

(no subject)

Сегодня был еврейский день.
В хлебной лавке продавщица, не дожидаясь, когда я решу, чего хочу, посоветовала: "Возьмите бублики! Вкусные!". И решительно шлепнула пакет на прилавок.
Правда очень вкусные.
В суперпупер гламурном торговом центре, куда я сунулась с дачным ведром вишни и дачными грязными пятками в рассуждении найти киоск с мороженым дабы отнести оное свекру и его жене, играет живой оркестр, в глубине холла первого этажа. Музыканты в белых рубашках. Наяривают не что-нибудь, а "7.40".
Правда, когда я вечером ужинала, кто-то из играющих во дворе детей затянул российский гимн, со всеми словами и правильной музыкой, мальчишеский голос. Несчастные дети.
Но общего впечатления это не испортило.
tormenta

(no subject)

Прям и не знаю...
Это сильно. Драгоценный сын приехал из лагеря для одаренных детей, где он типа был педагогом-лингвистом. Показал мне книжечку-план-проспект тамошних занятий. В семинаре по психолингвистике Дмитрий Александрович брался обучить детей избегать конфликтов и преодолевать сложные ситуации. Вот эти занятия я бы очень хотела посетить, говорю. Ржет. Как это ты умеешь научить тому, что не можешь сам ни разу? Ржет.
Вот они, учителя.
tormenta

Образовательное

На остановке стоят две школьные учительницы.
- МХК у нас не будет, часы сократили. У нас дети, знаете, перегружены...
Везде одно и то же. Университет посокращал уже даже то, что сокращать в принципе нельзя. Латынь на инязе и филфаке, например. Под тем же лозунгом "Дети перегружены". Да на этих лосях и кобылках пахать надо! Перегружены они, ну надо же!.
Вообще, эти разговоры в пользу бедных, поколениями уже больных детей - благовидный предлог vs гнилая отмаза скрыть истинные причины нынешних безобразий в образовании. Во-первых, мы живем во времена, когда государству опять, после краткого периода вменяемости, стало сильно не нравиться грамотное и думающее население. Математику и русский язык сокращать глобально власти не решаются, справедливо опасаясь, что тогда всем придет окончательная Кысь. А вот литература, философия, иностранные языки, культура в любых ее видах - это ж только девственность населения портить. Во-вторых, государство уже практически открыто говорит нам, что содержать интеллигенцию не намерено. Если раньше оно выдавало учителям и преподавателям на кусок хлеба без масла и стакан молока, то теперь шлет настойчивый мессидж: интеллигенция должна содержать себя сама. Поскольку только эта прослойка населения будет озабочена гуманитарным образованием собственных детей. Вот, типа, и пусть школьная литераторша платит учительнице музыки в полумертвой музыкалке за уроки своего ребенка, а художник убеждает бизнесмена, что надо повесить собственный портрет в офисе, а подозрительно лопочущие не по-нашему граждане чахнут над переводами инструкций к домашним кинотеатрам и иногда, так и быть, к сеялкам и общеполезным телефонам.
Интересно, при моей жизни этот полет в глубины остановится или уже нет?