_teodora_ (_teodora_) wrote,
_teodora_
_teodora_

Categories:
Публикую, как и обещала, свою объяснительную. Вопрос об изучении испанской ненормативной лексики в моем курсе всплыл случайно. Но за него ухватилась проректорша в попытках навалять мне выговоров и заставить заткнуться. Чтобы я не поднимала вопрос о законности тех дипломов, которые они выдали двум студентам, и в целом законности всех тех безобразий, которые были произведены и о которых я тоже непременно расскажу попозже и в сети.
Поскольку ненормативная лексика для меня -- всего лишь часть одного из вопросов, изучаемых в курсе, и изучаемых к тому же не сама по себе, а с точки зрения проблем ее перевода, мне совершенно очевидно, что этот пункт претензий ко мне -- всего лишь предлог. Ну и я, соответственно, веселюсь в процессе писания объяснительных. Я понимаю, что этим выбешиваю чиновничество еще больше, но хоть такую защиту себе организовать, чтобы всю эту подлость и маразм пережить. К тому же я не хочу отказываться от своего разработанного курса по просторечию, а мне его не дадут преподавать, по крайней мере в следующем семестре, когда мы проходим аккредитацию. Потом я намерена вернуться к этому вопросу и побороться за свое законное право преподавать то и так, как я считаю нужным.
...объяснительная.
Будущим переводчикам на факультете иностранных языков в практическом курсе перевода я преподаю просторечный регистр испанского языка по следующим причинам:
1. Федеральный государственный стандарт по нашему направлению подготовки бакалавров содержит компетенцию ОПК-8: владение особенностями официального, нейтрального и неофициального регистров общения. Эту компетенцию по неизвестной мне причине факультет не включает в рабочие программы дисциплин. Однако среди формируемых нами компетенций содержится ПК-10: способность осуществлять письменный перевод с соблюдением норм лексической эквивалентности, соблюдением грамматических, синтаксических и стилистических норм. Эта компетенция предполагает знание студентами различий между стилистическими регистрами изучаемого языка.
2. В отечественной школе существовала многолетняя практика преподавания только нейтрального стилистического регистра. В результате люди после 5-10-15 лет изучения иностранного языка не умели осуществлять коммуникацию в условиях реальных коммуникативных ситуаций. Иными словами, люди не владели настоящим, реальным языком. В последние два десятилетия эта ситуация кардинально изменилась, и уже в учебниках появляются понемногу материалы, относящиеся к сниженному регистру речи, например, в нашем базовом учебнике испанского языка Г. А. Нуждина и трех испанских авторов.
3. Современный испанский язык функционирует в двух основных регистрах: стандартный испанский и разговорный испанский. Ко второму регистру относится и просторечие. Носители испанского языка используют официальный регистр речи только в сугубо официальном общении, т. е. этот регистр гораздо менее частотен, чем разговорно-просторечный. В большинстве коммуникативных повседневных ситуаций, в ситуациях делового общения не повышенного регистра все группы населения Испании и стран Латинской Америки, вне зависимости от уровня образования, социального статуса, отношений между коммуникантами, используют разговорно-просторечный регистр речи. Именно этот регистр я преподаю в достаточно большом объеме.
4. Ненормативная (обсценная, нецензурная) лексика входит в лексический состав испанского просторечия и занимает в нем большой объем. Как я уже сказала, к таким способам выражения эмоций широко прибегают представители самых разных социальных групп населения Испании и Латинской Америки.
С будущими переводчиками ненормативная лексика изучается не сама по себе, а с точки зрения проблем ее перевода. Перевод ненормативной лексики – это актуальная проблема переводоведения, обсуждения которой не прекращаются на самых разных уровнях, начиная от переводчиков-практиков и заканчивая теоретиками переводоведения и организаторами переводческих бизнесов.
В студенческой аудитории этот вопрос обсуждается, во-первых, как регулируемый/нерегулируемый законодательствами разных стран. После информирования студентов об особенностях функционирования ненормативной лексики в языке художественной литературы, кинематографа, реального общения граждан, ограниченном законодательством Российской Федерации, я приступаю к обсуждению необходимости, способов и возможностей передачи этой лексики при переводе, проблем лексикографии и научного описания стилистических регистров испанского языка.
В полном соответствии с законом, в котором сказано, что запрещается публичное использование четырех русских корневых слов и их производных, но не запрещено использование ненормативной лексики на иностранных языках, во время изучения испанской ненормативной лексики ни я, ни студенты никогда не произносим и не пишем нецензурных слов по-русски.
5. Прикладываю распечатку мнения клиентов, получивших образовательные услуги в нашем университете, или, говоря человеческим языком, наших выпускников. Этот обмен мнениями, состоявшийся исключительно по инициативе самих выпускников, полностью можно прочитать в группе нашего испанского клуба Juan-да-Марья на странице В Контакте по адресу: https://vk.com/club1784987, запись за 9 мая. В случае необходимости могу провести анкетирование студентов и выпускников по вопросу, нужно ли преподавать просторечную и ненормативную лексику. Это анкетирование может провести и деканат, и кафедры.
6. Руководители нашего государства всегда отличались умением образно выражать свои мысли. Хрущев называл непонятных ему художников лицами нетрадиционной сексуальной ориентации – грубо-просторечным эквивалентом. Черномырдин до сих пор – легенда из-за образности его неподготовленной речи. Ельцин и Горбачев в спонтанной речи демонстрировали особенности своих языковых личностей как носителей просторечия и говоров. Действующий президент Российской Федерации Путин прославился многочисленными выражениями в стилистике «замочить в сортире», «отбуцкать за углом». Все эти речевые характеристики и делают из наших руководителей живых людей. При таких обстоятельствах я не понимаю, почему мы до сих пор все в обязательном порядке не преподаем в курсах перевода разговорно-просторечный регистр речи. С другой стороны, выученные мной выпускники, попав в ситуацию перевода речи сниженного стилистического характера, справятся с задачей. Думаю, эти обстоятельства позволят руководству кафедры, факультета и университета отметить мою работу и распространить опыт.
7. Народная артистка СССР Ф. Г. Раневская, знаменитая своим острым языком, как-то раз употребила в разговоре слово «жопа». «Ревнители нравственности» заметили ей, что такого слова в русском языке нет. «Странно, – сказала Раневская. – Жопа есть, а слова нет».
Давайте перестанем лицемерить и делать вид, что таких слов нет. Кроме того, прошу руководство кафедры, факультета, университета, в случае несогласия с изложенными здесь аргументами, письменно запретить мне преподавать стилистический регистр просторечия в испанском языке и переводе.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments