_teodora_ (_teodora_) wrote,
_teodora_
_teodora_

Categories:

Имени Балаганова-Паниковского

Давно хотела написать про любопытный наблюдаемый мной феномен.
Пока я использовала жж исключительно для страданий о личной жизни, я была мало кому интересна. И это было неплохо. Но потом гормональный фон успокоился, и я неожиданно как-то профессионально заматерела. То есть осознала, что я реально неплохой переводчик, особенно письменный, что у меня есть способности к научной деятельности. Нет, свои пределы я знаю прекрасно: я мало прочитала работ хороших ученых, например. Но вот раз за разом убеждаясь в своих возможностях, я научилась открывать время от времени рот и говорить, что я думаю о жгучих проблемах научно-практической современности, осуществляемой в полях под снегом и дождем. И вот тут-то обнаружилось, что некоторые (или многие) люди не разговаривают по существу. А только с позиций "А ты кто такой?"
Нет, это и раньше бывало. Бывало, что мне сопливая незнакомая, конечно, деушко советовала "больше книг читать". Но последние три столкновения в инете меня уже прямо заставили задуматься. Сначала дяденька, две недели как защитивший диссер по методике преподавания перевода, на мое конструктивное, как мне казалось, предложение, устроил истерику в профессиональном паблике с требованием пойти и почитать, что он пишет, и вообще преподавать всей стране только то и так, как он считает нужным. Ну, у дяденьки реально крыша поехала, он уже по причине своих требований даже подрался с неким оппонентом. (Прикиньте, какие страсти кипят при обсуждении профессиональных стандартов!) Хотела я ему сообщить, что я кандидат наук с 2004 года, но маховик истерики раскручивался так быстро, что эта часть эксперимента осталась нереализованной. Затем уважаемый мной человек в беседе о герменевтике просто с порога отмел все возможные рассуждения и точки зрения, причем агрессивно насмешливо. Было похоже, что у человека школьная травма. Понятно, дурных училок литературы пруд пруди повсюду, но это не причина не слушать другую точку зрения. Казалось мне. И наконец совсем уж серьезный персонаж, философ, ВШЭ, всё такое, попытался меня потыкать носом в моей собственной области. С аргументацией своей точки зрения "от практики", его личных конкретных знаний. И тут агрессивность меня поразила. И именно этот последний персонаж навел меня на обсуждаемую мысль, поскольку несколько сменил тон после того, как я вынуждена была сообщить, что я обратно кандидат филологических наук и лекции в Испании и Мексике читала.
В общем, на это всё можно было бы и наплевать и дальше не торопясь править хотя бы коллегам ошибки время от времени. Но передо мной стоит серьезная задача. Я таки вознамерилась доделать книгу с толкованиями текстов Мандельштама моего мужа. Потому что нам здесь, в нашей глубокой жопе провинции, очень понятно, что мой муж понял Мандельштама, как мало кто другой его понял. При этом мой муж -- никто, и звать его никак. Он даже не кандидат наук. Он такой провинциальный гений (признанный, но только людьми понимающими). Его толкования текстов -- это высший пилотаж, доказательно и так мастерски, что производит впечатление, что да ведь и правда, тут именно это сказано, и это же очевидно! При этом Саша в спецкурсе для студентов говорит время от времени, что мандельштамоведы текстов Мандельштама не понимают. Включая -- со всеми реверансами -- таких людей, как Гаспаров. При этом за пазухой у меня уважительная ссылка Гаспарова на Мордвинова -- одна штука. Всё остальное, что сопровождало Сашу при жизни при любой попытке высунуть нос из провинции, -- а ты кто такой? Как началось с аспирантуры, когда он написал диссер по русской грамматике, в котором несколько ээээ менял устоявшиеся взгляды, и вполне проникнувшейся Белошапковой говорили: ну Вы же понимаете, кто такой этот аспирант из Омска, из Омского педа даже? Так и дальше всё шло. Я злопамятная, я помню всех этих мандельштамоведов и профессоров, людей не особо умных, но безошибочно определяющих опасность для себя в писаниях этого никого. С тех пор, полагаю, политика относительно безвестных провинциальных умников только укрепилась. По регалиям и встречают, и провожают. По делу разговаривать никто не готов.
Ну я, конечно, книгу тем или иным способом издам. Хоть фандрайзингом, хоть под заказ, хоть как. Она толстая будет. Но Саша не ответит уже ни на вопросы, ни на возражения, ни на (ожидаемые мной) возмущения. Ладно, посмотрим. Тут сын наш внезапно переквалифицировался из историков в литературоведы. Может, выступит за отца.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments